Теперь я знаю, что чувствовали евреи Германии в 1938 году


(Бакинский дневник)

Эти письма написаны уже достаточно давно, но только сейчас мы получили разрешение их опубликовать. Хотя события, в них описываемые, уже перешли в ранг истории, наверняка нашим читателям будет интересно ознакомиться с впечатлениями очевидцев.
М. А.

22. 11. 88.
Шестые сутки подряд народ митингует на площади круглосуточно, но если 4 дня все ограничивалось пло­щадью, то вчера все выплеснулось в город. Шлялись толпы народа, кричали: «Карабах!», «Сумгаит!» и х. д. Вчера бастовал транспорт (автобус, троллейбус, трам­вай, такси, часть дня — метро), заводы Шмидта, конди­ционеров, ряд других, часть магазинов. На площади бы­ло тысяч 200, если не больше, притом контингент смен­ный — шел поток на площадь и поток с площади беспрерывно. Немногие автобусы, которые ездили, оста­навливались и выгоняли народ, а всех гнали в парк. Сегодня все то же самое, но намного резче. Появились флаги суверенного Азербайджана (сине-красно-белый с полумесяцем и звездой). Ходят типы с повязками на голове а-ля иранские смертники. Обстановка достаточно нервная. По городу носятся машины с торчащими из окон флагами и гудящими сиренами. Вчера было, в основном, без эксцессов (хотя перевернули автобус и положили его поперек трамвайных путей и побили не­сколько такси), а сегодня уже веселее. С утра в Арменикенде уже швыряли камни, а сейчас говорят, что уже переворачивают машины. Правда, надо отдать долж­ное — на площади порядок. Организовано все достаточно прилично, но в городе, в целом, неприятно. Короче гово­ря, на «штахим» безопаснее.

Толчком ко всему послужили события в Нагорно-Ка­рабахской автономной области. Армяне, не сумев отде­литься юридически, решили сделать то же .самое де-фак­то, то есть разорвать все экономические и политические связи с Азербайджаном и наладить связи с Арменией. В районе Шуши они стали строить алюминиевый завод, вырубили при этом ценный курортный лес. Азербай­джанцы тут же стали утверждать, что этот лес —их национальная реликвия, там был Бабек и т. д.[1] В ре­зультате этого на площади собралась огромная толпа. Энтузиасты там пьют, едят и спят. По ночам жгут кост­ры. На бульваре брезентовые палатки, в одной штаб с казначеем, в другой — голодающие. Демонстрантам бес­платно раздают жратву и питье, по слухам, Зейнаб Ханларова прислала в подарок грузовик с сервелатом. Доска почета, металлические конструкции для портретов вождей увешаны лозунгами: «Армяне — вон из Азербай­джана», «Армяне, убирайтесь». «Свободу Ахмедову» (это сумгаитский убийца, его огромный портрет висел на Доме правительства). Рядом висят портреты Хомейни и рядом с ним Алиева и Муслима-заде (бывшие руководи­тели республики). Я видел у демонстрантов плакаты с карикатурами: молодцеватый азербайджанец пинком под зад выгоняет из своего дома подлого вида красноно­сых армян, среди которых — женщина с отвислыми гру­дями и крестом на шее.

Одновременно с этим сегодня прошел вечер памяти Януша Корчака в районной библиотеке. Было человек 40, многие, явно посторонние, пришли по объявлению. Конечно, если бы не забастовка транспорта, то было бы больше.

23.11. 88.
Беспорядки продолжаются, причем, по-моему, еще бо­лее активно, хотя транспорт уже ходит. Вчера по мест­ному телевидению (центральное молчит, как Зоя Космо­демьянская) показывали митинг на площади. С трибуны выступали братья-палестинцы в своих одеялах. Их пригласили, очевидно, поделиться опытом. Телевизор продолжает показывать выступления знатных азербай­джанцев, но я мало что понимаю из-за незнания языка. Кроют Балаяна (Зория), Аганбегяна, Сильву Капутикян. Бахтиар Вагабзаде в своей речи по телевизору посето­вал, что молодые ребята — выпускники азерсектора по окончании института не находят работу в Баку и уезжа­ют в Россию, а для других наций в Баку работа есть. Он выразил также свое восхищение азербайджанскими девушками, которые до 40 лет не дают, лишь бы не вый­ти замуж за другую нацию. Армяне первые дни ходили, как обосранные, потом стали массами уезжать из Баку, Их очень жалко. Временами, в моменты наибольшего разгула страстей мне с ужасом представляется обста­новка в Германии.

Теперь я знаю, что чувствовали германские евреи в 1938 г. Недавно на ВП, где я работаю, одна хомейниобразная дама, обращаясь ко мне, кипятилась: «Они едят наш хлеб и плюют нам в лицо! Вся история Арме­нии — это гадость!» И все это при сидящей здесь окаме­невшей армянке, которая спустя несколько дней уехала

в Ереван. Про Сумгаит упомянутая выше дама заявила: «Сумгаит — это город, где азербайджанцы героически защищали армян». Резню, конечно, спровоцировали ар­мянские подстрекатели. (Прим. Улавливаете связь с нашими левыми, которые утверждают, что беспорядки на территориях спровоцированы поселенцами?). Армяне передали подсудимых в РСФСР, чтобы скрыть свои грязные делишки. В газетах появилась статья о некоем всемирном армянском заговоре. Доводы типа: «У Дукакиса заместитель — армянин». Каждый день какие-то новые пикантности: разбили мемориальную доску на доме-музее Шаумяна, сегодня я ехал в метро, на схеме заклеено название станции «Шаумян» и сверху написа­но «Карабах». Народ на площади требовал Шуйского, то есть, пардон, Везирова, но он показаться не пожелал. На работе у нас юные патриоты отправились на пло­щадь. Их лидер, некто Натик, очень интеллигентная лич­ность, даже заявил директору, пытавшемуся их удер­жать, что сообщит его (директора) данные истинным патриотам.

24. 11. 88.
Сегодня ночью введено особое положение и комен­дантский час с 22.00 до 5.00. По всему городу стоят тан­ки, БТР, БМП, солдаты в бронежилетах и с автоматами. Запрещены демонстрации, митинги, закрыты кинотеатры. Но, несмотря на это, народ шляется, причем несет порт­реты убийц Сумгаита, получивших «вышку». С площади не расходятся. Площадь окружена танками, их уговари­вают разойтись. Позавчера были столкновения с войска­ми в Кировабаде и Нахичевани, вчера в Нахичевани и Махачкале. Это то, что точно известно. Только в Киро­вабаде 3 убитых солдата и 126 раненых демонстрантов. Жгут и громят райкомы. Короче говоря, весело.

Руководит беспорядками некий Неймат Панахов, ра­бочий, 26 лет. Но я думаю, что его скоро уберут, потому что он призывал присоединиться к Ирану или к Турции. По площади Ленина ходит собака с привязанной к ней надписью «Вазген» (бедного католикоса тоже кроют на всю катушку).

Еще одно отрицательное явление: все кроют матом перестройку. Некоторые ностальгически вздыхают об Иосифе Виссарионовиче Сталине. Надо сказать, что армяне в Армении тоже ведут себя по-скотски и выгоняют азербайджанцев. Евреев пока не трогают, но недавно одной знакомой девочке на работе медсестра, с которой у нее были прекрасные отношения, заявила: «Надо будет и с евреями разобраться». Интересно наблюдать изменения в массовой психологии людей: интеллигентные люди вдруг начинают беззастенчиво честить армян и прочее.

25. 11. 88.
Вчера я в перерыв наблюдал происходящее. Жуть. Площадь была оцеплена кольцом солдат. Второе кольцо стояло на Шаумяна, пр. Ленина. Между домом правительства и универмагом «Баку» стояла колоссальная толпа, орала, скандировала, пыталась пробраться на площадь, задевала солдат. Было очень нервно, на грани столкновения. Потом, очевидно, решили избежать столкновения и пропустили их на площадь. Запрет на митинги и демонстрации практически не работает. Силу применять боятся во избежание беспорядков, но все равно стало поспокойнее. Никогда не думал, что придется жить при комендантском часе и особом положении. Зато теперь я готов к жизни на «штахим». Ничем не удивить.

28. 11. 88.
Понедельник. Тьма солдат (говорят, сто семьдесят тысяч). Два вечера подряд прямо под балконом стоят три БМП, человек тридцать солдат. Комендантский час. На каждом углу задерживают машины, проверяют документы, багажник. Эффективное зрелище. И что любопытно, никто из водителей не выясняет отношений. Очевидно, автомат с примкнутым штыком, направленный в живот — достаточно сильный аргумент.

Опять по телевизору выступают знатные азербайджанцы. Один из них рыдал, говоря, что азербайджанцы в своей собственной республике подвергаются дискриминации, что все лучшие рабочие места, должности, квартиры занимают армяне, евреи, русские, что надо принимать меры. Ему явно не дают покоя лавры Нельсона Манделы.

Вчера также состоялось первое организационное занятие курсов иврита. Записалось 43 человека! На идиш и татский — никого. На идиш хотели две девицы, но, увидев ситуацию, переметнулись. Многие записываются семьями.

1. 12. 88.
Уже зима. Шум здесь уменьшился, но все еще очень напряженно. Солдаты, митингующие, которые пренебрегают особым положением. Продолжает действовать комендантский час.

Продолжается массовое бегство, усиливающееся с каждым днем. Кто в Ереван, кто подальше. Через 2-3 года в Баку не будет ни армян, ни евреев. Все будут довольны.

Кипит вся республика. Говорят, что было в Шемахе, где-то еще. Надо сказать, что все это очень и очень не смешно. Выясняется, что Сумгаит — это не самое худшее, что могло быть.

5. 12. 88.
Сегодня ночью, по слухам, митинг на площади все- таки разогнали. Точно еще не знаю, но, во всяком случае, транспорт не ходит намертво, опять демонстрации под кряки «Карабах!», «Месть» и т. д. Очень занятно. Последние дни в городе неважно. Бьют армян, громят квартиры. Напряженность уже почти 3 недели.

6. 12. 88.
Около 10.30 возле МВД собралась толпа в несколько десятков тысяч человек, которые стали забрасывать его камнями. Меня потряс героизм нашей милиции, которая не поддалась на провокацию, храбро заперла двери и хранила гордое молчание. Нас с работы распустили, и я пошел домой. По городу неслись группами по 4 БМП, БТР, машины и автобусы с солдатами. Я пошел на Басина и когда был на уровне консерватории, началась стрельба. Побежал в обратную сторону, взял машину и доехал до дому. Весь день шатались толпы, их разгоняли, шла стрельба по всему городу. В итоге всего этого, как сообщил на следующий день комендант города, «были убитые и раненые».

7. 12. 88.
Сегодня все тихо, но город забит танками. БМП, солдатами. И слава Богу, а то здесь было бы почище, чем в Сумгаите. Среди солдат, как сообщило радио, 3 убитых и 14 раненых. Ранено также 30 гражданских лиц. Это уже ближе к истине, хотя вопрос — насколько ближе. Наблюдал вчера отряд армянской Хаганы. На Завокзальной стояло человек 20 с собаками, ждали гостей. Говорят, что так было во многих местах. Но ведь «гости» — народ осторожный и при соотношении меньше чем 10:1 визитов не наносят.

Последние события резко изменили в пользу отъезда умонастроение многих евреев, раньше об этом и не помышлявших. Это последнее — единственный положительный результат всех наших чудных происшествий. Скопилось большое количество вызовов. Вчера дозвонился до О. Это был анекдот. Первый раз позвонил В. Мне сказали, что у него номер не отвечает. Так и не дозвонился. Вечером звоню, меня сразу соединяют. Там говорит женский голос: «Алло»,— я чисто машинально говорю: «Да»,— на что мне по-русски отвечают: «Слушаю Вас». Я спрашиваю: «Мойша дома»,— мне говорят,— «такого нет». Я, извинившись и сказав, что ошибся, вешаю трубку. Звонит телефонистка, я ей объясняю, что соединили неверно, она соединяет по новой. Опять тот же голос. Я: «Это такой-то номер?» Она: «Да». Я: «Это Иерусалим?» Она: «Нет, это Реховод». Я вспомнил «Мимино». Короче, позвонил О. В 2 захода сумел продиктовать лишь половину данных. 2 раза разговор прерывался, а в 3-й раз телефонистка отказалась соединить. Такой вот занятный казус. Я прикинул, что в Израиле русскоговорящих порядка 5%. И это же надо — попасть не туда и нарваться на наших.

12. 12. 88.
Тут же поутихло. Имеет место большая народная радость по поводу землетрясения. Во многих городах устраиваются банкеты. Короче говоря, реакция, несколько отличающаяся от «плечом к плечу», упоминаемого в газетах. Вообще, конечно, кошмар. Вчера передали, что приехали израильтяне.

Еженедельник «КРУГ» («KRUG») Тель-Авив,
23. 07. 1989.

[1] Имеется в виду Топхана, безлюдный пустырь, на котором решением Аскеранского райсовета от 23. 10. 1988 г. планировалось разместить небольшой пансионат Канакерского алюминиевого завода. Этот эпизод послужил основой для оголтелой антиармянской кампании в азербайджанских средствах массовой информации, результатом которой стали массовые беспорядки, погромы и убийства. Азербайджанцев и всю советскую общественность убеждали в том, что Топхана — историческая и природная реликвия, хотя она не значилась ни в каких реестрах памятников истории, культуры и природы. Утверждалось также, что в Топхане планируется возвести алюминиевый комбинат, который призван резко ухудшить экологическую обстановку. Хотя специально созданная комиссия Госкомприроды СССР в своем заключении опровергла все утверждения азербайджанской стороны, эпизод с Топханой продолжал использоваться для нагнетения антиармянской истерии, почему и был вве-ден в заблуждение автор «Бакинского дневника». Об впизоде о Топханой см. также в статье К. Михайлова «Нам вместе жить» в настоящем сборнике.

 

Скачать – I
Скачать – II
Скачать – III
Скачать – IV





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbfb

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info