Операция "Кольцо", весна-лето 1991 года

Сценарий

Операция Кольцо, весна-лето 1991 года

Этот фильм – обвинение. Обвинение в преступлении против человечества, совершенном властями Азербайджана и горбачевским крылом советского руководства весной-летом 1991 года. Обвинение в геноциде армянского народа в ходе операции “Кольцо”, который совершался на территории не только советского Азербайджана, но и приграничных населенных пунктов Армянской ССР.

Операция «Кольцо» – акт государственного терроризма против мирного населения 26 армянских сел. Время проведения – апрель – август 1991 года. Место проведения – Степанакерт, Шаумянский, Шушинский, Мартакертский и Гадрутский районы Нагорного Карабаха, Ноемберянский, Горисский, Таушский районы Советской Армении.

Авторы и исполнители – Аяз Муталибов, Виктор Поляничко, Магомед Асадов, ОМОН Азербайджанской ССР, Народный фронт Азербайджана, Михаил Горбачев, Борис Громов, подразделения внутренних войск МВД СССР и Советской армии.

Из книги Кэролайн Кокс и Джона Эйбнера «Этнические чистки продолжаются: Война в Нагорном Карабахе».

Операция началась утром тридцатого апреля против сел Геташен и Мартунашен. Эти названия по степени жестокости в отношении мирных жителей останутся в памяти армянского народа наряду с Баку и Сумгаитом.

Операция, предпринятая против беззащитных сельских жителей, отличалась особой жестокостью и бесчеловечностью. В ходе операции было совершено множество бесчеловечных акций против мирных жителей: мужчин захватывали и убивали, женщин насиловали, жестокому обращению подверглись дети, гражданских лиц похищали и уводили в заложники. Азербайджанские турки из ближайших сел приезжали на грузовиках, занимаясь грабежом и мародерством, воруя и увозя все – от домашнего имущества до скота.

Это Геташен – одно из cамых крупных армянских сел, отторгнутых в начале 20-го века от Армении. Население Геташена доходило до 5 000 человек. Именно это село стало первой мишенью Операции Кольцо.

Русская писательница и публицист свидетельствует:

Слушать рассказы беженцев – свыше человеческих сил. Изможденные, с обезумевшими глазами, они заново переживали ужас, перенесенный в родном селе. Артиллерийская канонада, грохочущая по улицам бронетехника, мечущиеся толпы сельчан, крики, плач, мольбы о помощи. Размозженные снарядами родственники, тело убитого брата, по которому прошел танк. Мясо на траках гусениц, топорами разрубленный на куски сосед, скопом изнасилованные женщины. Превращенные в руины горящие дома и школа. Азербайджанские машины, нагруженные награбленным добром.

Таким было начало собственно операции Кольцо. Но этнические чистки, насильственные депортации и геноцид армянского населения начались гораздо раньше.

Из доклада правозащитного Центра «Мемориал»

Зимой 1989-1990гг. жители трех сел (Кущи-Армавир, Азат, Камо) из-за непрекращающихся вооруженных нападений на них, давления районных органов власти и командиров подразделений внутренних войск были вынуждены покинуть места своего проживания.

26 июля 1990 года был опубликован указ президента СССР Горбачева «О запрещении создания вооруженных формирований, не предусмотренных законодательством СССР, и изъятии оружия в случаях его незаконного хранения”, который узаконивал уже реализуемый акт государственного терроризма против армянского населения Нагорного Карабаха и приграничных районов Армении.

Виктор Кривопусков. В 1990-1991 годах – начальник штаба следственно-оперативной группы МВД СССР в Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО).
Из книги «Мятежный Карабах»

«Как показал конспиративный рейд нашей группы, в Азербайджанской ССР действовало несколько десятков незаконных, вооруженных автоматами омоновских групп. Днем они отсыпались в специальных базах – лагерях на территории азербайджанских населенных пунктов, а ночью нападали на армянские села, животноводческие фермы, бесчинствовали на дорогах, убивали, грабили. Были случаи, когда убивали и грабили и азербайджанских жителей.

Как сообщало в мае 1991 года радио “Эхо Москвы”, согласно плану операции, азербайджанские населенные пункты проверке не подлежали.

Из отчета делегации Первого международного Сахаровского конгресса, в июле 1991 года побывавшей в Нагорном Карабахе и приграничных районах Армении.

В аэропорту Ходжалу пассажиров армянской национальности систематически оскорбляют, подвергают избиениям и унижениям. Молодых женщин и девушек заставляют раздеваться донага в присутствии сотрудников азербайджанского ОМОНа, отбирают деньги, драгоценности.

Принято считать, что операция Кольцо стала наказанием Армении за отказ участвовать в референдуме. На 17 марта 1991г. был назначен референдум о сохранении CCCР. В нем не приняли участия Республики Балтии, Грузия, Молдавия и Армения.

Из книги Виктора Кривопускова “Мятежный Карабах”:

“Еще в ноябре 1990 года в распоряжении нашей Следственно-оперативной группы попали секретные материалы руководства Азербайджана с планом депортации армянского населения из сел Ханларского и бывшего Шаумяновского районов. На сессии Верховного Совета Азербайджанской ССР, состоявшейся в начале февраля 1991 года, план депортации армянского населения из республики фактически был одобрен».

В период работы над фильмом нам удалось найти фотокопии тех самых документов, о которых пишет Виктор Кривопусков. Их техническое состояние не дает возможности подробно рассмотреть детали, но подтверждает факт существования плана депортации армянского населения задолго до референдума – осенью 1990 года. Этот план не только был одобрен на сессии Верховного Совета Азербайджанской ССР в начале 1991 г. , но и согласован затем с Советом безопасности СССР.

Таким образом, устоявшееся мнение о том, что операция по насильственной депортации населения армянских сел Карабаха стала местью Центра и лично Горбачева за отказ Армении участвовать в Референдуме о сохранении СССР, не выдерживает критики.

Референдум 17 марта стал лишь удобным поводом, использованным Горбачевым для оправдания поддержки чудовищных планов Азербайджана.

15 мая 1991 года обозреватель Радиостанции Свобода Элизабет Фуллер писала: «Москва встала на сторону Азербайджана, президент которого подтвердил, что его республика подпишет новый союзный договор».

С 25 марта 1991-го азербайджанский ОМОН начал регулярные обстрелы сел Геташен и Мартунашен. Среди жертв был и 12-летний мальчик Арамаис Саакян, застреленный снайпером по дороге из школы домой.

Из доклада правозащитного центра «Мемориал».

Документы, имеющиеся в распоряжении “Мемориала”, дают веские основания полагать, что решения о депортации жителей ряда армянонаселенных сел НКАО и прилегающих районов были приняты на заседаниях Совета обороны Азербайджанской Республики (10.04.91), Президиума Верховного Совета Азербайджанской Республики (11.04.91) и на совещании у Президента Азербайджанской Республики Муталибова с руководством КГБ, МВД, Прокуратуры республики (16.04.91).

14 марта 1991 года Европарламент принял Резолюцию, в которой призывал президента Горбачева «положить конец посягательствам на безопасность населения Карабаха и прилегающих армянонаселенных районов, которое, судя по всему, пытаются подвергнуть массовому переселению».

Из донесения начальника политотдела военной комендатуры Района чрезвычайного положения НКАО полковника Полозова от 28 апреля 1991 года.

После решения совета обороны Азербайджанской республики, взявшей курс на депортацию армян, резко обострилась деятельность азербайджанского ОМОНа (…). Идут открытые боевые налеты на армянские населенные пункты. К активным действиям, по словам членов оргкомитета, их подтаскивают лидеры Народного фронта Азербайджана.

Радиостанция Эхо Москвы в те дни сообщала:

По согласованию с Советом безопасности СССР, в операции будут участвовать ОМОН Азербайджана в количестве 1000 человек. Подразделения войск и ОМОН подчиняются МВД Азербайджана. Операцию возглавляет министр внутренних войск Азербайджана. В НКАО прибыла тройка высокопоставленных офицеров из министерства обороны, министерства внутренних дел СССР и КГБ СССР. Такие тройки создаются и действуют во всех районах. Эти должностные лица выступают под псевдонимами, должности и воинские звания условны.

Этот документ под названием Таблица позывных должностных лиц – еще одно свидетельство того, что план насильственной депортации мирного армянского населения разрабатывался как самая настоящая военная операция, в которой были задействованы значительная военная сила, мощная боевая техника и авиация.

Виктор Кривопусков в книге “Мятежный Карабах” приводит хронологию непосредственной подготовки Операции Кольцо.

9 апреля , 14.10 в Степанакерт прибывают высокопоставленные чиновники МВД СССР во главе с первым заместителем министра генерал-полковником Борисом Громовым.

14.20 Совещание в Степанакерте, после которого Громов и Поляничко остаются наедине.

Справка.

Виктор Поляничко. Один из разработчиков и проводников провалившейся политики так называемого национального примирения в Афганистане. В 1990-1992 – второй секретарь ЦК КП Аз-на. В начале февраля 1991 г. заявил: «Земля Карабаха – наша земля, и мы должны занять ее для наших детей».

В августе 1991 года поддержал путч Государственного комитета чрезвычайного положения. Из выступления по бакинскому радио: “Я готов поделиться моим карабахским опытом с ГКЧП Советского Союза”.

По словам Инессы Бурковой, «Фактически операцией руководил Борис Громов, который в свое время опробировал эту схему в Афганистане и с абсолютной точностью, один к одному провел ее в Карабахе».

17.35. Громов отменяет все запланированные встречи с руководством и представителями армянской общественности Карабаха и срочно вылетает в Баку.

10 апреля (экран) 8.30 утра. Громов встречается наедине с президентом Азербайджана Муталибовым.

Справка.

Аяз Муталибов. В 1990 году – первый секретарь ЦК Компартии Азербайджанской ССР, в 1990-1992 – первый президент Азербайджана (1990—1992). Один из главных идеологов антиармянской политики Азербайджана и разработчиков плана депортации армян из Карабаха.

10 апреля 11.00 Громов срочно вылетает в Москву.

10 апреля, 16. 00 – 19.00. Заседание Совета обороны Азербайджана. Основной докладчик – министр МВД генерал-майор внутренней службы Асадов.

Справка.

Магомед Асадов. В 1987 году инициировал насильственную депортацию армянского села Чардахлу. 14 февраля 1988 года, за две недели до сумгаита, заявил, что «100 тысяч азербайджанцев готовы ворваться в Карабах и устроить там бойню». В 1990-1991гг – министр внутренних дел АзССР. Одним из вдохновителей и исполнителей антиармянской политики Азербайджана.

Из материалов слушаний в Комитете по Правам Человека Верховного Совета РФ

19 апреля 1991 года распоряжением начальника управления внутренних войск МВД СССР личный состав внутренних войск МВД СССР, расположенный в селе Геташен, был выведен из села. В это же время были выведены из строя радиотелеграфная и телефонная связь, прекращена подача электроэнергии, запрещены авиаполеты.

Будучи Северными воротами Арцаха, Геташен был самым удобным плацдармом для последующего наступления вглубь территории ареального проживания армян. Именно поэтому Операция “Кольцо” началась с Геташена и соседнего Мартунашена.

Приверженность Азербайджана турецкой политике геноцида подчеркивалась ритуальным характером “мероприятия” по депортации двух карабахских сел”. Тот факт, что для нового геноцида было выбрано 24 апреля – День памяти геноцида армян 1915 года, имел зловещий смысл, цинично подчеркивая общность целей и методов палачей начала и конца 20 века.

Но 24 апреля нападение сорвалось. Руководство Азербайджана переносит операцию на конец месяца.

Это чудом сохранившиеся подлинные кадры последних минут подготовки к атаке подразделений советской армии, вынужденной исполнять преступные приказы преступного командования. Еще несколько мгновений – и танки, развернувшись, возьмут курс на армянские села Геташен и Мартунашен. Вооруженная до зубов карательная машина всей своей мощью обрушится на мирное население. …

Свидетельствует

30 апреля в 5 часов утра началась военная операция “Кольцо” против мирного населения Геташена и Мартунашена. Окруженные танками, БТР, БМП, БМД села подверглись массированному обстрелу. Через несколько часов в села вторглись бронемашины, под их прикрытием продвигались, стреляя из автоматов, солдаты и ОМОНовцы МВД АзССР, за ними – мародеры-азербайджанцы из соседних сел. Все они врывались в окраинные дома, убивали, избивали, грабили армян, увозили их имущество, угоняли машины, скот, под дулом автомата принуждали писать заявление о “желании” навсегда покинуть свой дом.

Обозреватель Радио Свобода Элизабет Фуллер сообщала: 30 апреля в Геташене и Мартунашене было убито 37 человек, в том числе – женщины и дети, около 100 были ранены.

Не было пощады даже глубоким старикам. Женщин тоже избивали, отрезали уши, чтобы взять серьги, некоторых изнасиловали. 43 человека захватили в заложники. 14 из них неизвестно куда подевали. 29 увезли в Агджикент и запертых в автобусе, двое суток непрерывно избивали сапогами, дубинками, прикладами автоматов. Пыткам садисты подвергли каждого из двадцати девяти заложников. На третьи сутки ОМОНовцы обменяли их на 14 пленных солдат и полковника, вернули в Геташен – кровавые месива, с отбитыми внутренностями, переломанными руками, ногами, ребрами, с пробитыми черепами. Более ста жителей двух захваченных сел были избиты, ранены, изувечены.

Радиотелеграмма из Геташена

” СОС, СОС, СОС”

Мы, жители двух армянских сел в Азербайджане Геташен и Мартунашен умоляем спасите наши жизни. Нас давят танками в наших домах и дворах, детей, женщин, стариков хватают заложниками азербайджанские омоновцы, ломают руки, ноги, ребра разбивают ударами об стену, отбивают почки, снимают скальпы, гонят голыми по улицам, колят ножами. Нас заставляют покинуть родные села. Наши дома разгромлены, горят, нам негде укрыться!

Люди мира! Спасите! Хотя бы детей спасите! Мы погибнем, огражденные танками от внешнего мира. СОС, СОС, СПАСИТЕ.”

Политика государственного террора против мирного населения, массовых нарушений прав человека и насильственной депортации с мест исторического проживания привела к формированию отрядов народного ополчения. В Геташене и Мартунашене лидерами самообороны стали учитель истории Геташенской школы Татул Крпеян и геолог Симон Ачикгезян – Дед. Оба они героически погибли 30 апреля.

Находившийся в Геташене в те дни журналист Вардан Ованнисян вспоминал: «Крпеян ценой своей жизни предотвратил бойню в Геташене. Азербайджанцам была очень выгодна смерть советского офицера – тогда они могли представить резню и депортацию как “борьбу с армянскими боевиками”. Смертельно раненный Татул успел спасти офицера и это привело к тому, что переговоры были продолжены и жителей удалось переправить без больших жертв”.

Обозреватель радио Свобода Элизабет Фуллер сообщала

Несмотря на обещание, данное Горбачевым 1 мая предпринять шаги для предотвращения кровопролития, оба села подверглись повторному нападению 2 мая. Мартунашен был сожжен дотла.

4 мая. Президент Горбачев продолжает лицемерно настаивать: “Вопрос о депортации населения Геташена и Мартунашена снят. Никто не имеет права принуждать жителей этих деревень покинуть места их проживания”.

А с места событий сообщала:

4-5 мая переправили на вертолетах 1317 человек в Степанакерт, оттуда в Армению. 6-7 мая еще 1100 человек. Около двух с половиной тысяч мирных жителей выкинули из собственных домов, из родных сел, превратили в бездомных, бесправных беженцев. Но более пятисот молодых и среднего возраста мужчин, тоже вышвырнутых на улицу, арестовали и увезли в неизвестном направлении, видимо, чтобы пытками принудить их признать себя “боевиками”.

В Мартунашене и Геташене не осталось ни единого жителя. Оба села были отданы на разграбление ОМОНовцам и азербайджанцам соседних деревень, а вскоре были заселены азербайджанцам.

Газета “Коммерсант” в номере 21 за 1991 год писала:

Как бы ни были ужасны результаты депортации, они не могли удовлетворить ее вдохновителей. В Баку были недовольны темпами депортации, и руководство Азербайджана требовало еще более активных действий армии.

14 июня 1991 газета “Бакинский рабочий” сообщала, что в Геташене уже проживают 3 000 азербайджанцев.

7 мая. Последний армянин покинул Геташен. Северные ворота Карабаха были отрезаны.

4 июля М. Горбачев подписал Указ о награждении орденом Красной звезды семерых сотрудников ОМОН МВД Азербайджанской ССР «за участие в боях по разоружению боевиков в Ханларском районе Азербайджана», то есть за операцию по депортации населения Геташена и Мартунашена.

К середине мая направление главного удара операции «Кольцо» переместилось на восток. Эта дорога ведет в четыре армянских села бывшего Бердадзорского подрайона Шушинского района. Сюда, на самую вершину горы, в середине мая добралась операция “Кольцо»

13 мая.

Из отчета делегации Первого международного сахаровского конгресса.

Справка. В начале мая 1991 года в Москве начал работу Первый международный сахаровский конгресс. Сведения о депортациях армянского населения Карабаха убедили участников Конгресса срочно сформировать и направить в регион конфликта международную делегацию, в состав которой вошли 15 правозащитников, представлявших Россию, США, Великобританию, Японию и Норвегию. Возглавляла делегацию член британского парламента баронесса Кэролайн Кокс.

Молодая 20-летняя женшина по фамилии Барсегян из Бердадзорского района рассказала следуюшее.

13 мая в 6 часов утра село было окружено внутренними войками МВД СССР и отрядами азербайджанского ОМОНа. Они связали ее мужа и деверя и втолкнули их в автобус. Ей дали документ о том, что она добровольно покидает село и настаивали на том, чтобы она подписала его. Она подписала, поскольку была сильно напугана. У нее был годовалый ребенок. Солдат подошел к нему, взял малыша за голову и сказал: “Вы армяне, поэтому я должен отрезать вам языки». Она бросилась на солдата, чтобы защитить малыша. Солдат изнасиловал ее, но ребенка оставил в покое.

Свидетели рассказали о том, что в селе Мец Шен мужчина был убит 30 выстрелами в горло на глазах его беременной жены и детей за то, что пытался защитить свою жену от побоев, священнослужитель был убит за то, что пытался возразить солдатам, обвинившим его в вооруженном сопротивлении.

14 мая.

Из отчета делегации Первого международного Сахаровского конгресса

Престарелый мужчина из бердадзорского села Мец Шен, инвалид рассказал членам делегации:

14 мая 1991 года над селом начали кружить вертолеты и вошли части азербайджанского ОМОНа. Всех мужчин связали вместе, бросили в автобус и увезли. Молодых избивали так, чтобы они потом не могли иметь детей.

15 мая

Депортированные жители Бердадзора смогли вернуться в родные дома спустя год. Вернулись все, кроме тех, кто был убит или оставался в застенках бакинских тюрем.

Зловещие метастазы Операции Кольцо распространялись по всему Карабаху. Села Гадрутского района подверглись нападению в июне.

15 мая радиостанция Эхо Москвы сообщала: «Решением Совета безопасности СССР было создано несколько фильтрационных точек, действовавших под юрисдикцией МВД СССР и МВД Аз-на – Лачин, Джебраил, Физули, Агдам, Мир Башир и Шуши. Все арестованные перевозились в эти точки.

Вот сюда, на площадь перед зданием милиции в Джебраиле свозили всех заложников из гадрутских сел. Их вначале отдавали на растерзание толпы, затем фильтровали. Часть отпускали, других переправляли в тюрьмы – в Шуши или Баку. Одних потом обменивали, других продавали, третьи погибали от пыток, избиений и невыносимых условий содержания. Судьба многих из заложников, захваченных в плен в ходе операции Кольцо, остается неизвестной до сих пор.

Из отчета делегации Международного Сахаровского конгресса:

Мы получили свидетельства систематического заселения лицами азербайджанской национальности бывших армянских деревень Нагорного Карабаха, коренное население которых было вывезено в рамках проведения насильственной депортации. Эта порочная практика приводит к тому, что азербайджанские беженцы повторно оказываются в зоне продолжающегося конфликта, что является грубым нарушением фундаментальных прав человека.

Леди Кокс: Я побывала в селе Доланлар только благодаря одной героической женщине по имени Анна. В группе Поляничко я настаивала на том, чтобы поехать в деревни, население которых было депортировано. Мне говорили, что это невозможно, а Анна сказала, что может поехать с нами и показать эти села.

6-10 июля.

Из Шаумянского района выводятся внутренние войска. Министр обороны СССР Язов запрещает полеты гражданских вертолетов в Шаумянский район.

Азербайджанский ОМОН атакует села Эркеч, Бузлух и Манашид. Сопротивление сельчан заставляет их отойти и в дело вновь вступают части 23-й дивизии 4-й Армии, танки и иная бронетехника.

15 июля.

Истребители МиГ-23 наносят ракетно-бомбовые удары по селу Эркеч. Впервые в истории СССР против мирного советского населения используются боевые самолеты. Люди вынуждены покинуть село. Танки и БМП обстреливают уходящих сельчан, погибают четыре женщины и ребенок.

24 июля части армии и силы азербайджанского МВД приступили к артиллерийским и вертолетным обстрелам одного из крупнейших в Нагорном Карабахе села Вериншен с населением до 5 тысяч человек.

Справка.

Комитет российской интеллигенции «Карабах» – КРИК. Учредительное собрание состоялось в начале апреля 1991 года в Москве. Комитет российской интеллигенции «Карабах»- КРИК. Учредительное собрание состоялось в начале апреля 1991 года в Москве. Благодаря действиям КРИКА и других российских деятелей преступникам не удалось скрыть истинные масштабы нарушений прав армянского населения в ходе операции Кольцо.

Группа депутатов из Москвы – полковник Владимир Смирнов, Виктор Шейнис, Анатолий Шабад и другие установила «живую вахту» в селе Вериншен Шаумянского района. Депортация Вериншена летом 1991 года была предотвращена.

Конец июля – начало августа. Кольцо террора начинает сжиматься вокруг сел Мартакертского района. Одно из крупнейших в Карабахе село Атерк было оцеплено по всему периметру окружающих его гор.

Но это не закончилось. Насилие, агрессия, убийства, депортации не только расширяли географию, но и ужесточались в методах и средствах. Азербайджан горячо поддержал августовский путч. Однако сразу после провала ГКЧП, 30 августа 1991 года в Баку полностью отказались от советского правового наследия, объявив 70 лет Аз ССР периодом оккупации со стороны России. Национал-шовинистическая политика руководства Азербайджана не была более скована даже формальными рамками советского государства и приняла характер абсолютной разнузданности и беспредела. С этого времени геноцид армянского народа со стороны Азербайджана осуществлялся методом открытой вооруженной агрессии в особо изощренных формах с применением запрещенных видов оружия.

Операция “Кольцо” стала последним примером введения пантюркистских и паназербайджанских устремлений в контекст “интересов советского государства”.

В мирное советское время, в конце 20 века Азербайджан продолжил экспансионистскую политику Турции начала столетия, используя те же методы средневековой жестокости и вандализма. Глобальная цель этой политики – расширение жизненного пространства за счет захвата территорий векового непрерывного проживания коренного армянского населения. Методы реализации – истребление, изгнание и лишение армянского народа его родины, уничтожение или присвоение армянского культурного наследия.

Арсен Мелик-Шахназаров в книге «Нагорный Карабах: факты против лжи» пишет:

Операция «Кольцо» – тягчайшее преступление против человечности, которое полностью лежит на руководстве и силовых структурах Азербайджанской Республики и СССР. «Кольцо» стало даже более мерзким и отвратительным преступлением, чем резня и погромы в Сумгаите. Ибо после «сумгаита» союзные власти все же делали вид, что озабочены происходящим, оправдывались «опозданием войск на три часа» и даже предприняли формальный судебный процесс над группой погромщиков.

В случае с операцией «Кольцо» кремлевский режим и не пытался дистанцироваться от преступных азербайджанских руководителей. Напротив, Кремль открыто поддержал их. Главная ответственность за операцию «Кольцо», за депортацию и погромы несомненно лежит на экс-президенте СССР Михаиле Горбачеве.

По определению Виктора Кривопускова, Операция Кольцо стала «беспрецедентным по масштабам, жестокости и Афганизированным по содержанию мероприятием против армянского народа Нагорного Карабаха.

1 мая 1991 года сенат Соединенных Штатов Америки единогласно принял решение, осуждающее преступления, совершенные властями СССР и Азербайджана против армянского населения Нагорного Карабаха, Армении и Азербайджана. В решении говорилось.

Учитывая, что советские и азербайджанские вооруженные силы, нарушив признанные международные нормы, разрушили армянские села и депортировали армянское население из Нагорного Карабаха и окружающих его местностей; вооруженные отряды подвергают опасности стабильность и мир в Армении, Нагорном Карабахе и Азербайджане, сенат решает следующее.

1. Осудить нападения на невинных людей, женщин и детей в Нагорном Карабахе, прилегающих к нему армянских населенных пунктах и в Армении.
2. Осудить широкомасштабное применение военной силы, а также обстрелы безоружного населения на восточных и южных границах Армении.
3. Призвать положить конец блокадам и другим формам применения силы, а также террору, направленному против Армении и Нагорного Карабаха.

Дети Атерка. Они не видели ужасов геноцида и войны. Они живут на своей земле, там, где веками проживали их деды и прадеды. Зловещие планы Азербайджана в Атерке провалились. Но там, сразу за этими высокими горами – осиротевший Геташен, жители которого по сей день лишены своей Родины. Разбросанные по всему свету, они все-таки верят, что их дети обязательно вернутся в родной Геташен.

Десятки лет права сотен тысяч армян игнорируются международными институтами. Десятки лет они лишены возможности вернуться к родным очагам. Операция Кольцо, как и другие преступления Азербайджана против армянского народа, до сих пор не получила должной правовой и политической оценки. Нюрнбергский процесс по Операции Кольцо еше впереди.

Свидетельства очевидцев

*
Если бы пастух не предупредил, они ворвались бы ночью и нас всех перебили бы. Это просто звери, это что такое вообще? Почему этот маленький ребенок должен бояться, у нас что, советской власти нет?
-Почему вы не отвечаете?
– Чем отвечать, палкой? Палкой против Алазани?

*
Наше село всегда было в составе Арцаха. А в советский период нас отрезали и включили в Ханларский район, Шаумян тоже отрезали. Расчленив таким образом Карабах, азербайджанское руководство начало вести совсем иную политику, стремясь всячески раздробить армянское население Арцаха и тем самым помешать его нормальной жизнедеятельности. Так ведь легче было очищать села от армян, что и делалось понемногу до этих событий. Только Геташен и Мартунашен держались и были для них как кость в горле.

*
В Геташене были и внутренние войска, и омоновцы, и регулярные части советской армии. Село усиленно обстреливалось со всех сторон, днем и ночью. Особенно упорно обстреливали важные объекты – фермы, например. Много работавших на фермах сельчан были ранены. Так был тяжело ранен сторож пчеловодческой фермы Грант Айрумян. Выстрелом снайпера прямо в лоб был убит 12 летний Арамаис Саакян. Во время работы на своем участке получил ранение Маис Бабаджанян.

*
– Мы в ответ не стреляем, потому что у нас мало патронов, и если они закончатся, они войдут в село. Потому и не стреляем, боимся.
– То есть вам не хватает патронов, чтобы защищаться?
– Нет, не хватает. В тот день уже закончились, и если бы не подоспели военные, они бы вошли в село.

*
В Афганистане все происходило так: разведка доносила, что в кишлаке находятся моджахеды. Мы окружали село техникой и войсками, сверху летали вертолеты, по громкоговорителю объявляли, чтобы они вышли и сдались и в этом случае мы не тронем село. Они отказывались, мы начинали обстрел – сверху и снизу, пехота входила в деревню и начиналась зачистка, Фактически в Геташене тоже происходила самая настоящая зачистка, по той же схеме. Геташен находится в долине, окруженной горами, и все высоты вокруг были заняты танками. Если в маленьком Мартунашене я насчитал 28 танков, представьте, сколько их было вокруг Геташена. Ночью вся эта огромная колонна окружила село.

*
Мы ждали, что они могут начать именно 24 апреля. И действительно, утром рано мощная военная техника вошла в Геташен. Но по пути один из танков скатился в ущелье. Мужчины села собрались и встретились с капитаном советских войск. Он говорит: «Нам сказали, будто в селе одни боевики живут. Но мы тут много детей видим». А наши дети высыпали из домов и по танкам лазают. То есть их убедили в том, что в Геташене нет мирного населения и одни боевики. В тот день они вытащили свой танк и ушли из села, убедившись, что мы живем здесь с семьями и защищаемся своими силами. А 30 апреля они пришли вновь.

*
Вот… Соединили концы раны и зашили. Били всех. Укладывали на пол автобуса лицом вниз и прикладом автомата избивали. Потом переворачивали на спину и прыгали на животе, топтали сапогами. Тушили на теле сигареты. Неделю нас держали без воды и хлеба, вообще ничего не давали. Когда мы просили хоть бы курить, нам давали сигареты и заставляли съедать их.

*
То, что мы видели в кино и считали, что это фантазия и такого не может быть, случилось с нами. И это было даже хуже кино. И если снять про это фильм, то все скажут – такого не может быть, это фантазия. Например, 92-летнего старика, находящегося при смерти, омоновцы застрелили в постели. Другого большим топором разрубили на две части. Его звали Мелсик Согомонян. А когда советские солдаты или офицеры пытались вмешаться, защитить хотя бы детей, омоновцы им говорили – мы вас купили, чтобы вы не вмешивались.

*
Ситуация в селе уже была тяжелая. Единственной связью был телеграф. Кое-как, тайком заходила, передавала сообщение и уходила. Они следили за мной и говорили: мы не убьем тебя, а возьмем живой, как приказал замминистра Мамедов, чтобы ты объяснила ему – по какому праву работаешь на связи. Я не понимаю, все права мира только Азербайджану даны или у нас есть центр, есть Москва, где должны думать о народе?

*
– Кто сейчас остался в Мартунашене?
– А разве есть Мартунашен, чтобы кто-то там еще остался? Ничего там сейчас нет – все сожгли.
– Мало того, что нас из наших же домов выгнали, так турки еще и в лес пошли, чтобы перебить нас. Люди прятались кто где мог – в речке, под камнем, под деревом. У многих с собой были маленькие дети, был даже один двухмесячный малыш.. Что с ними стало, мы не знаем… Потом они поставили у села охрану, что спокойно заниматься грабежом и мародерством. У сельчан были автомобили, они забрали их и начали обыскивать дома, грузить награбленное в машины и увозить. Опустошенные дома поджигали. Так и сожгли всю деревню…
– Значит, вас 21 человек было и вы два дня через леса пробирались сюда?
– Три дня…
– А что стало с остальными двумястами?
– Не знаем… Либо добрались до Геташена, либо погибли в лесу, никто не знает..
– Мало им было Сумгаита, добрались до Мартунашена. Опять армяне виноваты оказались.
– Мой сын служил в Афганистане, защищал страну. Год назад вернулся и турки его убили… Еще и года не прошло. Пусть Горбачев вернет мне сына!
-Из 80 хозяйств Мартунашена ни одного дома не осталось, все уничтожили. Вот все, что я взала из своего дома. Из леса мы видели, как горит наше село.

*
Я призываю от имени всего армянского народа обратиться с требованием, чтобы – не говорю товарищу Горбачеву, будь он проклят – Горбачеву, Язову и этому, как его там – Пуго дали звание героя за то, что смогли захватить наши села Геташен и Мартунашен. Другие руководители воюют с чужими странами, а эти воюют с собственным народом и одерживают победы над своим населением. Можете записать мое имя – Овсепян Симон Теванович – и передать всем это предложение. Молодец Горбачев, победил свой народ, орден героя дать ему за то, что перебил армян, сжег наши села и изгнал нас с родной земли!

*
Хин Шен – армянское село, наши предки здесь похоронены. Насколько я знаю, история села начинается с 15 века, но на кладбище есть и более старые могилы. Политика Азербайджана всегда была антиармянской и преследовала цель очистить Карабах от армян. Это было заметно даже во времена коммунистов. Я тогда работал бухгалтером и мы постоянно слышали: «армяне наши враги». Они нападали на наши села, воровали скот. И если бы мы не оборонялись, они бы вошли в села и унесли бы все.

*
Мы за несколько дней знали, что советская армия должна войти в село для проверки паспортного режима. До этого они пару раз заходили, но в тот день пришли уже с целью депортации жителей. После советских войск вошел азербайджанский ОМОН, который, не обращая внимания на войска, начал действовать. Всех мужчин села, независимо от возраста, и меня в том числе, собрали и увезли в Лачин. Продержали полтора дня, потом часть вернули в село, остальных отправили в Шуши, Кировабад, Баку. Через день начали депортацию нашего и других сел Бердадзора.

*
Азербайджанские омоновцы обыскивали дома, избивали, насиловали, собирали и уводили куда-то людей. Советские войска ни во что не вмешивались, но практически поддерживали их действия. Омоновцы вели себя очень нагло. Они рассеялись по всему селу, группами входили в дома и предлагали хозяевам письменно отказаться от проживания в селе – дескать, они не желают больше жить в Бердадзоре и просят перевезти их в другое место. Все это делалось под дулом автомата, сопровождалось избиениями, насилием, оскорблениями и унижениями. Люди, конечно, были в ужасе. Безоружные старики, женщины, дети – что они могли поделать?

*
16 человек увезли в Баку, там целый год велось якобы расследование – их методами, конечно. Спустя год нас судили, обвиняли в убийстве, называя армянскими экстремистами и террористами. Но о каком терроризме шла речь, если мы всего лишь защищали свое село.
Я провел в Баку 5 лет и 2 месяца, причем 4 с лишним года как смертник. Каждую секунду мы ждали, что нас убьют. С конца 1994 года нас начал посещать Красный крест. Если бы не они, никто из нас не наверное, не выжил бы – даже я, физически самый выносливый. Из нас пятерых вернулись трое. Двое наших товарищей умерли в тюрьме – от недоедания, избиений, ужасающих условий в камере смертников. А нас спасла просто надежда.

*
В село приехала баронесса Кокс и другие иностранцы. Я пошла туда и увидела, что азербайджанцы пытаются доказать баронессе и ее спутникам, что никакой депортации нет, и даже Горбачев в Москве это говорит. А к этому времени уже были депортированы 17 сел. И делегация уже хочет вернуться обратно. Я тогда сама обратилась к баронессе Кокс, говорю – вы были в этих селах, сами убедились – есть депортация или нет? В этот момент генпрокурор Азербайджана Гаибов, который прилетел вместе с ними, подошел ко мне и говорит – а ты уверена, что депортация была, можешь доказать? Я ответила – да, уверена. Он говорит– можешь полететь с нами на вертолете, показать и доказать это? Я сказала – конечно, могу.
Потом они попытались заставить меня все-таки отказаться. Гаибов подошел ко мне и шепчет: ты понимаешь, что самым большим куском от тебя останется ухо? Там ОМОН, который растерзает тебя… Но я подумала – будь что будет и села в вертолет. Как спустились в село Доланлар, навстречу нам вышли около сотни омоновцев. Я удивилась – говорю, кого вы охраняете тут? И мне отвечают, что сюда привезли и хотят заселить азербайджанцев, вот и стерегут, чтобы они не убежали отсюда. А женщины кричат, воют, шум на все село стоит.
Мне запомнились слова одной пожилой азербайджанки, которая говорила: я раньше даже не знала – где это, Карабах. Зачем меня привезли сюда, на это разрушенное место, пепелище, где ничего нет для жизни… И милиционеры нас охраняют, чтобы мы не сбежали. А вокруг и правда ничего нет, они сожгли все дома бульдозером сравняли все с землей, чтобы ни следа армян не осталось.
А прилетевшие с нами азербайджанцы пытаются доказать баронессе и ее спутникам, что это и есть жители этой деревни. Но когда их начали расспрашивать, выяснилось, что они обменяли свои дома в Армении с бакинскими армянами. Потом в Баку к ним пришли какие-то молодые азербайджанцы в военной форме и начали под разными предлогами выселять – дескать, это их квартиры. И при этом обещали, что увезут их в такое хорошее место, где много баранов, отличные дома и пастбища. Приехали – видят, ни одного дома нет, ровное место, где тут жить? Весь Доланлар сравнили с землей, а потом привезли и выгрузили здесь этих людей…

*
В первый раз вошли в село в середине мая, во время проверки паспортного режима. Около 70 БТРов было, 300-400 солдат на военных машинах, танки. Заходили в село с разных сторон, окружали по периметру. В тот первый раз человек 10-12 взяли и увезли.

*
Говорит – этого тоже возьмите. Я говорю – по какому праву, ты кто такой? Я – ветеран войны, дошел до Берлина. Он мне говорит – ты, мол, плохо воевал, я покажу тебе, как надо воевать. Нас бросили в какой-то подвал – грязь на полу, сырость, мрак, окон нет. Приставили солдата для охраны. Через 10 минут человек 15 ввалились в подвал и начали нас избивать.

 




stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info