Валерий Мелкумян


Валерий Мелкумян

Я родился в Сумгаите в 1972 году, точнее, в поселке Насосный, это пригород, в получасе езды от города. В феврале 1988-го мне было 16 лет, и я учился в профтехучилище и почти каждый день ездил в Сумгаит на занятия.

В первые дни погрома мы так и не поняли, что там произошло. В понедельник утром я как всегда поехал на занятия, это было 29-го. Мы в Насосном ничего не слышали о том, что происходит в Сумгаите. В училище меня встретил учитель истории и удивился: "Мелкумян, а ты что тут делаешь?". Я ответил, что на занятия пришел. Он говорит: "Все, закончились для тебя занятия. Езжай обратно". И на своем москвиче вывез меня из города, а на окраине посадил на маршрутку и я приехал домой. А родители уже спохватились: мать утром поехала на работу, там сказали, что в Сумгаите идут погромы, армян убивают. Они с отцом сразу с работы ушли домой и уже беспокоились обо мне.

К вечеру, часов в 4-5 отец привел домой пожилого азербайджанца. В семье из детей оставались мы с младшим братом, сестра уже замужем была и жила в Карабахе. Отец сказал нам с братом, чтобы мы пошли с этим азербайджанцем и провели у него дома ночь, и добавил, что они с мамой тоже будут в надежном месте. Мы пошли с этим мужчиной – у него был большой собственный дом. Он позвал трех своих сыновей – это были здоровые парни, лет 25-30, и говорит нам, мол, не бойтесь ничего, мы защитим вас, никому в обиду не дадим. А мы еще и не понимали, что происходит, никаких погромов не видели и страха у нас особого не было.

Ночью, где-то в час-два, я проснулся и начал просить этого мужчину, чтобы отвез меня домой, сказал, что хочу к родителям. Как они ни старался успокоить меня, не получилось. Тогда он разбудил своих сыновей, и они отвели меня к нам домой. А на двери замок висит, я звал папу, маму – никто не откликался. Они говорят, видишь, дома никого нет, успокойся. И мы вернулись обратно к ним. Утром отец пришел за нами, оказывается, они с матерью в соседнем доме были. Там тоже армяне жили, Мирзояны.

В тот день у нас дома потихоньку начали собраться все армяне с поселка. И не только армяне – русские тоже. Все знали, что у папы связи большие. И тут один из папиных товарищей маме так тихо на ухо говорит: "Багатура убили". А Багатур – это брат моего отца, он в Сумгаите около автовокзала парикмахером работал. В это время приехал начальник части и папа написал ему на бумажке адреса всех наших родственников. Тот поехал в Сумгаит, вернулся через через несколько часов и говорит, что все нормально, это ошибка. Какого-то азербайджанца убили, думали, что это дядя Багатур.

После этого нас всех – несколько армянских семей - отвезли в военный городок. Всех разместили в одной квартире, а внизу стоял БТР и солдаты у подъезда дежурили. Хорошо помню, как в какой-то момент посмотрели вниз, видим - БТРа нет. И сразу паника началась. Все забегали – кто ведро воды на газ ставит, кто ножи, топоры, шампуры достает… Детей нас было 10-12 человек, и взрослые нас стали инструктировать, мол, если вдруг зайдут в квартиру – сразу прыгайте с балкона. А там пятиэтажка, высоко. Все равно, говорят, прыгайте, лишь бы к ним в руки не попасть. Вот тогда у нас уже настоящий страх появился.

Мы прожили в этом гарнизоне примерно неделю. Потом вернулись домой. Отец никак не верил, что это конец, что нам, армянам, здесь делать нечего. Все уговаривали нас уехать, даже азербайджанцы, помню, приходили домой, убеждали, что надо ехать, что все это может плохо кончиться. И все эти несколько месяцев возле нашего дома постоянно патрулировали военные. Потому что было опасно, на нас косо смотрели на нас, даже ребята во дворе цеплялись ко мне, часто устраивали драки. Спасало то, что это был военный городок, население в основном русское было, у меня много друзей было русских и они меня защищали.

Мы свою квартиру обменяли на Степанакерт, летом я выехал из Насосной и больше туда не возвращался. А отец после этого еще примерно месяц там пробыл, документы кое-какие надо было сделать.

От того, что мы не видели всех этих ужасов и были несколько в стороне от Сумгаита, во мне не было такого большого страха, не было ощущения того, что меня могут убить. Мы представляли себе произошедшее только по рассказам тех, кто видел все это и пережил.

Уже в Карабахе я окончил училище, с 1991 года служил в армии и воевал в годы первой карабахской войны, защищал свою Родину.

Степанакерт, декабрь 2017г.

Республика Арцах





Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА, Армения, Ереван

stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотвращению ксенофобии"


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info