Зорий Балаян - Неизжитая трагедия


Хронология

1. 10 января парламент Армении обратился к председателю Верховного Совета СССР Михаилу Горбачеву: "В результате открытых вооруженных действий со стороны экстремистских сил Азербайджана против армянского населения, проживающего в Баку, Шаумяновском и Ханларском районах, в селах Геташен, Азат, Камо и других населенных пунктах, возникла чрезвычайная обстановка. Страдают невинные дети, женщины, старики. Имеют место убийства, поджоги, блокируются дороги, мосты, захваты заложников. Все это привело к крайнему обострению обстановки в Армении. Учитывая сложившуюся в регионе ситуацию, Верховный Совет республики обращается к Вам с просьбой принять безотлагательные меры по обеспечению безопасности армянского населения, пресечению варварских действий, которые могут привести к непоправимым катастрофическим последствиям во всем регионе".

В тот же день, 10 января 1990 года, глава государства подписывает Постановление Верховного Совета СССР "О грубых нарушениях Закона о Государственной границе СССР на территории Нахичеванской АССР"

2. Указ Президиума Верховного Совета СССР о введении чрезвычайного положения в Нагорно-Карабахской автономной области и некоторых других районах, в соответствии с которым следовало: "запрещать проведение собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций, контролировать средства массовой информации" (не в Баку, где лилась кровь, а в Степанакерте, находящемся в сотнях километров от места трагедии!); "обязать граждан, не являющихся жителями данной местности, покинуть..." (не Баку, где бесчинствовали варвары, а Карабах, принявший армянских беженцев из Сумгаита!)

3. Лейла Юнусова (член правления "Народного фронта", руководитель пресс-центра), честно заявила агентству СИА: "Акции эти были поддержаны официальным руководством, которое еще прошлой осенью называло "Народный фронт" экстремистами, преступниками, а сейчас прекратило нападки, поскольку идеи правого крыла Фронта ему близки. Руководство республики закрывает глаза и на стремление правого крыла продолжить конфронтацию с Арменией. За примерами далеко ходить не надо: в Баку сожгли армянскую церковь, причем милиция не реагировала на этот акт вандализма..."

4. Суббота, 13 января 1990 года была выбрана вовсе не случайно. В те годы все провокации против армянского населения планировались на пятницу или на субботу. Впереди выходные дни, а это значит - Кремль недосягаем. Все на дачах. Так было и в Сумгаите, и Кировобаде, и Геташене, и Степанакерте, и Баку, и в десятках других городов и сел.

В Баку убивали не только армян, русских, евреев, представителей других национальностей, но и азербайджанцев, которые пытались помочь армянам. Из окон и балконов многоэтажных домов горящими факелами летели не только утварь и книги, но и живые люди. А в это время в Кремле дебатировали: вводить или не вводить войска в город? Лишь 19 января Михаил Горбачев подписал Указ "О введении чрезвычайного положения в Баку", который был опубликован в "Правде" 21 января.

Выполнение приказа было поручено Воздушно-десантным войскам, точнее, командиру Тульской воздушно-десантной дивизии полковнику Александру Лебедю, который годы спустя напишет в своей книге "За Державу обидно": "Газеты, телевидение как-то привычно, серо, буднично повествовали о том, что в Баку опять резня. Называлось количество жертв. Мировая и союзная общественность как-то вяло и дежурно протестовала. Офицеры удивлялись, и с каждым днем - все более: "Как это так, в Баку резня, а мы еще в Туле".

5. Вечером 22 января по Центральному телевидению выступил Михаил Горбачев. В Степанакерте текст его выступления транслировали через громкоговорители, установленные на БМП: "Воинствующие национал-карьеристы (? - 3.Б.) продолжали накалять обстановку, формировать отряды боевиков, начали блокирование дорог, аэропортов. Участились нападения на военнослужащих, склады оружия, правоохранительные органы". В Степанакерте уже находились тысячи бакинских беженцев. Они вслушивались в текст и ждали, что Горбачев вспомнит и о них. Но текст был безадресным: "Погромы, убийства, изгнание из своих жилищ за пределы республики ни в чем неповинных людей... в чей-то дом пришла беда". А сами действия экстремистов в Баку приобрели, оказывается, совсем не антиармянский, а "антигосударственный, антиконституционный и антинародный характер".

6. Многое сложилось бы иначе, если бы войска вошли в Баку 13 января или за неделю до 13 января, когда начались погромы, однако о них упорно молчали.

Как бы там ни было, ввод войск в Баку в ночь с 19-го на 20 января остановил орду вооруженных до зубов бандитов. Более тридцати солдат и офицеров заплатили за это своей жизнью.

Каждое 20 января, кощунствуя над памятью истинно невинных жертв, в Баку устраивают политическое шоу, рассуждая о якобы расстреле "азербайджанской демократии". Среди участников можно узнать многих организаторов и исполнителей погромов. И ни слова покаяния. Словно не были убиты, ранены, изувечены и насильственно депортированы более двухсот тысяч армян. Словно не были, как сообщило ТАСС, "более тридцати тысяч человек - члены семей военнослужащих Советской армии и Военно-морского флота - в эти дни эвакуированы из Азербайджанской ССР".

7. 5 марта на сессии Верховного Совета СССР (всего состоялись три сессии) Председатель Совета Союза Верховного Совета СССР Евгений Примаков предварил свой доклад ситуационным анализом событий, на фоне которых совершалась резня. "Мы были свидетелями, - признался он, - как при создавшейся ситуации, когда начавшиеся дикие антиармянские погромы привели к многочисленным человеческим жертвам, в считанные дни десятки тысяч армян лишились крова, были депортированы из республики". Докладчик заметил, что армянским погромам "предшествовал беспрецедентный разгром государственной границы с Ираном, но при этом странно, что здесь, в этом зале, сегодня ничего об этом не говорится".

Тему эту развил на сессии Народный депутат СССР полковник Николай Петрушенко: "Уже забыли о сумгаитских погромщиках. Сверху дали команду разбросать судебные слушания по всей стране. И теперь проводятся они в 12 судах разных городов. До тех пор, пока мы не поручим Верховному Совету вновь вернуться к сумгаитскому делу, безнаказанность и беззаконие будут порождать ситуации, в которых мы сегодня оказались. Как очевидец тех событий, я скажу, что весь Баку прекрасно знал, что в город будет введен комендантский час и что введут войска. А тут, в этом зале, руководители республики корчат из себя невинных, мол, не знали, не ведали, что войска войдут в Баку. При этом они в разгар погромов без конца обращались в Верховный Совет с просьбой о введении чрезвычайного положения на местах, в районах, но только не в Баку. Не потому ли они так поступали, что хорошо знали: "Народный фронт" фактически ввел "свой" комендантский час и "свое" чрезвычайное положение в Баку?!"

Министр внутренних дел СССР Вадим Бакатин выразил возмущение по поводу того, что руководители Азербайджанской ССР освободили из-под стражи практически всех организаторов армянских погромов в Баку, которые были арестованы и в отношении которых уже велось следствие: "В частности, был освобожден небезызвестный Панахов, которого мы теперь разыскиваем и который организовал резню".

Органы внутренних дел в сложных условиях, когда местные власти практически только мешали им, уже после 20 января раскрыли более трехсот преступлений. "Недавно, - отметил Бакатин, - было раскрыто еще одно варварское преступление против армянского народа. В окрестностях Гянджи были обнаружены трупы двенадцати армянских инвалидов. Это убийство уже раскрыто, и виновные задержаны". Но не понесли наказания!

Учитывая, что азербайджанские депутаты упорно пытались свести события в Баку к случайным и стихийным действиям хулиганствующих элементов, Вадим Бакатин сказал: "Руководство Азербайджанской ССР и, в частности, соответствующие органы не могли не знать, что на специально организованном митинге была заведомо организована провокация: мол, армяне убивают азербайджанцев. И тотчас же пять тысяч митингующих разбрелись по городу, имея на руках адреса армянских квартир. В этой ситуации трудно было что-либо предпринимать, особенно если учесть, что действия внутренних войск всячески блокировались тем, что бандиты прикрывались женщинами и детьми как живым щитом". Министр задал вопрос: "Какие уроки извлекли азербайджанские власти из этой трагедии?", и сам ответил: "Никаких".

"Власти молчат, - перебил Бакатина Горбачев, - но в то же время у себя в ЦК признавались: если не очистить Азербайджан от экстремистов "Народного фронта", то ничего не получится. Все сверху донизу были терроризированы. От председателя Верховного Совета Нахичеванской автономной республики, кстати, женщины, под дулом пистолета требовали подписать документ о выходе Нахичевана из СССР..."

"Они не молчали, Михаил Сергеевич, - продолжил министр внутренних дел, - например, очень даже громко протестовали, когда президиум Верховного Совета СССР ввел чрезвычайное положение в Баку. Так что это не молчание. Это позиция, которая целиком и полностью совпадает с позицией экстремистов из "Народного фронта".

8. Министр обороны СССР Дмитрий Язов в своем докладе был еще более конкретен. "Накануне бакинских событий бандиты ограбили целые арсеналы пограничных застав... В другом месте они похитили 133 автомата, 500 гранат, огромное количество боеприпасов... В Агдаме азербайджанцы напали на радиолокационный взвод. Связали солдат, похитили 40 автоматов и вывели из строя радиолокационную станцию..."

Не случайно министр обороны незамедлительно откликнулся на слова выступившего до него депутата из Азербайджана: "Хотелось бы ответить академику Аббасову, который с этой трибуны заявил, что якобы войска вошли в город ночью, под покровом темноты, вошли неожиданно. Это что за неожиданность, если целую неделю подряд сами строили настоящие крепости. Возводили их не какими-то там отходами и металлоломом, а КрАЗами и КаМАЗами, между которыми в обязательном порядке стояли бензовозы с подвешенными по краям бутылками с зажигательной смесью. Неужели это можно назвать неожиданностью? Чуть ли не все легковые и грузовые машины, такси и автобусы находились в распоряжении бандформирований, вооруженных не только оружием, но и средствами связи. О каком покрове темноты, о какой неожиданности может идти речь, если экстремисты знали о каждом шаге военных?"

Каждая фраза Язова сопровождалась громкими окриками. Большей частью это были женщины из азербайджанской депутации. На замечания Горбачева они не обращали внимания. Вдруг все депутаты Азербайджана словно по команде разом вскочили с мест и с шумом покинули зал. Дмитрий Тимофеевич продолжал говорить: "Жаль, они уходят, а то хотелось бы напомнить именно им о сущем святотатстве, когда на 49 трупов специально вырыли 150 могил. И все это делалось, чтобы снять с себя ответственность. Придуманные в пропагандистских целях слухи тотчас же попадали в эфир и на страницы печати. Их слова громко повторяла товарищ Кафарова (председатель Президиума Верховного Севера Азербайджанской ССР - З.Б.), обвиняя нас в введении чрезвычайного положения. Уважаемый шейх выразил возмущение, якобы в тело одной старухи солдаты выпустили 73 пули. Я говорю уважаемому шейху, что этого не может быть, давайте организуем официальное вскрытие, как это положено по закону. А уважаемый шейх мне отвечает, что у них свой мусульманский закон, который запрещает вскрытие".

Зорий Балаян.
«Независимая газета» 13.01.2000





Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА, Армения, Ереван

stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотвращению ксенофобии"


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info