"Кольцо" на сильной руке. Империя наносит ответный удар


Первый и главный вопрос криминалистики: кому выгодно? Ответ на него, как правило, позволяет найти убийцу. Иное дело – докапываться до причин войны. А то, что между Арменией и Азербайджаном идет самая настоящая война, секрет, по-моему, только для правительства СССР. Только я не очень верю, что оно, это правительство, страдает слепотой. Потому что из Москвы, как известно, видно лучше…

Вопрос Президенту Азербайджанской Республики на пресс-конференции для советских и иностранных журналистов (“Бакинский рабочий”, 1 8 мая 1991 г.).

– Как вы уже сказали, Азербайджан принял участие в референдуме. Наверное, будете подписывать Союзный договор. В то же время мы наблюдаем, что Советская Армия очень сильно поддерживает Азербайджан на границе. Может быть, это провокационный вопрос, но не видите ли вы связи между этими вещами9

Президент Азербайджана А Муталибов:

– Такого рода выводы, которые звучат в вашем вопросе, невольно напрашиваются, потому что произошло совпадение акций, которые, я считаю, запоздали со стороны Советской Армии и МВД. Произошло временное совпадение этих акций с референдумом и совещанием “девяти”, хотя я не исключаю влияния этого совещания, потому что я поднял там этот вопрос. Я сказал, если 9 республик в лице своих высших представителей собрались решать вопрос громадной важности, касающийся существа государства, то с этого момента и далее все, что будет происходить на территории любой из этих девяти республик, должно обсуждаться на подобных совещаниях, и в дальнейшем мы не будем замыкать проблему Нагорного Карабаха на диалоге между Горбачевым и Муталибовым. И все руководители, в том числе и Борис Николаевич Ельцин, высказались, за то, что надо кончать эти безобразия, в результате которых проливается кровь мирных граждан.

Что ж, А. Муталибов косвенно признает, что Центр помогает Азербайджану в обмен на подпись под Союзным договором. Не думаю, что совещание “девятки” санкционировало новый виток войны. Скорее, Горбачев своим стремлением сохранить империю поставлен перед необходимостью пойти на условия Муталибова. Никто и не спорит, что войну нужно прекращать и что армянские боевики чем-то предпочтительнее, чем азербайджанские. Но не прекращать же ее методом встречного огня, как тушат тайгу, когда очаг пожара берут в огненное кольцо! А ведь “операция по проверке паспортного режима” так и называется – “Кольцо”…

В МВД Азербайджанской Республики мне прокрутили любопытный фильм, снятый в мае этого года в Чайкенде и Мартунашене. Один кадр забыть нельзя – пожилая армянка со слезами на глазах благодарит азербайджанских омоновцев и советских солдат за то, что они дают ей возможность наконец-то покинуть село, выехать и потушить навсегда родовой очаг. Думаю, любому нормальному человеку ясно, что люди плачут вовсе не от счастья, покидая родину, обрекая себя на неизвестность. Но топорно сделанный пропагандистский фильм призван убеждать, что слезы этой женщины, а также сотен армян, покидающих сегодня насиженные места, – от великой радости…

Министр внутренних дел Азербайджана Магомед Асадов:

– Я категорически утверждаю что слухи о зверствах нашего ОМОНа в Чайкенде, Мартунашене и т.д. – подлая ложь. Наш ОМОН – это примерно пятьсот отборных парней, все служили либо в Афгане, либо в десанте, спецназе или в погранвойсках. Среди них немало мастеров спорта. Это не армянские уголовники – мы досконально проверяем каждого кандидата и, если сидел отец или даже дед, – не зачисляем в отряд. Это чудесные ребята.

– Магомед Набиевич, а как быть с публикациями в прессе, в которых журналисты рассказывают о многочисленных трупах армян с ножевыми ранениями в горло? О порубленных на куски женщинах? Почему вы не подаете в суд на эти газеты и тем самым не докажете всему миру, что это подлая ложь?

– Да, ложь. Тоже вот, на днях мне Пуго звонит: кто-то там ему доложил, что один армянин погиб якобы от выстрела в рот, Григорян его фамилия, что ли… Ложь все это. А не судимся с газетами – времени нет, порядок наводить надо. И врут насчет мародерства нашего ОМОНа. Поверишь, ни один случай у меня не зафиксирован!

Майор СА, особист, фамилию просил не называть:

– Драпать нам надо с Кавказа, вот что. Они все власть делят, ОМОН с присланным десантом сейчас дров наломают да и уйдут, а нам здесь жить, и армяне же потом мстить будут, мы же по городу без масок ходим, без краски на лицах, как эти супермены…

Первый заместитель Председателя Президиума Верховного Совета Азербайджана Тельман Оруджев:

– Сегодняшние события нельзя рассматривать в отрыве от истории, армянский национализм формировался веками. В последние годы он расцвел, все началось с 1986 года, с митингов в Степанакерте. А уж потом выходит указ ВС Армении о присоединении Карабаха. Да помилуйте, как же мы можем согласиться, когда речь идет о расчленении нашей страны? Путь к окончанию войны один: армяне отменяют тот указ, и после этого мы садимся за стол переговоров. Только после этого. А что касается помощи Советской Армии, то она просто защищает свою страну, ведь Азербайджан остается в СССР, а Армения считает себя посторонним, иностранным государством. Так что СССР защищает свою независимость и территориальную целостность.

Так кому же все-таки это выгодно? Документы, лежащие на моем столе, истекают кровью. “Убит”, “сожжена”, “замучена”, “утоплена”, “повешен”, “убит с отрублением головы”… Это страшные документы, но среди них есть один просто уникальный. Этот документ еще нигде не публиковался, его не видел ни один журналист. Это проект совместного указа Верховных Советов обеих республик, который должен был быть подписан в апреле-мае прошлого года. И документ этот, разработанный более чем тщательно, предусматривает создание демаркационной линии по границе между Арменией и Азербайджаном. Глубиной по пять километров в обе стороны. А внутри – подразделения милиции обеих республик, КГБ, армейские подразделения. Полное, хотя и временное, разоружение населения внутри зоны. Особый режим въезда и выезда. Комендатуры, спецрежим. Цель одна – не допустить проникновения боевиков с одной территории на другую. Конечно, проблем Нагорного Карабаха этот указ никак не решал, но войну в приграничных районах точно бы ликвидировал, и кровь сейчас бы уже не лилась. После этого можно было бы садиться за стол переговоров и решать все вопросы, как принято в цивилизованном мире.

Но проект остался проектом. Правда, одной стороной он все же был подписан. Азербайджаном.

Все вышеперечисленные люди и документы относятся к категориям официальным. Народный же фронт Азербайджана никак официозной структурой не назовешь. Хотя авторитета в республике ему не занимать, и он, НФ, весьма активно претендует на власть. Думаю, в обозримом будущем он эту власть возьмет Член правления НФ Хикмет Гаджи-заде не отрицает, что межнациональная война сплотила азербайджанцев, разбудила инертные до того момента массы, политизировала их Лидеры НФ Азербайджана имеют постоянные контакты с бывшими неформалами Армении, встречаются, например, в Прибалтике. Но также не могут найти общего языка.

Хикмет Гаджи-заде также считает, что конфликт можно решить только отменой того пресловутого указа и только после этого возможны переговоры. Не скрою, мне симпатичен Гаджи-заде, но и он, демократ, считает, что до того момента закончить войну невозможно… Наверное, пора делать какие-нибудь, пусть не бесспорные, выводы. Итак, кому же выгодно?

Армянские и азербайджанские крестьяне, веками жившие рядом, породнившиеся, никакой выгоды не получают. У кого не застынет сердце от того факта, что кто-то убивает детей? Например, двухмесячного ребенка ломом по голове…

Центр, посылая войска на операцию “Кольцо”, думаю, не рассчитывал на такое обилие крови, хотя, конечно, понимал, что вообще без крови не обойдется. Центру нужен Союзный договор, поэтому и пошли войска.

Азербайджану помимо сохранения своей целостности выгодно и устранение армянских боевиков. Но зачем выселять армян из их родных сел? Может, затем, чтобы произвести на собственный народ впечатление “сильной руки”, способной решить все проблемы? История свидетельствует, что в определенные моменты сильная, твердая рука, хоть и по локоть в крови, бывает популярна…

…Помните, брел по Берну, по Цветочной улице, недотепистый профессор Плейшнер? Он никак не мог понять, зачем же люди убивают друг друга. Меня это с Плейшнером роднит, я, может, и догадываюсь, но не могу поверить, а значит, не знаю. На бакинской набережной я наткнулся на павильон с надписью: “Выставка весенних цветов”. Нахохлилась в клетке макака, презирали зевак питон и кобра, а вокруг – сделанные детьми композиции из живых цветов. Их названия были не по-детски грустны: “Печаль сердечная”, “Похороны любви”. Одно меня резануло по сердцу: “Пусть всегда будет мама”.

Помните, Плейшнер зашел в соседний с птичьим магазином дом, где его кроме нечаянного интереса ждало еще и большое разочарование? В Баку, на набережной, напротив цветочного павильона, тоже есть дом. Это отделение УВД. И на стене его – сотни фотографий. Эти люди пропали…

Игорь ВОЕВОДИН. Баку-Москва.

****

Направляясь в ереванскую командировку, по дороге во Внуково я разговорился со средних лет штурманом. Узнав, куда я еду, он недобро усмехнулся: “Увидите, стало быть, как они там наше масло едят. У нас чуть ли не половина отряда отказалась в Армению летать. Этих спекулянтов пусть другие возят! Смотреть противно – от продуктов и вещей, которые они в Москве нахапали, самолеты взлететь не могут”. Я возразил: “Виноваты те, кто продает товары с “черного” хода. Ни вы, ни я тоже не откажемся от покупки из-под прилавка. Такова жизнь. А у них там блокада, невольно приходится что-то изобретать”. Мой попутчик задумался, потом сказал: “Может быть, вы правы. Впрочем, мне их проблемы безразличны”. На том и расстались, и я полетел смотреть, что же происходит в древнейшем из христианских государств.

Республика живет в блокаде. Полки ереванских магазинов стерильно чисты, цены на базаре такие, что московские рынки в сравнении кажутся благотворительными заведениями. Нехватка горючего для рейсовых самолетов, не говоря уже о личном автотранспорте, регулярные перебои в подаче воды, газа, электричества – оудничмая реальность сегодняшней Армении. Но не это главное.

В первый день командировки я приехал в агентство “Армен-пресс” и застал странную картину: на ступеньках перед главным входом были сложены ящики с книгами, стенды, кипы папок. Вокруг деловито сновали люди. Как выяснилось, здание покидал Мясникянский райком компартии, один из крупнейших в Ереване. Ранее он делил помещение с пресс-агентством, а теперь, после национализации партийного имущества в республике, перебирался на новое место, скорее всего в одну из арендованных городских квартир. Так я столкнулся с одним из тех явлений, которые определяют специфику нынешней ситуации в Армении, – добровольным и ненасильственным уходом КПСС с политической авансцены.

Нет, формально партия существует, и ее центральный аппарат занимает теперь бывшее здание горкома. Однако массовый исход из ее рядов за последние два года обескровил организационную структуру некогда руководящей и направляющей силы. В этой относительно мононациональной республике компартии нечего было противопоставить программным положениям ныне правящего Армянского общенационального движения (АОД). Но, провозгласив приверженность идее возрождения нации, выступив вместе с другими политическими силами за решение проблемы Нагорного Карабаха, КП Армении фактически пошла на самоликвидацию: ведь единственным ее отличием от других стала приверженность “социалистическому выбору” московского образца – лозунг, едва ли привлекательный в наши дни.

– Года два назад еще можно было что-то предпринять, превратив партию в социал-демократическую. Я даже предложил проект нового устава, – говорил мне член-корреспондент АН Армении, видный историк Лендруш Хуршудян. – Но тогдашнее руководство не разобралось в ситуации, а сейчас делать что-либо поздно: партия, в сущности, умерла.

В парторганизации Ереванского университета осталось 27 человек. Полтора года назад было 1100.

Как тут не вспомнить рассказ одного из моих знакомых, который, вернувшись из загранкомандировки домой в Ереван, не мог найти (и до сих пор не нашел) свой, партбилет, сданный в ЦК на хранение перед отъездом: “При национализации растеряли половину архивов. Вот и не знаю по сей день, коммунист я или уже нет”.

Когда я уезжал из Москвы в разгар вакханалии бессудных расправ в Карабахе, главным был вопрос: почему Центр столь настойчиво поддерживает Азербайджан и столь же упорно не хочет прислушаться к аргументам армянской стороны? Высказывались различные предположения: и месть за национализацию партийного имущества, и солидарность с коммунистическим правительством

в Баку, и даже намерение по-своему “решить” проблему Арцаха (армянское название НКАО) перед тем, как Армения окончательно покинет СССР. То, что мне довелось узнать за эту короткую командировку, убеждает, что все эти догадки – лишь часть комплекса причин, главной из которых является вот какая: Республика Армения во многих отношениях куда дальше шагнула по пути реформ, чем можно было бы предположить и чем хотелось бы центральным структурам.

Судите сами. Распущены колхозы, и уже почти 70 процентов земли находится в личном владении крестьян. Активно приступили и к приватизации. К слову сказать, за несколько дней до моего приезда в Ереване начался первый аукцион по продаже магазинов, кафе, мелких предприятий службы быта. Многопартийность и свобода печати – настоящие, без одностороннего уклона в сторону правящей группировки, как это часто бывает в молодых демократиях. Лидер республики Левон Тер-Петросян пользуется большим авторитетом, уважаем политическими оппонентами и на сегодняшний день вполне эффективно может представлять интересы Армении. И наконец главное. Здесь любят шутить: “Где два армянина – там три партии”. Что ж, если взять политический спектр республики, оно, может быть, и так, но при этом нельзя не увидеть, а увидев, не начать уважать то спокойное и лишенное истерики чувство единства этих людей там, где речь идет о свободе и независимости их родины. Это не может не раздражать центральные структуры.

К слову сказать, и позиция КП республики не вызывает в Москве особой симпатии. По неподтвержденным данным, когда парламент Армении принял решение о национализации партийной собственности, тогдашнему первому секретарю ЦК Степану Погосяну было предложено созвать экстренный пленум и обратиться к Центру заломощью по прибалтийскому “образцу”. Погосян отказался и подчинился воле Верховного Совета Армении. С началом событий в Геташене и Мартунашене он вылетел в Москву, чтобы разъяснить ситуацию в ЦК КПСС, попросить о помощи. Прождав три дня в приемной генсека, Погосян принят не был и, вернувшись в Ереван, подал в отставку.

Перед входом в парламент республики – толпа людей, они ждут от своей власти решений и, что очень важно, действительно воспринимают ее своей. Я предъявил редакционное удостоверение милиционеру, охраняющему вход в Верховный Совет. Услышав название “Куранты”, несколько человек закричали: “Куранты” или “Правда” – все равно. И те, и другие лгут!” Критикам возразили, и весьма внушительно. Но в целом эпизод характерный – в Армении давно уже отвыкли рассчитывать на объективное освещение ситуации в республике со стороны центральной прессы.

Один из последних примеров живо обсуждали в Ереване в те дни. Программа “Время” передала короткое интервью с некоей гражданкой Абрамян, которая от имени армян – жителей Геташена – благодарила центральные власти за “спасение от армянских боевиков, терроризировавших село. В адрес ТВ Армении пришел десяток, если не больше, писем от соседей и сослуживцев “гражданки Абрамян”, оказавшейся на поверку азербайджанкой – гражданкой Аббасовой, да еще и не имеющей никакого отношения к жителям Геташена и Мартунашена

В кулуарах парламента мне удалось побеседовать с Рафаэлем Папаяном, председателем Комитета Верховного Совета по правам человека и вопросам национальностей, одним из наиболее уважаемых в Армении политиков. Его ответы дают вполне определенное представление о нынешней ситуации в республике, как ее видят представители парламентского большинства – депутаты от Армянского общенационального движения.

– Каковы, по-вашему, причины эскалации напряженности в НКАО и приграничных районах Армении?

– Арцахский фактор используется Центром для достижения далеко идущих политических целей. Ведь после принятия Декларации о суверенитете республика предприняла конкретные шаги для преобразования социально-экономической, а следовательно, и политической структуры. Москва отчетливо понимает, что дестабилизация в Карабахе немедленно впечет за собой дестабилизацию в Армении. Раньше был повод для вмешательства в самой республике – незаконные вооруженные формирования типа Армянской национальной армии, но нынешнему составу парламента удалось их расформировать, создать собственные прочные структуры МВД и таким образом стабилизировать ситуацию в республике. Вот почему Советская Армия так упорно воюет с милицией Республики Армения, как это было в селе Воскепар, да и в десятках других мест.

– Нет ли у вас ощущения, что Центр решил покончить с карабахским кризисом путем депортации армянского населения в обмен на согласие Азербайджана подписать Союзный договор?

– Это одна сторона проблемы. Кроме того, подобная дестабилизация на руку имперскому Центру перед референдумом о выходе из состава Советского Союза, который будет проведен 21 сентября в строгом соответствии с законами СССР. Ответ населения известен уже сейчас, но в отличие от Прибалтики или Грузии Москве нечего будет противопоставить нам с юридической точки зрения.

– Готовы ли вы к двухстороннему урегулированию проблемы Арцаха вместе с Азербайджаном, без участия Центра?

– Мы всегда выступали за это. Более того, Армения готова выйти из игры, если будет восстановлена местная власть в НКАО и Нагорный Карабах в качестве автономного образования станет субъектом переговоров с правительством в Баку о расширении автономии, может быть, и весьма существенном. Но, пока в Арцахе ликвидированы законно избранные Советы, нам ничего не остается, как взять на себя защиту его населения.

– Мутапибов обвиняет Армению в том, что она предъявляет территориальные претензии к Азербайджану…

– Это подтасовка фактов. Азербайджанский Президент ссыпается на постановление нашего парламента от 1 декабря 1989 года о воссоединении НКАО с Арменией. Но Муталибов забывает сказать, что оно было принято на совместной сессии Верховного Совета нашей республики и Национального Совета Нагорного Карабаха – структуры, отражающей волеизъявление населения НКАО. Это не территориальные претензии, а самоопределение народа автономной области. Кстати, в Арцахе никогда не было национального конфликта, и азербайджанцы, живущие там, тоже высказались за присоединение к Армении. Ведь это стало бы гарантией экономического возрождения края, от которого выиграли бы все. Национальный конфликт был спровоцирован извне сумгаитскими событиями, которые и положили начало расколу населения Карабаха.

– Готовы ли вы вести диалог с Народным фронтом Азербайджана? Его представители в последнее время все чаще говорят о такой возможности…

– В принципе, да. В среде Народного фронта есть здравомыслящие люди, хотя они не составляют большинства. Изначально позиция НФ в карабахском вопросе ничем не отличалась от взглядов коммунистического руководства республики. Изменения появились после разгрома фронта в январе прошлого года во время известных бакинских событий Однако, на мой взгляд, они скорее продиктованы желанием встать в оппозицию к компартии и Муталибову, чем принципиальным пересмотром воззрений. Но мы всегда готовы к диалогу, в том числе и с представителями азербайджанской оппозиции. Такие контакты уже были, и я был бы рад их продолжению.

Пожалуй, я не во всем соглашусь с господином Папаяном. Во-первых, армяно-азербайджанский конфликт имеет слишком давнюю историко-религиозную подоплеку, чтобы можно было предположить, будто только Сумгаит впервые расколол население НКАО. Во-вторых, после встреч в Армении я лишний раз убедился в почти что бездонной глубине взаимной неприязни и недоверия, которые разделяют два народа. Разрешение этого кризиса, увы, нельзя с уверенностью считать вопросом завтрашнего или послезавтрашнего дня.

А тем временем телетайп в Госкомитете Республики Армения по осуществлению специальных экономических программ, а попросту комитете по делам беженцев, отстукивает все новые сообщения. “Опустошены 13 сел” (и это зачастую в один день), “Взяты 5, 10, 20 заложников”, “Разорены и сожжены дома крестьян”… Вечером на второй день командировки я зашел к одному из друзей, с кем вместе служил в армии. В разгар беседы раздался звонок: 93-летний дед хозяина дома сообщал, что его дом в селе Берназур Гадрутского района НКАО разграблен азербайджанскими омоновцами, которые, действуя под прикрытием кордона армейских частей, предварительно заставили старика с женой подписать под дулом “Калашникова” “добровольное” согласие на “переселение”. Хозяев выставили за дверь, не разрешив взять даже самое необходимое. Пройдя не один десяток километров, они добрались до Гадрута и позвонили на последний рубль ереванской родне. Таких беженцев в районных центрах НКАО и приграничных с Арменией районах – тысячи. Их судьба – жесточайшая дилемма для руководства республики. Начать массовый прием несчастных – значит смириться с депортацией и опустошением Арцаха. Не принимать – обречь людей на страдания.

– Наш путь к независимости особенно труден. У нас нет полезных ископаемых, природные ресурсы крайне скудны, зато есть враждебное окружение в лице Турции и Азербайджана, – говорит академик Хуршудян. – Вот почему нам всегда была нужна поддержка извне, поддержка, которую неизменно оказывала Россия.

Эту точку зрения в Армении разделяют очень многие. Но есть и те, кто придерживается совершенно другого мнения. О них – в следующей публикации.

Константин ЭГГЕРТ. Ереван – Москва.
Газета “Куранты”, 14.6.91 г.





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info