Следственные документы

Обвинительное заключение по УД №18/55461-88

ПРОКУРАТУРА СОЮЗА ССР
следователь по особо важным делам
при Генеральной Прокуратуре Союза ССР

УГОЛОВНОЕ ДЕЛО*
№ 18/55461-88

Обвинительное заключение УД №18/55461-88

ПО ОБВИНЕНИЮ:

САФАРОВА НИЗАМИ СУМБАТ оглы по ст. ст. 67, 72, 94 п.п. 2,6,7, 109 ч. 3, 144 ч. 3, 144 ч. 4, 145 ч. 2 п.п. 1,2,8 УК Азербайджанской ССР

МАМЕДОВА ГАЛИБА НАДИРШАХ оглы по ст. ст. 67, 72, 94 п.п. 2,6,7, 109 ч. 3, 144 ч. 3, 144 ч. 4, 145 ч. 2 п.п. 1,2,8 УК Азербайджанской ССР

ГУСЕЙНОВА ВАГИФА ВАХАБАЛИ оглы по ст. ст. 67, 72, 94 п. п. 2, 6. 7, 15. 54 п.п. 2. 8, 144 ч. 3 УК Азербайджанской ССР

НАДЖАФОВА НАДИРА АХМЕДХАН оглы по ст. ст. 67, 72, 94 л. г. 2. 6, 7= 15, 34 п. а. 2, 8, 109 ч, о, 144 ч. 3 УК Азербайджанской ССР

ГАНДЖАЛЫЕВА ЭЛЬЧИНА АЛИ оглы по ст. ст. 67: 72 ГК Азербайджанской ССР

ИСАЕВА АФСАРА ИСЛАМ оглы по ст. ст. 67, 72, 94, п. п. 2, 6, 7, 109 ч. 3 УК Азербайджанской ССР

ГРИГОРЯНА ЭДУАРДА РОБЕРТОВИЧАпо ст. ст. 67, 72, 94 п.п. 2, 6, 7. 15, 64 п. п. 2, 8, 109 4, 3 УК Азербайджанской СС

ТОМ №
г. СУМГАИТ — 1989 г.

[*] Оригинал в формате pdf взят с сайта А. Исмаилова http://sumgayit1988.com.
В процессе оцифровки могли иметь место опечатки. Приносим извинения и будем признательны за сообщения об ошибках и помарках.

Скачать pdf 11,4 mb -1 часть     Скачать pdf 12,6 mb -2 часть



СОДЕРЖАНИЕ
обвинительного заключения

Раздел двенадцатый: Агитация с целью возбуждения национальной вражды и розни. л.д.245-254

XII. Участие Сафарова Н.С., Мамедова Г.Г Гусейнова В.В., Наджафова H.A., Ганджалыева З.А., Исаева А.И., Григоряна Э.Р. в агитации с целью возбуждения национальной вражды и розни.

Принимая 28 февраля 1988 года в г. Сумгаите активное участие в массовых беспорядках, Сафаров Н.С., Мамедов Г.Г., Гусейнов В.В., Наджафов H.A., Ганджалыев Э.А., Григорян Э.Р. и Исаев А.И., находясь, среди многочисленной группы хулиганствующих лиц, распространяли заведомо ложные злонамеренные слухи и измышления, подрывающие доверие и уважение к лицам армянской национальности, вызывающие чувство неприязни к ним, призывали к изгнанию граждан армянской национальности из города, к расправе над ними.
Сафаров Н.С., Мамедов Г.Г./ Гусейнов В.В., Наджафов H.A., Ганджалыев Э.А., Григорян З.Р., Исаев А.И. своими действиями, выраженными в демонстрационной форме и направленные по погром квартир и имущества граждан исключительно армянской национальности Есеян, Межлумян, Григорян, Оганесян, Шахбазян, Петросян, Тавадян, умышленное убийство гражданки армянской национальности Григорян Э.Ш., выражая тем самым неприязненные отношения к армянской нации в целом, по существу проводили агитацию с целью возбуждения национальной вражды и розни между гражданами армянской и азербайджанской национальностей, подрывая доверие и уважение к армянской нации, вызывали к ней чувство неприязни.
Обвиняемый Григорян Э.Р. по данному эпизоду обвинения вину не признал.
т.29 л.д.242-253

Обвиняемые Исаев А.И.. Гусейнов В.В., Ганджалыев Э.А. также виновными себя по ст.67 УК Азерб. ССР. не признали.
13 сентября 1988 года обвиняемый Исаев А,И, по данному вопросу пояснил:
“… О событиях в Нагорном Карабахе мне стало известно 27 февраля 1988 года. Раньше я ничего о событиях в Карабахе не слышал. О том, что 22 февраля 1988 года состоялась сессия исполкома НКАО, принявшая решение ходатайствовать о переходе в состав Армении, я ничего не знал, хотя по-моему мнению НКАО всегда относилась к Азербайджану, там жили наши предки и эти земли должны и дальше принадлежать нам. 27 февраля вечером, когда я ехал на завод на дорогах везде стояли толпы людей и не давали проехать транспорту… На заводе… все рабочие были взволнованы рассказами об издевательствах над азербайджанцами со стороны армян и беспокоились о своих семьях. 28 февраля утром, после смены я пошел домой к своим родителям. На улице, в городе было спокойно, вокруг базара и универмага стояла милиция и не разрешала собираться группами, но никто это и не делал. А уже в обед… я услышал, что в городе происходят демонстрации и погромы… В толпе людей все пересказывали друг другу случаи об издевательствах и убийствах над азербайджанцами со стороны армян. Милиция старалась сначала как-то успокоить людей… Затем я видел, как по улице Мира туда и обратно стали ходить толпы людей. Из толпы слышались лозунги: “Карабах, наш”, “Смерть армянам ” и “Долой армян из Сумгаита”… Я слышал в толпе, что центральные органы власти, партийные органы …против демонстраций и беспорядков. Я считаю, что все эти беспорядки подготовили и спровоцировали лица, приехавшие из Карабаха, лица, приехавшие в Сумгаит из сельских районов и лица, ранее судимые, такие, как Григорян, которым, шло все равно, кого убивать и грабить. До этих событий лично я часто и много общался с лицами армянской национальности и у меня неприязни к ним не было. Во время беспорядков я попал под влияние толпы и под влияние Григоряна, Наджафова и Гусейнова, поэтому пошел с ними…”
т.27 л.д. 138-144

На допросе 14 сентября 1988 года обвиняемый Исаев А.И. дополнил:
“…В то время, что я был вместе с ними, я только от Сафарова Низами у дома, где живет Григорян Эмма, слышал возглас: “За Карабах” … Как я лично считаю, все они: Григорян, Наджафов, Сафаров, Гусейнов и другие принимали участие в массовых беспорядках только для того, чтобы пограбить, понасиловать, поубивать. Особенно Григорян, как, я говорил, для него эти беспорядки были, как подарок с неба. Каких-либо осуждений своих действий или жалости со стороны Сафарова, Наджафова, Гусейнова и Григоряна я ни во время массовых беспорядков, да после – не слышал…”
т. 27 л.д. 146-148

Обвиняемый Гусейнов В.В. по данному эпизоду обвинения на допросе 22 февраля 1989 года показал:
“…Я не признаю себя виновным в… агитации с целью возбуждения вражды к лицам армянской национальности и розни между азербайджанцами и армянами. 28 февраля 1988 года в городе Сумгаите я находился в числе участников массовых беспорядков, в многочисленной группе хулиганствующих лиц, но действий, выраженных в демонстрационной форме и направленных на погром квартир и имущества граждан только армянской национальности, не допускал, убивать армян не призывал. Находясь в толпе, из разговоров я понял, что армяне в Карабахе и Армении убивают азербайджанцев, а 29 февраля готовятся тоже повторить в нашем городе Сумгаите. Толпа решила предотвратить предстоящее побоище и убийства со стороны армян азербайджанцев в
Сумгаите, опередить события. Поэтому, поверив распространяемым в толпе слухам, я также беспокоясь за судьбу своих близких, присоединился к толпе и пошел с ней в 3-й микрорайон г.Сумгаита…”
т. 20л.д. 315-320

Обвиняемый Ганджалыев Э.А. по этому же вопросу показал:
“…Я не признаю своего участия в агитации с целью возбуждения национальной вражды между азербайджанским и армянским народами. Я только присутствовал при этом в числе участников массовых беспорядков, но действий, выраженных в демонстрационной форме и направленных на погром квартир и имущества граждан только армянской национальности не допускал, к убийству армян не призывал. Из слухов, распространяемых в толпе, я понял, что армяне на территории НКАО расправляются с азербайджанцами и то же самое готовится в Сумгаите. Поэтому, поверив слухам, и беспокоясь за судьбу своих родных и близких, я присоединился к толпе и совершил несколько преступлений…”
т.23 л.д.323-333

Обвиняемый Наджафов Н.А. на допросах 18 ноября 1988 года и 24 февраля 1989 года показал:
“… 28 февраля 1988 года примерно в 16 часов я и Гусейнов Вагиф пошли к автовокзалу города Сумгаита, который находится в районе пересечения улиц Мира и Дружбы. О массовых беспорядках в городе и антиармянских настроениях среди молодежи мы знали еще 27 февраля 1988 года, поскольку в этот день мы выходили в город и все это видели и слышали сами, В районе пересечения улиц Мира и Дружбы было около тысячи людей, в основном, молодежь. Были и пожилые люди, но их были единицы, они со стороны наблюдали за происходящим. Молодежь же буйствовала, выкрикивала антиармянские лозунги, останавливала проезжающие машины, выискивала среди пассажиров лиц армянской национальности для расправы над ними. Я и Вагиф /Гусейнов/ некоторое время понаблюдали за всем этим, затем, увидев возле монумента “Дружбы народов” Григоряна Эдика, Сафарова Низами и Исаева Афсара, подошли к ним… Со слов Григоряна Эдика, Сафарова Низами, Исаева Афсара и находившихся с ними других ребят я понял, что они полностью поддерживают настроения толпы и готовы принять участие в избиении армян и погромах их квартир…
Я признаю себя виновным в том, что 28 февраля 1988 года, находясь на пересечении улиц Мира и Дружбы города Сумгаита, примкнул к многочисленной группе хулиганствующих лиц, которая вынашивала намерения отмстить сумгаитским армянам за злодеяния армян в Карабахе против азербайджанцев, и своими действиями в дальнейшем выражал свое неприязненное отношение к армянской нации сознавая, что мои действия, так же как и действия многих других, возбуждают ненависть к армянам и чувство неприязни…”
т.22 л.д. 265, 313

Обвиняемый Мамедов Г.Г. 22 февраля 1989 года показал:
“…28 февраля 1988 года обедать я пошел к Сафарову Низами. За обедом я рассказал Сафарову об обстановке г. Сумгаите. Узнав от меня о событиях в городе, Сафаров высказал желание пойти и посмотреть самому, что происходит в Сумгаите. После обеда, примерю в 14 час.23 мин, Сафаров ушел из дома в г. Сумгаит. Побыв немного еще дома у Сафарова, я тоже решил пойти в город… Примерно к 16 часам я пришел к городскому автовокзалу, возле которого, в районе фонтана и встретил группу следующих ребят: Сафарова Низами, Наджафова Надира, Гусейнова Вагифа…, Ганджалыева Эльчина, Григоряна Эдуарда и Исаева Афсара. Все названные мною парни стояли вместе, образуя круг, и скандировали: “Карабах наш, не отдадим Карабах ” Через промежутки сомкнутых в круг ребят я видел, что в центре стоял Григорян Эпик и тоже выкрикивал вместе с другими. После того, как выкрики прекратились, Григорян скомандовал: “Давай пошли за мной” и вывел всех нас на перекресток улиц Мира и Дружбы… останавливать автотранспорт с целью выявления лиц армянской национальности… Я признаю свою вину а том, что мои действия привели… к разжиганию национальной вражды и розни между армянским и азербайджанским народами, однако цели разжигания национальной вражды у меня не было. Участвуя в массовых беспорядках, я имел цель пограбить, чтобы всегда иметь деньги. Мне было все равно, кого грабить армян или азербайджанцев, однако в сложившейся ситуации грабить можно было только армян. В противном случае, если бы я грабил азербайджанцев, то рисковал бы жизнью. Меня толпа могла бы убить. Что касается убийств и изнасилований, то я такой цели перед собой не ставил. Однако не смог удержаться, видя, как другие насилуют…”
т.18 л.д.239-240

Обвиняемый Сафаров И.С. на допросах 12 января и 20 февраля года показал:
“…27 февраля я на митингах слышал требования, чтобы в течение 24 часов армяне, проживающие в г. Сумгаите, выехали из города… Таковы были требования потому, что до жителей Сумгаита дошли слухи, что в Армении и Карабахе притесняют азербайджанцев, издеваются над ними, убивают, насилуют женщин, выгоняют из своих домов. Один из выступающих говорил, что он сам приехал из Армении, и он вынужден был оттуда уехать… И люди, веря в это, возмущались, кричали: “Карабах наш”, “Долой армян”. Причиной беспорядков явились эти разговоры и слухи, которые распространялись по Сумгаиту… Мое отношение к этому было отрицательным, так как если кто-то прижимает, издевается над азербайджанцами там, в Армении, то к этим лицам и надо было принять меры, а не к тем армянам, которые жили в Сумгаите… Я кричал: “Долой армян” “Карабах наш” потому что так кричала толпа… Если бы я не кричал вместе с ними, то это вызвало бы подозрения у стоявших рядом лиц, меня назвали бы армянином и тогда мне трудно было бы доказать им, что я азербайджанец. Я согласен с тем, что мои действия совершенные мною преступления привели к разжиганию национальной вражды и розни между армянским и азербайджанским народами. Но цели разжигания межнациональной вражды и розни у меня не было. Моя цель была пограбить. Мне было все равно, кого грабить – армян или азербайджанцев. Или кого-либо еще. Только грабить в той ситуации азербайджанцев было нельзя, так как это было бы неправильно понято толпой. Цели насиловать и убивать у меня не было. Не было такой цели и у ребят, с которыми я совершал преступления. Мысль об изнасиловании и убийстве приходила к нам уже в квартирах Я, Григорян и другие шли в этот день только грабить и вопросы национальных взаимоотношений нас не интересовали..
т.16 л.д.170-176, 117-238

Свидетель Григорян В.А. мать обвиняемого Григоряна Э.Р. 26 декабря 1988 года показала:
“…Близких отношений с родственниками мужа я не поддерживала. Муж мой по национальности был армянин, и умер в 1969 году …
Не поддерживала я с родственниками мужа близких отношений потому, что они были недовольны тем, что я русская по национальности и из бедной семьи. Когда умер муж, то никто из его родственников материальной, помощи мне не оказывал ни на копейку…
Дети мои знали о том, что есть у них дед и дядя, которые, в основном, жили в достатке, но никаких отношений с ними не поддерживали и в гости к ним никогда не ездили.
Муж был сильно болен, ему ампутировали обе ноги. Мне приходилось часто возить его по различным медицинским учреждениям страны … Покойный муж всегда мне говорил, чтобы я никогда ни за какой помощью к его родственникам не обращалась, так как они ничем не помогут. О том, что я рассказала… знают и мои дети, поэтому они добрых чувств к родственникам по линии мужа не питают. Дети ненавидят родственников по линии мужа из-за их негативного отношения к нашей семье, хотя ничего плохого мы никому не сделали…”
т.28 л.д.202-203

Свидетель Каграманян P.M. – жена обвиняема Григоряна Э.Р. 26 декабря 1988 года подтвердила показания Григорян В.А.
т.28 л.д.221-224

Таким образом, зная о происходящих в городе беспорядках, обвиняемые Сафаров Н.С., Григорян Э.Р., Наджафов H.A., Гусейнов В.В., Исаев А.И., Мамедов. Г.Г. и Ганджалыев Э.А., 28 февраля 1988 года, присоединившись к группе бесчинствующих лиц, приняли в массовых беспорядках непосредственное участие, совершив ряд преступлений против личности и личной собственности исключительно граждан армянской национальности, о чем подробно изложено в предыдущих разделах обвинительного заключения.

Выкрикивая вместе с другими лицами антиармянские лозунги и призывы, совершая погромы квартир и насильственные действия в отношении только граждан армянской национальности, обвиняемые Сафаров Н.С., Григорян Э.Р., Наджафов H.A., Исаев А.И., Гусейнов В.В., Мамедов Г.Г. и Ганджалыев А. И. выражали тем самым неприязненные отношения к армянской нации в целом.
Кроме того, своими действиями, носящими открытый, демонстрационный характер, они совместно с другими хулиганствующими лицами в сущности подрывали доверие и уважение к армянской нации, вызывали к ней чувства неприязни и ненависти у наблюдавших за их действиями посторонних граждан.

Действия обвиняемых Сафарова Н.С., Мамедова Г.Г., Гусейнова В.В., Наджафова H.A., Ганджалыева Э.А., Исаева А.И., Григоряна Э Р., направленные на разжигание национальной вражды и розни, квалифицированы по ст. 67 УК Азерб.ССР.






stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info