Анатолий Мостовой – Резня. O событиях в г. Сумгаит (февраль 1988г.)


Государство рухнуло не в Беловежской Пуще – там делили власть, а не страну; Советский Союз развалился в тот самый миг, когда приравнял геноцид к бытовому хулиганству

Это для поэта трещина мира проходит через сердце.

Для Советского Союза трещина прошла через Сумгаит

НАС ПОДНЯЛИ ПО ТРЕВОГЕ. Ничего не объяснили. Начальство так любит. В ружкомнате выдали автоматы, по 20 холостых патронов. Вывезли на военный аэродром. Там мы четыре часа маялись в безделье и неизвестности. Ходили разные слухи. Самый устойчивый: в Азербайджане режут армян и нужно разогнать погромщиков.
Прапорщик Чаладзе ходит мрачный. Он дружит со штабной телефонисткой Катей и знает лучше нас, что так оно и есть. Понятно, что ему в Закавказье, считай, к себе на родину, с такой миссией ехать не хочется. Но что делать. Служба наша такая: мы – это отдельный полк Внутренних войск.

НАЧАЛОСЬ С МЕНТОВСКОЙ ДУРИ. На границе Агдамского и Аскеранского районов милицейский капитан, разгоняя группу то ли дерущихся, то ли митингующих, залез на подножку грузовика, размахивая своим табельным “макаром”. Они на Кавказе привыкли, даже танцуя лезгинку, в потолок палить. Вот и он неожиданно для себя выстрелил. И убил одного из толпы. Милиционер – азербайджанец. Застрелил тоже азербайджанца. Кто бы мог подумать, что начнется такое…
У толпы появилась идея, ставшая материальной силой. Толпа решила: во всем виноваты армяне. И запал, миновав Баку, влетел в Сумгаит.

САМОЛЕТЫ ОДИН ЗА ДРУГИМ заходили на посадку. Ребята расплющили носы о выгнутые чешуи иллюминаторов, вглядываясь вниз. Облака остались где-то вверху, и мы впервые за полтора часа полета смогли увидеть землю. Землю, на которой никогда еще не были…
Половину ее закрывает туман. Это парит теплое Каспийское море-озеро. Лишь холодной свинцовой корягой распласталась внизу река. И город на ней – словно нарост на березе. Это на незатуманенной половине. И река, и город называются одинаково – Сумгаит.
Река старая-старая, как и те Кавказские горы, через которые мы перевалили в сплошной молочной пелене. А город совсем новый. Это видно с высоты особенно хорошо. И не похож на обычный город Закавказья. Привычные и горьковчанину, и воронежцу кубики белобетонных домов. Привычные дымящиеся трубы. Сколько их тут…

Примечание автора. Сумгаит – город (с 1949 г.) в Азербайджанской ССР. Население 230 тыс. человек по переписи 1989 года. Крупнейший промышленный центр республики и всего Закавказья. Основные предприятия: трубопрокатный и алюминиевый заводы, завод органических продуктов им. 50-летия Великого Октября. Развита промышленность по производству стройматериалов. Город и его промышленные объекты сооружался методом комсомольской стройки, для чего привлекались трудовые ресурсы со всей страны. Население многонациональное, но 80% составляют азербайджанцы.

ПЕРВОЕ СООБЩЕНИЕ О БЕСПОРЯДКАХ, по традиции несколько смягченное, поступило в ЦК КПСС в тот же день. Сначала в оперативной сводке МВД СССР за сутки, а через несколько часов – особо, по каналам КГБ СССР. Генеральному секретарю доложили немедленно. С прогнозами специалистов КГБ и МВД, которые просчитали возможную динамику развития ситуации. Доложили, что есть первые девять убитых, начинаются погромы, местные органы правопорядка беспомощны; процесс приобретает необратимый характер.
Генсек, получив информацию, связался с Баку.

– Я думаю, азербайджанские товарищи сами справятся, – вынес он вердикт.

МНОГОТЫСЯЧНАЯ ТОЛПА на главной городской площади в ущелье между Дворцом культуры и зданием горкома партии бурлила и не собиралась расходиться. Все резче были слова, все откровеннее угрозы в адрес армян.
Одновременно группы обкурившихся анашой людей шастали по домам, пока вдали от центра, выспрашивая, где живут армяне. Уже выламывали двери, врывались в квартиры, грабили, избивали, насиловали, убивали.
Очередная сводка пришла в Кремль утром. Не менее 20 убитых. Погромы приняли массовый характер. Местные органы власти не могут взять ситуацию под контроль.
Министру внутренних дел СССР было отдано распоряжение принять меры по локализации и ликвидации конфликта. Председателю КГБ – обеспечить содействие.

НАШ САМОЛЕТ СЕЛ ВТОРЫМ. Ребята из первой машины стояли в две шеренги. Мы тоже молча построились. Рядом со взлетно-посадочной полосой – колонна автобусов. Видно, сняты с городских маршрутов. Вдали маячила большая группа офицеров. И генералы. Наш капитан коротко проинструктировал роту:
– Мы в Сумгаите. Это Азербайджан. Здесь начались массовые волнения, грабежи на межнациональной почве. Азербайджанцы с армянами все никак не помирятся.

Наша задача – успокоить, разогнать, обеспечить порядок. Взять под охрану мирное население. Стрелять только в крайнем случае и в воздух.
Чудак капитан. У нас же холостые. Он что – забыл? Главное наше оружие – щиты и дубинки. И локоть друга.

Сели в автобусы. Нет водителей. Сбежали. С ключами. Сидим, ждем. Наконец какой-то начальник принимает решение:

– Кто имеет водительские права – за баранку. Зажигание замкнуть напрямую. Я отвечаю.

Это у нас умеет Валек. Он выдергивает из-под приборного щитка провода, скручивает их…
Едва въехали в город – остановились. Улицу запрудила толпа. Кто-то кинул булыжник в ветровое стекло нашего автобуса, третьего в колонне. И понеслось. Толпа плотно обступила автобусы и давай бить окна, стараясь дотянуться до нас.
Это, наверное, и есть крайний случай.

Я дергаю затвор и даю короткую очередь над головами. Мгновенно отхлынули остолбенев. Мы быстро выгрузились и начали оттеснять толпу.
Вдруг позади что-то полыхнуло. Я оглянулся – наш автобус горит.
Потом я видел их зажигательные “гранаты”. Изымали при обысках. Наполненный бензином 250-граммовый пузырек с делениями – такие в детской молочной кухне моя жена получала – заткнут пробкой, залитой лаком. К пузырьку примотан изолентой небольшой, сантиметров 10, кусочек геологического бикфордова шнура. Готовились.

ПЕРВЫМ УПАЛ САШКА. Он со мной призывался из Кургана. И шел рядом в цепи. Я даже не понял, что с ним случилось. Лицо его стало белее мела. И стянулось какой-то неподвижной маской. Только рот открыт широко и хрипло хватает воздух. И помочь нельзя. Орущая толпа, готовая растерзать, вплотную. Мы чуть сдвинулись, его нишу в строю закрыв, и еще бешенее начали молотить.
Потом еще пара ребят из моего взвода упала. В толпе кто-то крикнул:

– Да у них холостые. Бей гадов!

Теперь мы спасали только себя. Отбивались прикладами автоматов, ногами, тычком стволов в оскаленные физиономии.
Нас оттеснили. Мы уходили, унося раненых ребят.
Потом выяснилось, что “демонстранты” были вооружены кусками заточенной арматурной стали и проинструктированы. Они всаживали свои заточки снизу вверх, под бронежилет, едва лишь намечалась щель между щитами: за два дня наш полк потерял ранеными 96 человек. Благо что не было убитых.

А толпа зверела, чувствуя не столько свою силу, сколько безнаказанность. Зверела, зная, что у нас одни холостые, и те кончились.

Может быть, главное, что мы сделали, – это отвлекли злобу толпы на себя. Об армянах вроде как и забыли. Нас же – всего полк безоружных на громадный город. Попробуй усмири. И все же усмирили.

Генерал-лейтенант Краев, армейский начальник штаба Южного направления ЗакВО, которого после введения военного положения назначили военным комендантом города, увидев развитие событий, взял ответственность на себя. И нам помогли братишки Каспийской флотилии. Их тоже сюда бросили.

Армян оказалось в городе тысячи полторы. Их собрали на площади. Оцепили морской пехотой. Охраняли круглосуточно.
Но главной задачей начальство почему-то ставило сохранить банк и сберкассу. Их тоже отстояли. Правда, без окон.

НАША БЕСПОМОЩНОСТЬ толпу ободряла. Она уже не обращала внимания на то, что подошли морские пехотинцы и даже подразделение бакинской милиции. Толпа орала:

– Стреляй, русская скотина!

БМП, после предупреждений через мегафоны, все-таки двинулись вперед. Как и положено, по проезжей части дороги.

К НОЧИ ПО ГОРОДУ ОТЛОВИЛИ человек 400–500 наиболее злобствующих, сгребли их на городской стадион. Утром начали проводить идентификацию, всех фотографировали. Но этим занимались уже другие люди, прилетевшие из Баку и из Москвы.

Со спасенными армянами поступили так. Каждого спрашивали, куда он хочет выехать на жительство, просили назвать хотя бы одного знакомого в том месте – и отправляли.

Кое-что мне показалось удивительным.

Во-первых, многие армяне просились в Россию, в основном в Краснодарский край, в Ростовскую область. И второе. Следователи из Москвы просили их анонимно, так, что никто не узнает, назвать людей, участвовавших в погромах. И ни один не назвал. Хотя многие знали. Многих грабили их же соседи. Ведь город, в сущности, не такой уж и большой.

НЕДАВНО Я ПРОЧИТАЛ: два американца из штата Техас заявили о желании собирать подписи граждан штата для отделения Техаса от США. Американская Фемида сработала мгновенно и жестко: каждый из них уплатит по 20 000 долларов штрафа и получит пожизненное заключение.

В Сумгаите было убито 32 человека. Несколько человек осудили за мордобой, одного приговорили к высшей мере, но и он давно уже на свободе.

Все наши ребята выжили, хотя некоторые остались калеками.

Анатолий Мостовой





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info