Отчет Дж. Томаса Бертранда о поездке в село Атерк Мардакертского района Нагорного Карабаха


село Атерк Мардакертского района Нагорного Карабаха

Отчет о поездке в село Атерк Мардакертского района Нагорного Карабаха 24-27 сентября 1991 г., подготовленный членом Национального Фонда Мира Вашингтона Дж. Томасом Бертрандом

24 сентября 1991 г. я в сопровождении Зория Балаяна из ВС Республики Армения, Манука Сарадеряна (представителя из Бостона), Роберта Сили (корреспондента лондонской «Таймс») и Кирилла Алексеевского (журналиста из Москвы) предпринял поездку на вертолете Аэрофлота из Еревана в Нагорный Карабах. Нашей целью было расследовать сообщения о насилии против армянских сел региона.

Мы оказались первыми американцами и британцами, побывавшими в этом селе. Атерк, где мы встретили радушное гостеприимство со стороны местных жителей, должен был стать нашей базой на период пребывания в Карабахе. Оттуда мы совершили поездки в соседние деревни Кедеван и Чапар. Хотя предполагалось, что наша поездка продлится один день, мы остались в регионе три дня в силу того, что, как нам сказали, вертолеты понадобились для перевозки раненых людей из Степанакерта и Шаумяновского района, и гражданским лицам летать было опасно. На обратном пути в Ереван 27 сентября наш вертолет совершил посадку в Шаумяновске, армянском населенном пункте в Азербайджане, к северу от границы Карабаха.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ КРЕСТЬЯН МАРДАКЕРТСКОГО РАЙОНА
В Атерке, расположенном в необычайно красивом месте высоко над плодородной долиной реки Тертер, как свидетельствуют археологи, обнаружены следы присутствия людей четырехтысячелетней давности. Село было преобразовано в советское коллективное хозяйство, специализирующееся на выращивании пшеницы, табака, овощей, разведении домашнего скота (овец, свиней, молочного скота). Хотя близлежащие поля пока еще не приватизированы и люди с нетерпением ждут реформ из Москвы, все семьи как будто владеют приусадебными участками, на которых выращивают виноград, фрукты и овощи, разводят кур и свиней. То, что мы увидели в селах Кедеван и Чапар, соответствует такому же социально-экономическому образцу.

Во всех трех селениях мы видели, что местные жители, несмотря на спорадические акты насилия и острую нехватку основных продуктов и товаров, стараются поддерживать цивилизованный образ жизни. Эмбарго, наложенное Азербайджаном, фактически душит автономный регион. Бензина и дизельного топлива хронически недостает. В результате приостановлены крупномасштабные сельскохозяйственные работы. Из проведенных нами в регионе 75 часов электричество подавалось лишь в течение двух часов. Телефонная связь с пунктами внутри автономной области проблематична и практически невозможна с пунктами, находящимися за пределами региона. Правительство Азербайджана формально ответственное за управление Карабахом, не выделяет никаких средств на поддержание дорог. Дороги внутри сел и между ними не асфальтируются; многие из пыльных дорог настолько круты и изборождены, что могут быть проходимы только грузовиками и ленд-роверами. В результате запрета Азербайджана на нормальное воздушное сообщение с Карабахом через фактически единственный аэропорт в Степанакерте, а также в силу опасности наземных поездок из столицы, почта и продукты ограничены объемами, которые возможно доставить из Еревана вертолетами. Нечастые полеты вертолетов являются также единственным безопасным способом передвижения внутри Карабаха и вне его.

Село Атерк, которое мы узнали лучше других, нуждается во многом. Школа на 10 классов, в которой обучается 465 учеников от 7 до 16 лет (включая несколько человек — беженцев из Баку), испытывает нужду в учебниках, тетрадях, новых учебных и строительных материалах. Преподаватели, назначавшиеся ранее Москвой через Баку, не получают зарплату уже полгода. Хотя в детском саду продолжаются игры, песни и танцы, там не хватает учебных материалов и мебели. В больнице работают 69 человек, обслуживающих в среднем 30 — 35 пациентов ежедневно; здесь есть нужда в одноразовых шприцах, антибиотиках и рентгеновском оборудовании. Больница остро нуждается также в оборудовании для анализа крови и стоматологической технике. Армянская церковь XII века, хотя и сохраняет узнаваемые формы, превращена в разрушающуюся развалину, в частности в результате нанесения умышленного ущерба советскими властями. В селении нет священника, отсутствует место для проведения службы и причащения.
Во время нашего пребывания в местном магазине не было абсолютно никаких продуктов. Лишь однажды нам удалось наблюдать распределение товаров: прямо с только что прибывшего грузовика продавался стиральный порошок. Почти все необходимое для повседневного существования либо выращивается, либо каким-то образом импровизируется. Атерку повезло, что он располагает чистой питьевой водой из горных источников. Только природное плодородие и характерное трудолюбие населения обеспечивают наличие основных продуктов питания — хлеба, перца, помидоров, кукурузы, кабачков, капусты, зелени, огурцов, репы, персиков, винограда, слив, дынь, свинины, баранины, кур, яиц, простокваши, сыра, меда, вина и крепких напитков. Как гости, мы пользовались щедростью хозяев, но было также очевидно, что люди питаются неплохо, по крайней мере в сезон, а погреба подготовлены соответствующим образом на зимний период.
Во время нашего пребывания нам постоянно напоминали о стратегическом расположении этих деревень. Мы имели возможность встречаться и беседовать с жителями Чапара и Атерка, имевшими при себе охотничьи ружья и винтовки, заявлявшими, что они сами изготовляют оружие и регулярно участвуют в операциях по защите местности. Мы беседовали также с представителями армянских сил самообороны (фидаинами, большинство из которых отслужили в Советской Армии), роль которых заключается в обеспечении безопасности окружающих деревни холмов.

Сообщения и слухи о нападениях со стороны ненавистных сил МВД Азербайджана (ОМОН) нависают словно неподвижное грозное облако над этими селами. Встречаясь, люди чаще всего говорят о погоде. В такой обстановке большая роль принадлежит слухам. Вечерние налеты приобретают героические размеры к утру следующего дня. Убитые братья, сыновья, родственники, естественно, становятся мучениками в глазах тех, кто знал их всю жизнь. И воистину драматические рассказы — например, о том, как женщины села Атерк похитили 40 вооруженных солдат на главном перекрестке между селениями — быстро превращаются в легенду. Растущие в этих селах дети, разумеется, не могут не испытывать влияния всего происходящего.

ПОДТВЕРЖДЕНИЕ НАСИЛИЯ
Мы не были свидетелями сражений, хотя однажды ночью слышали пулеметную очередь на другом конце села. Мы видели и сфотографировали обнаженные трупы четырех мужчин, погибших от огнестрельных ран, а также приготовленные к погребению тела двух других мужчин. Мы беседовали с несколькими людьми, имевшими ранения, а также различными людьми во всех трех деревнях, которые были свидетелями сражений или участвовали в них. Мы не имели возможности говорить с членами ОМОНа, жителями азербайджанских сел области и вне ее.
Рассмотрев последние акты насилия, мы в результате проведенных бесед смогли сгруппировать факты следующим образом:

  1. До событий на этой неделе наиболее крупномасштабные боевые действия в регионе имели место в мае и августе с. г. В мае около 3500 солдат 23-й дивизии 4-й Армии, состоящей в значительной степени из азербайджанцев, окружили село Атерк с явным намерением нейтрализовать этот стратегически расположенный армянский населенный пункт. После того как жителям Атерка удалось захватить и разоружить 40 солдат конфронтация была предотвращена благодаря посредничеству генерала Смирнова и двух депутатов ВС СССР, включая 3. Балаяна. Несомненно, что одной из причин того, что жителям села удалось избежать репрессий со стороны Советской Армии, явилось совпадение по времени с неудавшимся переворотом в Москве и последовавшим за этим приказом Советским войскам сохранять нейтралитет. 13 августа армянский защитник был захвачен в поле, вблизи Атарка, и его изрубленое тело было обнаружено на близлежащем холме, где он и был похоронен. 18 августа войска ОМОН захватили в заложники восемь человек и переправили их в Баку. Пятеро из них были освобождены 21 августа, трое осуждены по сфабрикованным обвинениям и остаются в Баку.
  2. Начиная с 16 сентября в течение недели сообщалось об интенсивной спорадической перестрелке между крестьянами и силами ОМОН вблизи деревни Чапар. 23 сентября были убиты шестеро армян в результате налета из соседней азербайджанской деревни Имерет-Геревенд. На следующий день после нашего прибытия мы видели труп одной из жертв — 29-летнего уроженца Атерка. Нам не удалось увидеть полученных им ранений.
  3. Также 24 сентября в сельской школе в Кедеване мы видели обнаженные трупы трех других мужчин, убитых в Чапаре, и все они имели очевидные огнестрельные ранения. Левое ухо одного из них — 13-летнего мальчика — было отрезано. На следующий день мы посетили Чапар и присутствовали при похоронах этих людей на сельской площади рядом с памятником погибшим во Второй мировой войне.
  4. Находясь в Чапаре, мы посетили также место налета и увидели тлеющие останки дома, в который по всей видимости угодила ракета, запущенная из соседнего азербайджанского села. Армяне заявили об уничтожении шести азербайджанских домов, использовавшихся ОМОНом в качестве снайперских точек.
  5. Когда мы въезжали в Чапар, мы заметили несколько бетээров и солдат в красных беретах — бойцов спецназа, подразделения советских войск из Ростова-на-Дону. Подразделение, которое подотчетно Москве, а не Баку, патрулировало территорию между соседними армянскими и азербайджанскими деревнями, где два дня назад имело место столкновение. Покидая село, мы вновь увидели несколько бетээров спецназа.
  6. В больнице Атерка 25 сентября мы беседовали с двумя людьми ранеными во время налета на Чапар. Тяжелораненный мужчина оказался отцом погибшего 13-летнего мальчика. Другой раненый оказался фидаином.
  7. 26 сентября утром до нас дошли слухи об одном раненом и трех пропавших без вести на дороге между Чилдраном и Мардакертом. В тот же день мы видели в Атерке тело человека, который по всей видимости скончался от огнестрельных ран, полученных во время перестрелки на дороге из Чилдрана. Сообщалось, что инцидент произошел, когда четверо людей пытались обойти контрольный пункт ОМОНа на дороге, и были обстреляны. Решив не сдаваться, один из них бросил в омоновцев гранату, и погиб позднее от пуль. Троим другим удалось бежать, хотя двое из них были по ходу дела ранены. Мы не были свидетелями ни одного из этих событий.
  8. Мы слышали также, что 26 сентября, после ракетного обстрела армянского города Степанакерта, были сбиты два азербайджанских вертолета. Мы слышали о том, что во время ракетной атаки пострадали два человека. Мы не были свидетелями ни одного из этих событий.
  9. Когда мы совершили посадку в Шаумяновске на обратном пути в Ереван, вертолет принял на борт гроб с телом бойца армянских сил самообороны.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ
Следует отметить, что все эти случаи насилия произошли после — и, следовательно, в нарушение — соглашения о прекращении огня, подписанного в Железноводске с участием российского Президента Б. Ельцина. Мирное соглашение предусматривало вывод из Карабаха подразделений Советской 4-й Армии и всех сил ОМОН к 1 октября, а также разоружение фидаинов и жителей сел автономной области, оставляя таким образом в Нагорном Карабахе только лояльный Москве спецназ.

Мы не повстречали ни одного жителя Карабаха, который был бы готов возложить надежды на такое мирное соглашение, предусматривающее сдачу оружия.

Имеется огромное недоверие к этому процессу. Один из руководителей села Атерк объяснил это следующим образом: «Азербайджанцы используют это время для создания национальной армии. Они планируют разрешить проблему по-своему, путем насилия. Отдать свое оружие — это последнее, что мы сделаем. Только после снятия блокады, только после вывода советских войск и ОМОНа, только после того как будут возвращены наши села, мы могли бы рассмотреть вопрос о сдаче оружия». Один из руковдителей армянских фидаинов в регионе сказал нам; «Для нас, армян, нет другого выхода как защищать нашу землю и не сдаваться. Никакая иностранная армия не защитит нас».

Большинство крестьян, с которыми мы беседовали, предполагают, что насилие будет продолжаться еще много лет. Комментарии вроде того, что — «Мои внуки должны будут сражаться за эту землю точно так же, как сражался за нее мой дед» — были типичными. Многие ожидают эскалацию насилия после 1 октября. Некоторые крестьяне говорили нам, что лучшее, на что они надеются в краткосрочном плане, — это стабилизирующее обстановку присутствие войск, подотчетных Москве, а не Баку. В долгосрочном плане, некоторые выступают за независимый Карабах, тесно связанный с Москвой, но другие возлагают надежды на политический союз с независимой Арменией. Эмоциональные слова ребят из детского сада села Атерк, скандирующих с поднятыми сжатыми кулачками «Миацум, Айастан», по всей видимости, отражают чувства старшего поколения.

Таким образом, политика и война корректируют ритм повседневной жизни в Атерке как это было на протяжении столетий. Несмотря на десятилетия коллективизации, это село, как и другие соседние, пропитано отчетливо армянской культурой. Она проявляется в щедром гостеприимстве, в традиционных песнях и плясках ребятишек из детского сада, в благоговении и гордости людей, показывающих каменный крест, сооруженный на стратегической точке в селе, и развалины старинной церкви, которая, как они надеются, когда-нибудь будет восстановлена, в почтительном отношении женщин к мужчинам и даже деревенским парням, в том, что оружие и полувоенные операции воспринимаются местными жителями как естественная составная часть их жизни, и, — самое мучительное, — в ритуале оплакивания крестьянками погибших односельчан.

Посреди насилия и лишений этот стойкий народ продолжает вести жизнь, полную достоинства и находчивости. Его сила духа перед лицом жестоких обстоятельств — настоящее чудо. И тем не менее в этом нет никаких чудес. Суровые горы породили в них неукротимую силу и любовь к земле. И когда они заявляют, что скорее погибнут в бою, нежели сдадут высокогорные села Арцаха, которые их предки населяли с незапамятных времен, в это нельзя не поверить.
Совершенно необходимо, чтобы все международное сообщество приняло к сведению то, что здесь происходит, и приложило бы усилия к созданию условий, при которых различные народы Кавказа могли бы избежать насилия, наполняющего сегодня их повседневное существование.

Перевод АРАМА ТЕР-АРУТЮНЯНА.
Армянский Вестник № 18-19 (32-33) from 1991-11

http://press.karabakh.info/

 





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info