Правда о Сумгаите нужна всему человечеству


Павел Геворкян

Интервью Павла Геворкяна газете "Голос Армении"

Читать это невыносимо трудно.

"Дневник судебного процесса по преступлениям против армянского населения Сумгаита" – бесстрастное и оттого еще более беспощадное свидетельство, со стенографической точностью воспроизводящее судебный процесс, состоявшийся в октябре-ноябре 1988г. в Верховном суде СССР в Москве. Прочитать “Дневник” до конца способен не каждый. А тогда, осенью 88-го, людям, приходившим в зал заседаний, в том числе пострадавшим и потерявшим родных, приходилось ежедневно слушать новые свидетельства, воспроизводящие не укладывающиеся в голове подробности ужасающего преступления, и заново переживать ад…

Автор "Дневника" Павел Геворкян – ныне член-корреспондент РАЕН, профессор, доктор физико-математических наук – участвовал в судебном процессе в качестве переводчика. Мы встретились с Павлом Самвеловичем в Москве и попросили его вспомнить, как проходил суд.

– Я в те годы был аспирантом МГУ. Естественно, мы, армянские студенты, не могли оставаться в стороне от происходящих событий и создали свой комитет “Карабах”. Когда стало известно, что один из судебных процессов пройдет в Москве, было решено обязательно присутствовать на нем. Потерпевшая сторона не нуждалась в переводчике, поэтому моя роль заключалась именно в том, чтобы со стенографической точностью зафиксировать происходящее и сделать материалы суда достоянием гласности.

– Какая атмосфера царила в зале?
– Даже сегодня, спустя 23 года, мне тяжело вспоминать об этом. Мы знали о том, что происходило в Сумгаите, но ежедневно выслушивать леденящие кровь подробности того, как зверски убивали людей только за то, что они были армянами, было крайне трудно. Но еще тяжелее было слушать, как эти убийства квалифицировали совершенными “из хулиганских побуждений”. Представьте состояние людей, всего несколько месяцев назад потерявших своих родных и самих чудом избежавших смерти, которым пытаются внушить, что масштабные и дикие по способам убийства организовали сидевшие на скамье подсудимых 18-летние недоросли…

Естественно, в зале царило общее возмущение этим, как мы тогда называли, “судилищем” над тремя преступниками – Ахмедовым, Джафаровым и Исмаиловым. Всем было ясно, что они всего лишь винтики в хорошо организованном преступлении и на скамье подсудимых должны были сидеть в первую очередь организаторы “сумгаита”. Потерпевшая сторона настаивала на этом в течение всего процесса, но, как и следовало ожидать, безрезультатно…

Царившее в зале суда постоянное напряжение создавали не только подсудимые, но и судья Бризе, прокурор Козловский, которые всячески стремились исказить и извратить очевидное и доказать, что никакой преднамеренности не было и убийства совершались “из хулиганских побуждений”. Очень тяжело было смотреть на людей, потерявших родных, которым приходилось выслушивать показания свидетелей о том, как именно происходили убийства. Помню, у меня постоянно возникала мысль о том, как было бы хорошо, если бы жертвы умерли от выстрела или одного удара ножом. Но сумгаитским мученикам перед смертью пришлось пройти через немыслимые страдания…

– Как вели себя обвиняемые?
– Очень нагло и вызывающе, не было даже намека на покаяние с их стороны. Я неоднократно замечал, как они переглядываются и усмехаются, особенно когда речь шла о подробностях убийств. На все вопросы, связанные с совершением преступлений, целью и организаторами, они отвечали цинично, с иронией. Это также не могло не отразиться на общей накаленной атмосфере в зале.

– В те дни шли разговоры о том, что мать одного из преступников громко заявила, что истинные организаторы остались безнаказанными. Вы помните такой эпизод?
– Да, мать 18-летнего Джафарова заявила, что надо судить не исполнителей, а организаторов – тех, кто обеспечил этих мальчишек холодным оружием, дал им в руки списки с адресами армян и натравил их на людей. Но об этом говорила не только она, но и многие другие азербайджанцы, выступавшие в качестве свидетелей. Достаточно прочесть их показания, где есть множество свидетельств о том, что накануне погромов на улицах города появились груды булыжников и заточенной арматуры, что ни местные, ни центральные власти, как и милиция и введенные с опозданием войска, не вмешивались в происходящее и т. д.

Безусловно, это не снимало вины с тех, кто лично громил квартиры, мучил, насиловал, сжигал и убивал невинных людей, измывался над ними… Но вместе с тем становилось ясно, что предотвратить погромы не составляло особого труда. Когда в мирное время в советском городе три дня происходят такие чудовищные события, а руководство республики и города не вмешивается – это и означает, что все было хорошо организовано и происходящее есть именно то, к чему они стремились и чего добивались.

– Сегодня азербайджанская сторона пытается доказать, что, дескать, организатором преступлений в Сумгаите был армянин по фамилии Григорян. Абсурдность утверждений о том, что один армянин мог целых 3 дня вести за собой несколько сотен азербайджанцев на кровавые “подвиги”, а руководство города и республики оказалось неспособным ему помешать, очевидна. Тем не менее… звучала ли фамилия этого человека в ходе процесса, в показаниях свидетелей и потерпевших?
– Я такого не помню. Ни один из свидетелей не называл эту фамилию, в стенограмме судебного процесса ее просто нет. Все это звучит настолько смешно, что даже комментариев не требуется… Напрашивается только один вопрос: где же была в таком случае милиция?

– Были ли вызваны в суд представители руководства Азербайджана и Сумгаита?
– Нет. Наши адвокаты Р. Рштуни и Е. Шапошникова неоднократно выступали с предложением пригласить в качестве свидетелей руководителей азербайджанской республики, первого секретаря сумгаитского горкома Муслимзаде, однако все эти ходатайства были отклонены судьей. В итоге так и не были даны ответы на главные вопросы: почему бездействовали власти республики и правоохранительные органы, почему в квартирах армян были отключены телефоны, кто готовил холодное оружие, кто обеспечил погромщиков адресами армян, почему целых три дня армия не вмешивалась в ситуацию и т.д.

– До сих пор неясно – были приведены в исполнение приговоры хотя бы над палачами-исполнителями…
– Ахмедов был приговорен к смертной казни, дела остальных двоих отправлены на доследование. Однако уже потом я где-то прочел, что Ахмедова отослали в Азербайджан и он был там провозглашен чуть ли не героем. Что стало с ними потом, мне неизвестно. Но хорошо известно, что портреты преступников спустя два года поднимали на бакинских митингах с лозунгами “Слава героям Сумгаита!”

– В предисловии к своему “Дневнику” вы пишете: “Правда об этом злодеянии нужна всем людям независимо от их национальной принадлежности. Она нужна для того, чтобы такое не повторилось нигде и никогда, подобно тому, как материалы Нюрнбергского процесса необходимы человечеству для того, чтобы избежать “коричневой чумы”. На ваш взгляд, все ли сказано о “сумгаите” и насколько сегодня актуальна эта тема?
– Думаю, за прошедшие годы о “сумгаите” сказано и написано довольно много и каждый желающий может узнать правду о тех событиях. Однако, к сожалению, говорится об этом не так часто и в основном в очередную годовщину трагедии. Между тем необходимо предпринимать активные шаги с целью помочь мировому сообществу осознать, что такое “сумгаит”. Необходимо было прежде всего помочь пережившим этот ад людям прийти в себя и по возможности без последствий прожить дальнейшую жизнь. Во-вторых, необходимо обратиться в судебные инстанции для получения ими материальной компенсации за оставленное имущество. Такого рода иски, помимо всего прочего, привлекли бы внимание международного сообщества к совершенному злодеянию. Мы сегодня становимся свидетелями судебных исков потомков жертв Геноцида 1915 года с требованием возврата имущества. Но почему этого не делается в отношении сравнительно недавних событий, неужели надо ждать 100 лет, чтобы поднимать данный вопрос? И результат в данном случае не столь важен – куда важнее сам процесс как метод донесения истины о “сумгаите” до международной общественности.

В этом направлении надо работать прежде всего нам самим. И только тогда можно требовать справедливой правовой и политической оценки совершенного в Сумгаите преступления геноцида.

– Вы отслеживали судебных процесс с первого до последнего дня. Дают ли материалы дела основание назвать “сумгаит” геноцидом?
– Безусловно, это был геноцид. Как иначе назвать массовые убийства людей по национальному признаку? Как иначе называть преступление, которое готовится заранее, когда загодя готовятся списки жертв, готовится оружие, а власти не вмешиваются в происходящее? Иного определения быть не может, причем вне зависимости от числа погибших.

Нам надо говорить об этом постоянно и громко. Геноциды не имеют срока давности, и правда о “сумгаите” действительно необходима всему человечеству.

… Изданный в 1998 году в Степанакерте “Дневник судебного процесса” с тех пор не переиздавался. Излишне говорить, насколько важно переиздание и перевод этой брошюры на иностранные языки сегодня. Этот документ – беспощадный приговор сегодняшней политике Азербайджана, дающий убедительный ответ всем отвратительным инсинуациям, призванным исказить историю и скрыть истину о страшных событиях 26-29 февраля 1988 года. Событиях, вошедших в историю одним кратким, бьющим и убивающим словом – “сумгаит”.

Марина ГРИГОРЯН
Голос Армении





Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА, Армения, Ереван

stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотвращению ксенофобии"


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info