Видеоинтервью


Сенатор Яромир Штетина о событиях в Нагорном Карабахе

Сенатор Яромир Штетина: «Арцахцы заслужили право иметь независимое государство»

В рамках работ над фильмом «Обыкновенный геноцид. Операция “Кольцо”» съемочная группа проводит встречи и беседы с людьми, которые в свое время были очевидцами событий. Видеокадры этих встреч войдут в будущий фильм, а пока представляем вниманию читателей интервью с известным чешским тележурналистом и общественным деятелем, в свое время – представителем организации «Человек в беде», неоднократно бывавшим в годы войны в Карабахе, ныне – членом Сената Чехии Яромиром ШТЕТИНОЙ.

– В Арцах я впервые поехал в качестве журналиста в 1991 году и потом ездил уже неоднократно. Очень часто мне и другим журналистам приходилось просто пробиваться из Еревана в Степанакерт. Это были сложные времена – противодействие со стороны азербайджанских и советских властей было очень сильным. Помню коменданта Степанакертского аэропорта Гаджиева, который однажды даже депортировал меня из Карабаха обратно в Ереван. А господин Поляничко (бывший руководитель Оргкомитета Нагорного Карабаха. – Примеч. ред.), который в то время сидел в Степанакерте, взял меня на ночь под стражу, и я просидел за решеткой до утра, когда меня опять-таки «изгнали» на самолете в Ереван.

Москва тогда желала сохранить статус-кво, то есть официально считать Арцах частью Азербайджана. Это было использовано националистическими силами Азербайджана для проведения первых этнических чисток. Я собственными глазами видел и потом описывал в своих статьях депортацию жителей армянских сел южной части Арцаха в Армению. Происходило это так: советские войска входили в село и под предлогом «защиты жителей от азербайджанских головорезов» предлагали быстро садиться в грузовики и покинуть свою землю. «Спасение», таким образом, заключалось в вывозе сотен армян из Карабаха. Это были очевидно преступные действия советской армии.

Как журналист и очевидец событий, я выступал даже в Верховном Совете СССР, где мне дали слово по требованию Сергея Ковалева. Я свидетельствовал, что именно советская армия принимала участие в депортации мирных армянских жителей.

Я также был свидетелем обстрелов Степанакерта со стороны Шуши и Агдама, был в селах у реки Хачен, где шли ожесточенные бои. Помню армянских ополченцев в гражданской одежде, сопротивлявшихся наступлению азербайджанской армии… Я был в этих селах, когда наступавшая азербайджанская армия убивала гражданских лиц. На моих глазах они убили армянскую старушку, и мы даже снимали ее тело на видеокамеру… Кстати, 10 лет спустя я нашел сыновей этой бабушки и узнал, где она в конце концов была похоронена.

Я думаю, Карабахская война была первым стремлением к свободе в Советском Союзе. Именно карабахцы приезжали в Прагу еще в советское время и возлагали цветы к тому месту, где погиб Ян Палак (чешский студент, покончил жизнь самоубийством 16 января 1969 года в знак протеста против Советской оккупации. – Примеч. ред.), протестуя против советской оккупации. На мой взгляд, Карабахское движение сыграло определенную роль в ускорении распада СССР.

Этот Гаджиев, о котором я сказал выше, был настоящим убийцей. Он мне говорил, что ночью выезжает на охоту за людьми – такое у него было хобби. Поэтому меня не удивило известие о том, что в конце концов армяне нашли и застрелили его.

У меня сохранилось много светлых воспоминаний о жителях Арцаха, моих друзьях. Помню, например, сына моего друга Рафика, который учился в Ленинграде, но бросил все и приехал в Арцах воевать за свою родину. К сожалению, он быстро погиб.

Карабахская война была первой, на которой я работал как журналист. Поэтому навсегда в моей памяти остались первые увиденные мной погибшие. Это были четыре молодых парня, тела которых доставили на площадь в Степанакерте на носилках. Их убили буквально несколько минут назад – даже не успели закрыть им глаза. Невыносимо было смотреть в эти глаза, поэтому я сам и закрыл их.

Уже в те годы я почувствовал, что карабахский конфликт – это спираль ненависти, которая будет все время накручиваться. Где-то в 2001-2002 году я побывал в Азербайджане и встречался со многими азербайджанскими беженцами, в том числе – из Агдама. Этот город сегодня не существует в первую очередь потому, что в годы войны он был превращен в огневую базу азербайджанцев, откуда обстреливался Степанакерт. Выходит, эта спираль ненависти начала накручиваться еще в то время именно со стороны Агдама. Тогда же я понял, что решить вопрос силой будет очень трудно даже с учетом того, что Азербайджан сегодня – богатая страна с большим военным бюджетом. Арцахцы превратили свою страну в мощную крепость – я сам видел укрепления на Агдамском направлении. И я уверен, что решение арцахского вопроса силой невозможно.

Меня очень радует быстрое развитие НКР, я бы даже сказал, что за последние годы это развитие идет быстрее, чем в самой Армении. Международное признание Арцаха потребует немало времени. Но я уверен, что после всего того, что пришлось пережить арцахцам, они имеют право на свое независимое государство. Армения и особенно Арцах должны быть инициативнее и активнее проводить политику небольшой непризнанной страны. Надо принимать участие в работе различных форумов, конференций, даже Совета Европы, надо быть увереннее в себе и идти вперед.

Источник: Panorama.am






stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbfb

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info