Сумгаит

Говорят свидетели- азербайджанцы

V. УЧАСТИЕ САФАРОВА Н.С. В ОТКРЫТОМ ПОХИЩЕНИИ ЛИЧНОГО ИМУЩЕСТВА СЕМЬИ ТАВАДЯН ПО АДРЕСУ: ГОР. СУМГАИТ, 34 КВАРТАЛ, ДОМ 10/53, КВ.2

Обвиняемый САФАРОВ Н.С. показал:

«…По факту кражи из квартиры Тавадян в 34 квартале могу пояснить следующее. Дверь в эту квартиру я не ломал. Когда я зашел в квартиру, там уже начался погром (...) Хозяев квартиры не было. В квартире погром шел полным ходом. За 5 минут было все перевернуто. В гостиной комнате на полу я подобрал 5 головных платков, 3 скатерти, 3 простыни, 2 полотенца, жакет красного цвета с длинными рукавами. Все это я сложил в наволочку, которую взял там же. Украденные мною вещи были спрятаны возле рынка. Их я после задержания добровольно выдал милиции…»

VIII. УЧАСТИЕ САФАРОВА Н.С., НАДЖАФОВА H.A., ГУСЕЙНОВА В.В., ГРИГОРЯНА Э.Р. В ПОГРОМЕ КВАРТИРЫ СЕМЬИ ОГАНЕСЯН ПО АДРЕСУ: ГОР.СУМГАИТ, I МИКРОРАЙОН, ДОМ 13/31, КВ.8. УЧАСТИЕ НАДЖАФОВА H.A., ГУСЕЙНОВА В.В. В ПОКУШЕНИИ НА УБИЙСТВО ИЗ ХУЛИГАНСКИХ ПОБУЖДЕНИЙ АГАСАРЯНА Э. А.

Около 22 часов 28 февраля 1988 года Сафаров Н.С., Наджафов H.A., Гусейнов В.В., Григорян Э.Р., присоединившись к группе хулиганствующих лиц, собравшейся в I микрорайоне города, с целью учинения погрома взломали с помощью металлических труб, прутьев, топоров дверь квартиры №8 в доме №13/31 указанного микрорайона, где проживала семья армянской национальности Оганесян. Однако проживавший в квартире зять Оганесяна В.А. – Агасарян Эдвард Арташевич, вооружившись топором, стал защищаться и не допустил участников погрома в квартиру. В результате повреждения Сафаровым Н.С., Наджафовым H.A., Гусейновым В.В., Григоряном Э.Р. и другими входной двери квартиры государству причинен материальный ущерб на сумму 190 рублей. Когда вооруженный топором зять Оганесяна В.А. – Агасарян Э.А. вышел из квартиры, Наджафов H.A. и Гусейнов В.В. поднялись на лестничную площадку между 3 и 4 этажами, а остальные участники погрома спустились ниже по лестнице. Наджафов H.A. и Гусейнов В.В., увидев валяющуюся на лестничной площадке чугунную батарею парового отопления весом 33,6 кг, подняли ее и с целью умышленного убийства, из хулиганских побуждений бросили в Агасаряна Э.А., стоявшего ниже них на лестничной площадке 3 этажа. Однако умысел на умышленное убийство Агасаряна Э.А. Наджафов H.A. и Гусейнов В.В. не довели до конца по причинам, не зависящим от их воли и желания, поскольку Агасарян Э.А. успел отскочить в сторону и батарея упала на пол.

Обвиняемый САФАРОВ Н.С.:

«…Гусейнов Вагиф, обращаясь к Наджафову, сказал, что в доме 13/31 проживает теща Исаева Афсара и в этом доме есть жильцы-армяне. С этой целью мы пошли к дому 13/31 и подошли к 1 подъезду, дальнему от дороги, т.е. от улицы Нариманова… У всех членов нашей группы в руках была арматура и обрезки труб… На площадке 3 этажа… мы взяли трубу, т.е. я, Мамедов и Гусейнов Вагиф и стали бить в дверь, расположенную прямо перед лестницей. Кроме нас, на лестничной площадке были еще ребята. В область дверного замка мы нанесли 6–7 ударов, и в это время дверь открылась и на пороге появился парень армянской национальности. Был он плотного телосложения, широкий в плечах, в руках держал топор. Первым трубу держал Мамедов, за ним стоял я, за мной Гусейнов Вагиф и потом четвертым держал Наджафов. Когда армянин появился на пороге, то мы испугались, поднялась паника, и я бросил трубу и побежал вниз, и упал на лестнице. Часть толпы забежала на площадку между 3 и 4 этажами, а часть сбежала на 2 этаж. Подняться и напасть на армянина мы боялись и только ругали и угрожали ему. Когда я находился на площадке между 1 и 2 этажом, 2 и 3 этажами я видел, как сверху в армянина бросили батарею отопительную светлого цвета, сколько в ней было ребер, я не знаю. Батарея упала рядом с армянином. Кто кинул, я не видел. Из наших ребят наверх забегали Наджафов и Гусейнов, кто еще там был из наших, я не видел. Армянин, обращаясь к толпе, сказал, чтобы ему дали час или полчаса времени, чтобы он с семьей покинул квартиру, а потом делали с его имуществом, что хотели. Мы согласились и все вышли из подъезда…»

Свидетель КЕРИМОВА Д.Б. на допросе 16 марта 1988 года показала:

«…28 февраля 1988 года я находилась дома и примерно в 20 часов слышала в блоке нашего дома разные крики и стуки в дверь. Мы испугались, мой муж и я не открывали дверь. Потом сын услышал, как взломали дверь квартиры нашего соседа. Из квартиры соседа раздались детские крики. Тогда мы с мужем не выдержали и открыли дверь, увидели на лестнице и лестничной площадке толпы людей, которые в руках держали палки, трубы и другие предметы. Они требовали от нашего соседа, чтобы они покинули свою квартиру… Потом они ушли …»

Свидетель РАГИМОВ Н.М. по данному вопросу 6 сентября 1988 года показал:

«…28 февраля 1988 года после 21 часа я с семьей находился у себя дома, на кухне. В это время я услышал глухие удары на площадке 3-го этажа, как раз под моей квартирой, расположенной на 2-м этаже… Когда открыл двери, то увидел толпу людей, это были парни-азербайджанцы, заполнившие лестницу, пройти выше было невозможно. В руках у толпы я ничего не видел. Но после всего, когда уже все кончилось и я вновь вышел в подъезд, то между 3 и 2 этажами на лестнице увидел металлическую трубу в три четверти дюйма в диаметре и длиной около полутора метров. Я понял, что этой трубой и стучали в дверь квартиры Агасарян. Я видел, что в районе замка двери квартиры Агасарян имеется несколько сквозных пробоин, по диаметру схожих с размером трубы, лежавшей на лестнице. Здесь же лежали камни, которые впоследствии при уборке выбросили во двор. Там же лежала четырехсекционная отопительная батарея…»

Свидетель КЛИМОВ Б.А. на допросе 21 декабря 1988 года показал:

«…28 февраля 1988 года где-то без пяти минут девять вечера, во дворе нашего дома появилась большая группа ребят, примерно 100–150 человек… Толпу я увидел у окна своей квартиры… шум ее продолжался около 20 минут, затем шум толпы перекинулся в наш подъезд, было слышно, как по лестнице наверх стали подниматься люди. Один из них крикнул на азербайджанском языке: «Средняя дверь, третий этаж, Эдик, Эдик». Вскоре на третьем этаже нашего подъезда толпа стала выламывать дверь. В нашем подъезде проживала одна армянская семья в квартире №8. Рая, ее дочь Варя и зять Эдик, фамилии их не помню. Когда в толпе кричали «Эдик, Эдик», понял, что толпа пришла сводить счеты семьей Эдика, т.е. с соседями этажом выше. В их двери били какими-то твердыми и тяжелыми предметами, это можно было понять по доносившемуся шуму, который раздавался после каждого удара. Послышался женский плач и крик. Все это продолжалось около 20 минут, затем толпа ушла из нашего подъезда… Когда эти люди ушли, на улице стало тихо, я посмотрел на будильник, чтобы узнать, сколько же все это продолжалось. На будильнике было ровно 22 часа… 29 февраля утром, примерно в 10 часов, я вышел из квартиры и поднялся на 3 этаж, чтобы посмотреть, что происходило в квартире Эдика. Дверь его квартиры деревянная, она была закрыта, в районе замков имела повреждения… На лестничной площадке между 2 и 3 этажами валялась трех- или четырехсекционная отопительная батарея. Как она туда попала, я не знаю, и пользовались ли ею погромщики, я не видел и не знаю. Однако скажу следующее, что где-то к осени 1987 года в нашем доме, том числе во всех квартирах нашего подъезда меняли трубы отопительной системы, сменяли отопительные батареи. Последние были трех-, четырехсекционные, а то состояли и из больших секций, и после ремонта валялись как у входа в наш подъезд, так и были брошены возле мусоросборника, находящегося в нескольких метрах от нашего дома…»

Обвиняемый по делу МАМЕДОВ:

«…Эдик сказал, что он живет в этом микрорайоне и знает, где проживают армяне. В 1-м микрорайоне мы подошли к дому 13/31 и там встретили Гусейнова Вагифа, Наджафова Надира… Затем все вместе пошли в первый подъезд дома 13/31, поднялись на третий этаж и стали ломать дверь в квартиру №8, расположенную прямо перед лестницей. Когда мы поднимались по лестнице к этой квартире, я видел, что Сафаров Низами и Наджафов Надир вдвоем несли двухметровую трубу диаметром примерно 8 см, а Гусейнов Вагиф… – 1,5-метровую трубу меньшего диаметра, но не намного. Может быть, кто-то еще помогал нести трубы перечисленным лицам, но я запомнил именно их. Кроме названных ребят из нашей группы, в подъезде, куда мы заходили, было много других – незнакомых мне парней. Те, кто нес длинные трубы, стали ими бить в дверь квартиры №8 по очереди и сломали ее. Когда дверь была сломана, из квартиры вышел молодой мужчина с топором и ножом в руках и стал кричать: «Что вы хотите?» Испугавшись его, часть погромщиков спустилась ниже этажом, а другая часть поднялась выше – на 4 этаж. Я лично вместе с Наджафовым Надиром, Гусейновым Вагифом побежали на 4 этаж. Там под стеной стояла чугунная секция от отопительной системы. Гусейнов Вагиф и Наджафов Надир взяли эту секцию и вдвоем бросили на оборонявшегося мужчину, но не попали в него. На следствии я узнал, что фамилия этого мужчины Агасарян… Бросая чугунную секцию… Гусейнов и Наджафов хотели таким образом расправиться о Агасаряном, чтобы он не мешал нам учинить погром его квартиры. Кидали ли какие-либо предметы в Агасаряна те, кто убежал этажом ниже, я точно не знаю, не видел. Я слышал, что Агасарян попросил у толпы один час и он уйдет с семьей из квартиры, оставит ее нам для погрома. Наша группа не стала дожидаться… когда Агасарян уйдет, и после этого дома мы пошли все за Григоряном в соседний дом 53/14, расположенный рядом с домом 13/31…»

IX. УЧАСТИЕ САФАРОВА Н.С., МАМЕДОВА Г.Г., ГУСЕЙНОВА В.В., НАДЖАФОВА H.A., ГАНДЖАЛЫЕВА Э.А., ГРИГОРЯНА Э.Р. В ПОГРОМЕ КВАРТИРЫ СЕМЬИ ПЕТРОСЯН ПО АДРЕСУ: ГОР. СУМГАИТ, 1-Й МИКРОРАЙОН, ДОМ 33/14, КВ. 58. УЧАСТИЕ САФАРОВА Н.С., МАМЕДОВА Г.Г. В РАЗБОЙНОМ НАПАДЕНИИ И ЦЕЛЬЮ ЗАВЛАДЕНИЯ ЛИЧНЫМ ИМУЩЕСТВОМ ШАХБАЗЯН Ж.Б.

УЧАСТИЕ ГРИГОРЯНА Э.Р. В ПОКУШЕНИИ НА УБИЙСТВО ИЗ ХУЛИГАНСКИХ ПОБУЖДЕНИЙ ПЕТРОСЯНА М.Ш.

Продолжая свои преступные действия, Сафаров Н.С., Мамедов Г.Г., Гусейнов В.В., Наджафов H.A., Ганджалыев Э.А., Григорян Э.Р. и другие лица примерно в 22 часа пришли к соседнему дому №33/14 1-го микрорайона, где с помощью обрезков металлических труб и прутьев взломали дверь квартиры №58, в которой проживала семья армянской национальности Петросян. Ворвавшись в квартиру, Сафаров Н.С. и другие лица учинили погром: разбили стекла в окнах, повредили и частично уничтожили мебель, посуду, одежду и другие предметы домашнего обихода, часть которых выбросили во двор и сожгли, а также избили находившихся в квартире Петросяна М.Ш. и его жену Шахбазян Ж.Б. В результате погрома квартиры потерпевшим причинен материальный ущерб на сумму 13.465 рублей. Частичным разрушением квартиры государству нанесен материальный ущерб на сумму 249 рублей.

Григорян Э.Р., вооруженный топором, вместе с другими участникам погрома ворвался в квартиру. Увидев в квартире Петросяна Манвела Шамировича, Григорян Э.Р. с целью умышленного убийства, из хулиганских побуждений, топором нанес ему удар по голове. Однако умысел на убийство Петросяна М.Ш. Григорян Э.Р. не довел до конца по причинам, не зависящий от его воли, и желания, поскольку потерпевший Петросян М.Ш. в момент нанесения удара, защищаясь от нападения, молотком ударил Григоряна Э.Р. по руке, в которой был топор. В связи с этим удар пришелся не лезвием, а обухом топора по голове потерпевшего, причинив Петросяну М.Ш. в теменной области черепно-мозговую травму с сотрясением головного мозга, по степени тяжести отнесенную к легким телесным повреждениям с кратковременным расстройством здоровья. От полученного удара Петросян М.Ш. потерял сознание, упал на пол, не подавал признаков жизни. Решив, что Петросян М.Ш. убит, Григорян Э.Р. прекратил в отношении него дальнейшие действия.

Проникнув в квартиру, Сафаров Н.С., по предварительному сговору с Мамедовым Г.Г., оба вооруженные обрезками металлических труб, совершили нападение на находившуюся в квартире Шахбазян Женю Баласановну и нанесли ей побои и, угрожая расправой, завладели личным имуществом потерпевшей и членов ее семьи. При этом Сафаров Н.С. похитил и обратил в свою собственность коробку из-под ювелирных изделий стоимостью 1 руб.50 коп., камень «бирюза» стоимостью 8 руб., две половинки камня «бирюза» без потребительской стоимости. Одновременно с ним Мамедов Г.Г. похитил мужскую куртку стоимостью 17 руб.64 коп. Всего Сафаров Н.С. и Мамедов Г.Г. в ходе разбойного нападения завладели имуществом Шахбазян Ж.Б. и членов ее семьи на сумму 27 руб. 14 коп.

Обвиняемый САФАРОВ Н.С. пояснил:

«…Впереди, в толпе шли Наджафов Надир, Григорян Эдик, Гусейнов Вагиф, Ганджалыев Эльчин, другие ребята. Толпа зашла в крайний подъезд и стала подниматься наверх. Вместе с нашими ребятами поднималось человек 15–20. Толпа поднялась на 4 или 5 этаж и стала ломать дверь слева. Из наших ребят дверь ломали Григорян Эдик, Гусейнов Вагиф. Кто еще из наших ребят ломал дверь, я не помню, запомнил лишь этих. Толпа была вооружена металлическими трубами, арматурами. Когда ворвались в квартиру, я увидел, что в коридоре стоял мужчина, а у дверей спальни, что справа по коридору, стояла женщина. Григорян Эдик кулаком ударил мужчину по переносице и у него пошла кровь. Тут же Григорян ударил мужчину обухом топора по голове. Я не помню, был ли в руках мужчины молоток или нет. Женщина кричала, что она нас запомнит, и плакала. Стоявшие сзади напирали, Григорян Эдик и другие, стоявшие впереди, прошли дальше… Я видел, как Ганджалыев Эльчин ударил женщину ногой по телу, и она упала. Остальные тоже били мужчину и женщину… Помню, что чуть позже, когда Мамедов Галиб брал рубашку красную в клетку в целлофановом пакете, женщина вырвала у него из рук рубашку и он ее ударил ногой. Это было в спальной комнате, что справа по коридору. Я ни мужчину, ни женщину не бил. Толпа заполнила все помещения и начала разбивать и красть вещи, как только вошла в квартиру. Наджафов Надир прошел на балкон и стал звать оставшуюся во дворе толпу. Я видел, как Наджафов взял в гостиной комнате проигрыватель и выбросил через балкон вниз. Потом я видел в руках Наджафова ручной магнитофон, по-моему, марки «Весна», фотоаппарат. Эти вещи он похитил из квартиры. У Григоряна Эдика в руках я видел цветное покрывало. Что тогда взял Ганджалыев Эльчин, я не знаю, но когда мы уходили, то он говорил, что оказался в выигрыше, т.е. взял в квартире что-то ценное. В свою очередь я взял себе из квартиры две простыни, одеяло, покрывало, коробку из-под ювелирных изделий. Мамедов Галиб взял рубашку и куртку. Куртку он взял в коридоре на вешалке (...) Женщина, когда мы уходили, оставалась в квартире. Мамедов Галиб отнимал у женщины рубашку и ударил ее в спальне. Что брали остальные ребята, я не помню. У женщины глаза были, по-моему, косые. Потом мы спустились вниз. В квартире оставались незнакомые мне ребята.

Обвиняемый МАМЕДОВ Г.Г. показал:

«…Во дворе дома 33/14, куда мы пришли, было много народа, стоял сильный гул. Наша группа зашла в 4 подъезд дома 33/14, поднялась на 5 этаж к квартире №58, расположенной слева, если подниматься на этаж. Сломав дверь этой квартиры, мы ворвались в нее. Врывались в квартиру Григорян Эдик, Сафаров Низами, Наджафов Надир, Гусейнов Вагиф… Ганджалыев Эльчин… и я. Дверь в эту квартиру ломали по очереди названные мною лица, в том числе и я обрезком арматуры. Завершил взлом двери Григорян Эдик с помощью имевшегося у него топора. На следствии я… узнал, что квартира, в которую мы ворвались, принадлежала Петросяну и его жене Шахбазян. Когда мы, сломав двери, ворвались в квартиру №58, нас в прихожей встретил Петросян и его жена Шахбазян. У Петросяна в руках был молоток. Когда Григорян пытался нанести Петросяну удар топором по голове, то последний успел ударить Эдика по руке, в которой был топор. Рука Эдика ослабла от удара, топор повернулся обухом вниз и опустился Петросяну на голову. Тот схватился обеими руками за голову, закрутился на месте и упал с окровавленной головой. Я подумал, что Григорян убил Петросяна. Стоявшая рядом жена Петросяна кинулась к нему на помощь. Тогда ее стали избивать, нанося удары руками и ногами по различным частям тела. Избивали ее Сафаров, Гусейнов, Наджафов. Я в это время увидел на вешалке в прихожей с правой стороны одежду. Подойдя к вешалке, я увидел мужскую куртку, которую взял для себя, и после этого сразу же вышел из квартиры на улицу. Участия в избиении Шахбазян я не принимал и что творилось в квартире после моего ухода, не знаю. Стоя на улице – возле подъезда дома, я видел, как через балкон из квартиры Петросян выбросили телевизор, холодильник и одежду, но кто и что выбрасывал, я не видел. Квартиру Петросян наша группа громила примерно в 22 часа. После погрома квартиры я с Сафаровым пришел к сумгаитскому рынку, там остановил частную машину «Жигули», на которой уехал в поселок Джорат домой к Сафарову. Сафаров со мной не поехал. Он отдал целлофановый кулек с вещами, которые похитил при погроме квартир и попросил передать его жене Лейле и сказать ей, что он пошел на работу».

Свидетель ДЖАБАРОВА Ш.Р. 25 марта 1988 года показала:

«…28 февраля 1988 года вечером я находилась дома… Я услышала во дворе нашего дома крики и шум. Когда я вышла на балкон и смотрела во двор, то увидела, что во дворе нашего дома стоит толпа народа. Они держали в руках трубы, арматуры, ножи и другие предметы. Вдруг кто-то из них крикнул, что на 5 этаже в 58 квартире живут армяне. Потом из них несколько человек зашли в блок нашего дома, где находится 58 квартира. Через несколько минут оттуда раздался звон разбитого стекла, и я увидела, как они выбрасывали с 5 этажа вещи на улицу. Потом они ушли…»

Свидетель КУДРЯШОВА А.Н., квартира которой расположена на одной лестничной площадке с квартирой семьи Петросян, 24 мая 1908 года показала:

«…28 февраля 1988 года примерно в 21 час. 30 мин я услышала, что на нашей лестничной площадке раздается много мужских голосов. Затем стали стучаться в дверь квартиры №58 и требовать открыть двери. Говорили и по-русски, и по-азербайджански. Сама я в коридор не выходила, так как сильно испугалась. В глазок моих дверей толпу мужчин было видно плохо, но, судя по шуму, их было много. Вскоре мужчины взломали дверь и ворвались в квартиру, я услышала крики хозяйки квартиры Шахбазян Жени. Погром у них длился минут 40. После ухода погромщиков я зашла в квартиру Шахбазян, там был и Петросян Манвел. У него на голове была кровь. Полотенцем Манвел старался остановить кровь. Хозяева мне сказали, что погромщик ударил Петросяна топором по голове. На голове у него через кровь я рассмотрела две не очень глубокие раны, они были на теменной части головы. Шахбазян также пояснила, что после того, как ее мужа ударили топором, отвела его в ванную комнату. Саму ее избили. Били, руками и ногами. Их сын Юра, спасаясь, спустился по балкону к соседям на 4 этаж, а дочь Джульетта спряталась под кровать и ее не нашли…»

Свидетель ГЕРАСИМОВСКАЯ М.Д. пояснила:

«…Я проживаю в доме №33/14. Рядом со мной в квартире №58 проживает семья армянской национальности Шахбазян, Петросян и двое детей. 28 февраля 1988 года примерно в 21 час.30 я находилась дома и в то же время услышала сильный шум в подъезд нашего дома. На лестничной площадке пятого этажа раздались крики мужчин, говорящих на азербайджанском языке… Затем я услышала, как в дверь квартиры №58 стали стучать и ломиться. Нападавшие кричали и требовали открыть дверь, после того, как дверь не открыли, ее стали ломать… Когда сломали дверь их квартиры, то я услышала звон битой посуды, шум в квартире Шахбазян… Погром, шум, крики в квартире Шахбазян продолжались около 40 минут. Затем погромщики ушли и Шахбазян зашла к нам в квартиру. От нее я узнала, что погромщики перебили всю мебель, посуду часть вещей забрали с собой, избили ее били во руками и ногами. Ее мужа, Петросяна, хотели ударить по голове топором, но он защищался и топор упал на голову… При этом на голове Петросяна в теменной части я увидела рану. Лицо и тело у него было все крови. От Шахбазян я узнала, что ее дочь Джульетта пряталась от погромщиков под кроватью, ее искали, но не нашли. Сын их спустился по веревке на этаж ниже и прятался там…»

Свидетель МАЛИКАХМЕДОВА С.Г., квартира которой расположена этажом ниже под квартирой семьи Петросян, показала:

«…ближе к 22 часам я собиралась уложить дочерей спать, так как обычно в это время укладываю детей спать, я услышала, как на 5 этаже шумели и падали какие-то предметы, над нами, в квартире №58, в то время жила семья Петросян. Когда я находилась в спальной комнате с детьми, я услышала, как кто-то стучит в окно балкона /балкон у нас в квартире застеклен/, я об этом сообщила мужу, муж прошел на балкон и оттуда вернулся с Петросяном Юрием. Юрий был какой-то бледный, отрешенный, просто не объяснить его состояния. Я сразу же поняла, что их квартиру разгромили хулиганы. Мы с мужем положили Юрия в постель. Когда мы сами легли спать, то через некоторое время пришел отец Юрия и забрал его с собой…»

ПРИГОВОР4

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

20 декабря 1988 г. Воронежский областной суд в составе председательствующего Корольковой В.П. и народных заседателей Шевелюхина В.М., Волгина В.И. при секретаре Гринберг Е.Е. с участием прокурора Ивашова Ю.Е. и адвокатов Керимова Ш.Г., Турбовской В.Б., Асланова А.А., общественного защитника Сукясова А.С., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Сумгаитского городского народного суда дело по обвинению, рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Сумгаитского городского народного суда дело по обвинению Мехдиева Аламдара Гасанали оглы, рождения 2 сентября 1952 года (...) в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 67, 72 УК Азербайджанской ССР; Рзаева Закира Мамеда оглы, рождения 23 января 1962 года (...) в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 72, 145 ч.2 п.п. 1, 2, 5, 7, 8, ст. 94 п.2, 15–94 п.2, 4 УК Азербайджанской ССР; Турабиева Азера Гасана оглы, рождения 22 мая 1966 года (...) в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 72,94 п.2 УК Азербайджанской ССР, установил:

27–29 февраля 1988 года в г. Сумгаите Азербайджанской ССР хулиганствующими лицами учинены массовые беспорядки, в ходе которых совершались погромы квартир, поджоги, избиения, изнасилования, убийства граждан армянской национальности. Так, при массовых беспорядках в указанные дни погибло 32 человека, более четырехсот получили телесные повреждения различной степени тяжести, подвергнуто нападению и погромлено более двухсот квартир, повреждено более пятидесяти объектов торговли и культурно-бытового назначения, свыше сорока единиц автомототранспорта, часть которого сожжена.

В массовых беспорядках принимали участие и подсудимые Мехдиев, Рзаев, Турабиев, которые совершили умышленные преступления при следующих обстоятельствах.

ПРЕСТУПНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕХДИЕВА А.Г.

Зная об учиняемых в г. Сумгаите массовых беспорядках, сопровождавшихся погромами, разрушениями, поджогами и другими подобными действиями в отношении граждан армянской национальности, Мехдиев А.Г. 28 февраля 1988 года около 21 часа в г.Сумгаите, у пересечения улиц Ленина и Дружбы, сплотив вокруг себя многочисленную группу лиц, состоящую в основном из местного населения азербайджанской национальности, вел устную агитацию и пропаганду среди этих лиц с целью возбуждения национальной вражды и розни между гражданами азербайджанской и армянской национальностей, выступив с заведомо клеветническими измышлениями о том, что армянский народ на территории Армянской ССР якобы издевается и глумится над проживающими там гражданами азербайджанской национальности, учиняет над ними физическое насилие, выселяет из жилищ, убивает их, насилует женщин и в тоже время и в г. Сумгаите армяне занимают лучшие должности и квартиры, а азербайджанцы работают на предприятиях с вредными условиями, живут в подвалах и самовольно построенных и неприспособленных лачугах – «Нахалстрое». В связи с этим Мехдиев призывал их путем совершения погромов отомстить армянам, проживающим на территории г. Сумгаита, выгонять их из занимаемых квартир, учинять погромы квартир, уничтожать, жечь их имущество.

Проведя устную агитацию и пропаганду с целью возбуждения национальной вражды и розни между азербайджанским и армянским населением гор. Сумгаита, Мехдиев привел организованную им многочисленную группу хулиганствующих лиц в 4 квартал к дому №12/21 по ул. Ленина и вновь призвал к погромам квартир граждан армянской национальности. Здесь группа хулиганствующих лиц, вооруженная топорами, ножами, обрезками металлических труб, арматурными прутьями, палками, другими предметами, взломали входную дверь квартиры №27 указанного дома, в которой проживала семья Бабаевых. Ворвавшись в квартиру, группа хулиганствующих лиц учинила погром, в ходе которого были повреждены входная дверь, мебель, уничтожена посуда, выброшены во двор и сожжены другие вещи, совершены насильственные действия в присутствии несовершеннолетних детей в отношении Бабаевой Н.М. и Бабаян И.Х. Действиями организованной Мехдиевым группы хулиганствующих лиц семье Бабаевых причинен материальный ущерб на сумму 29 791 рубль и в результате разрушения двери государству причинен ущерб на сумму 173 рубля.

После завершения погрома квартиры Бабаевых, примерно в 22 часа Мехдиев привел группу хулиганствующих лиц в соседний 5 квартал к дому №28/19, где вновь призвал к погромам квартир граждан армянской национальности. Организованная им группа лиц на протяжении почти двух часов учиняла погром квартиры указанного дома, в которой проживала армянская семья Аванесян. Участники погрома, вооруженные топорами, ножами, обрезками металлических труб, арматурными прутьями, палками, побили стекла в окнах квартиры, взломали дверь, ворвались в квартиру, повредили и частично уничтожили мебель, посуду, сожгли другие вещи, причинив семье Аванесян материальный ущерб на сумму 63526 рублей и государству в результате разрушения двери на сумму 262 рубля,

В процессе погрома в квартире группой хулиганствующих лиц были совершены насильственные действия в отношении членов семьи Аванесян, убиты Аванесян В.М. и Аванесян А.М.

В судебном заседании подсудимый Мехдиев виновным себя по существу обвинения не признал, пояснив, что 28 февраля 1988 года около 20 часов он вышел из дома и пошел на главпочтамт, чтобы заказать переговоры с родителями. Дойдя до почтамта, он увидел на ул. Ленина перед пересечением с ул. Дружбы костер, вокруг которого стояли свыше ста человек. Он подошел к ним и спросил, что они делают. Они ответили, что освобождают квартиры от армян, а их вещи сжигают. Он сказал им, что нельзя так делать, но они ответили ему, чтобы он шел своей дорогой. В этот момент он увидел работника милиции в форме капитана или старшего лейтенанта, подошел к нему и сказал, что надо предотвращать такие действия толпы. Работник милиции ответил ему, что их мало, они не вооружены и попросил его помочь им разогнать толпу. Он вместе с работником милиции подошел к толпе и предложил разойтись по домам, но в толпе закричали, что они не разойдутся, т.к. в Армении азербайджанцев выгоняют из домов, поджигают дома, стригут женщинам волосы. Среди толпы он увидел полковника милиции, подошел к нему и представился, что он Мехдиев Аламдар из Казахского района. Работник милиции сказал полковнику, что он хочет им помочь. Он спросил у полковника, правда ли, что в Армении издеваются над азербайджанцами. Полковник сказал, что это ложь. Тогда он, обращаясь к толпе, сказал, что все слухи ложь. Полковник попросил его зайти в подъезд, где громили на третьем этаже квартиру, и крикнуть, что идет милиция, чтобы погромщики разбежались. Он, опасаясь за свою жизнь, но считая своим гражданским долгом помочь прекратить погром, пошел в подъезд и крикнул: «Идет милиция». После чего он вышел из подъезда и, увидев работников милиции, обращаясь к полковнику, сказал, что его приказание выполнил, и ушел домой.

Однако виновность подсудимого Мехдиева (…) подтверждается совокупностью собранных в судебном заседании доказательств, а именно:

– показаниями подсудимого РЗАЕВА З.М., пояснившего, что 28 февраля 1988 года около 21 часа Мехдиев на ул. Ленина возле дома 12/21, где проживала армянская семья Бабаевых, призывал его и многих других лиц выселить армян из квартир, громить их квартиры, заявляя, что армянский народ на территории Армении издевается над азербайджанцами, а в Сумгаите занимают лучшие квартиры, хорошие должности, после чего показал им квартиру Бабаевых, в которой он и другие лица совершили погром, а затем по предложению Мехдиева их группа совершила погром квартиры Аванесяна;

– показаниями свидетеля АГАЯРОВА А.А., пояснившего, что 28 февраля 1988 года около 21 часа Мехдиев на ул. Ленина около костра, возле которого стояли мужчины, говорил, что армяне плохой народ, издеваются над азербайджанцами в Армении, азербайджанским солдатам отрезали головы в Ереване, а их трупы доставили на трех самолетах в Азербайджан, упрекал при этом стоящих в том, что они спокойно стоят, не разрушают армянские квартиры, после чего, спустя некоторое время, он увидел, что погромщики начали громить квартиру на третьем этаже в доме №12/21, а затем после погрома этой квартиры Мехдиев показал толпе погромщиков другую квартиру армянской семьи в другом доме на первом этаже, которую погромщики разгромили и убили двух братьев Аванесян;

– показаниями свидетеля АЗАЕВА К.Г., пояснившего., что 28 февраля 1988 года после 20 часов он находился на перекрестке улиц Ленина и Дружбы, где в доме 12/21 по ул. Ленина шел погром квартиры на третьем этаже и жгли в костре на улице выбрасываемые из окна вещи, слышал из толпы крики «Аламдар, Аламдар»;

– показаниями свидетеля АХМЕДОВОЙ С.Х., пояснившей, что 28 февраля 1988 года около 21 часа во время погрома квартиры Бабаевых, она увидела среди стоящих около дома бесчинствующих лиц работника милиции в форме полковника с папахой на голове, обращавшегося к толпе, к которому подошел из толпы мужчина и стал разговаривать с ним и с толпой, при этом держа руки за спиной, ногой пинал в костер лежавшие на улице вещи;

– показаниями свидетеля ГУСЕЙНОВА Ф.А., пояснившего, что 28 февраля 1988 года около 21 часа, проходя при проверке сигнала о пожаре в школе №2 по ул. Ленина и увидев около одного из домов, где на третьем этаже шел погром квартиры, большую группу людей, он совместно с работниками милиции Салимовым, Акимовым с целью попытаться путем убеждения поскольку они не были вооружены и малочисленны по сравнению с толпой, в которой было примерно 300–500 человек, потребовать прекратить погром и, подойдя к толпе, выяснив, что они громят армянскую квартиру, стал убеждать их прекратить погром, однако погромщики, не реагируя на их требования, стали стыдить его, говоря, что он не азербайджанец, а потом из толпы вышел мужчина, представившийся Мехдиевым Аламдаром из Казахского района и, обращаясь к нему, стал тоже стыдить его за то, что он требовал прекратить погром армянской квартиры, заявляя, что армянский народ издевается в Армении над азербайджанцами, при этом толпа погромщиков молча слушала Мехдиева, иногда поддерживала криками его слова о необходимости отомстить армянам, из чего он, сделав вывод, что Мехдиев пользуется у толпы авторитетом, стал убеждать его прекратить погром квартиры невинных людей, говоря, что Советская власть этой ночью не заканчивается и за эти погромы придется отвечать по закону, на что Мехдиев ответил ему, чтобы он не угрожал, но все же ему удалось убедить Мехдиева прекратить погром, в связи с чем Мехдиев, подойдя ближе к дому, где шел погром, крикнул погромщикам, чтобы они, сделав что-то с люстрой, прекратили погром, после чего Мехдиев, с чувством явного превосходства сообщив ему о выполнении его приказания, ушел совместно с погромщиками из двора;

– показаниями свидетеля САЛИМОВА А.А., пояснившего, что 28 февраля 1988 года около 21 часа он совместно с полковником милиции Гусейновым, а также работниками милиции Акимовым, Ибрагимовым, увидев на ул. Ленина у одного из домов, где шел погром квартиры, большую группу хулиганствующих лиц, вооруженных различными предметами, с целью пресечь погром, подошли к погромщикам и потребовали прекратить погром, однако из толпы, которая стала бросать в их адрес угрозы, вышел мужчина, представившийся Мехдиевым Аламдаром из Казахского района, и уверенно стал говорить, что погром прекращать не нужно, так как в Армении издеваются над азербайджанцами, но затем после настойчивых требований и убеждений полковника Гусейнова Мехдиев крикнул погромщикам, находившимся в квартире, чтобы они ломали люстру и спускались, однако на его крик в квартире вначале никто не отреагировал, и тогда Мехдиев пошел во двор дома, а затем, выйдя из подъезда, сказал полковнику, что он выполнил его приказание, после чего ушел из двора вместе с группой погромщиков;

– показаниями свидетеля АКИМОВА Ш.П., пояснившего, что 28 февраля 1988 года он совместно с полковником Гусейновым, капитаном Салимовым на ул. Ленина подошли к толпе молодежи, вооруженной трубами, арматурой, стоявшей возле дома, где громили квартиру на третьем этаже, и Гусейнов потребовал прекратить погром, однако из толпы раздавались крики мстить армянам, а потом из толпы вышел мужчина, назвавшийся Мехдиевым, которого толпа беспрекословно слушалась, называла «баба», поддерживала его слова о необходимости выгонять армян в ответ на их издевательства над азербайджанцами в Армении, затем Мехдиев после разговора с Гусейновым, повернувшись к окну квартиры, где шел погром, крикнул «ломайте люстру и спускайтесь», после чего, сказав полковнику, что он выполнил его приказание, обратился к толпе хулиганов «все за мной» и ушел вместе с погромщиками из двора;

– показаниями свидетеля ИБРАГИМОВА Р.К., пояснившего, что 28 февраля 1988 года он, по указанию полковника Гусейнова наблюдал за действиями Гусейнова, Салимова, Акимова, убеждавших толпу прекратить преступные действия, видел, как мужчина, разговаривавший с полковником и назвавшийся Мехдиевым, крикнул, обращаясь к погромщикам «прекратите и спускайтесь».

При этом судом с бесспорностью установлено, что Мехдиев, кроме погрома квартиры Бабаевых, организовал погром квартиры Аванесян.

Так, подсудимый Рзаев и свидетель Агаяров пояснили, что после погрома квартиры Бабаевых Мехдиев привел погромщиков к дому Аванесян и с целью погрома показал их квартиру. Объективность показаний в этой части Рзаева и Агаярова подтвердили свидетели Гусейнов, Салимов, Акимов, пояснившие, что после погрома квартиры Бабаевых в доме 12/21 Мехдиев, сказав «все за мной», ушел вместе с группой погромщиков. Потерпевшие Бабаев Х.Д., Бабаев Н.М., Аванесян Р.А., Бабаев В.М. в процессе предварительного расследования пояснили, что 28 февраля 1988 года в период с 20 ч. 30 мин до 23 часов их квартиры были подвергнуты погрому, в процессе которого мебель, посуда и другие предметы были уничтожены, часть вещей похищена (т. 4 л.д. 9–13, 95–97, т.6 л, д. 50–58, 93–96, 42–49).

Свидетели Лисицин С.Б., Шуляк М.Г., Бабаев Ш.А. показали в судебном заседании, что группа погромщиков первоначально совершила погром в доме 12/21, а затем стала громить квартиру Аванесян, расположенную на первом этаже в доме 28/19 ул. Дружбы.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, возле дома № 28/19, где проживали Аванесяны, был обнаружен самодельный деревянный ящик-чемодан. Потерпевший Бабаев X.Д., будучи допрошен в процессе предварительного расследования, пояснял, что 28 февраля 1988 года при погроме их квартиры был похищен деревянный ящик-чемодан с инструментами (т.4 л.д.95–98). Свидетель Агаяров А.А. в судебном заседании пояснил, что после погрома квартиры Бабаевых, когда Мехдиев с целью погрома [направился в квартиру Аванесян], к погромщикам подошел незнакомый мужчина с деревянным ящиком-чемоданом и, достав из ящика инструменты: топор, зубило, отвертку, раздал погромщикам, которые стали громить квартиру Аванесян.

Об организаторской роли Мехдиева в массовых беспорядках – погромах квартир Бабаевых и Аванесян – свидетельствуют не только показания Рзаева и Агаярова, но и показания свидетелей Гусейнова, Салимова, Акимова, пояснивших, что толпа бесчинствующих лиц беспрекословно слушалась Мехдиева, по указанию которого погромщики, разбив люстру, вышли из квартиры Бабаевых и пошли вместе с Мехдиевым. Кроме того, как пояснили свидетели, Мехдиев среди погромщиков вел себя независимо, чувствовалось, что он пользуется их авторитетом, в связи с чем обращались к нему с уважением, называя «бабá».

Показания подсудимого Мехдиева о том, что к группе бесчинствующих лиц, а затем к полковнику Гусейнову он подошел по просьбе незнакомого ему капитана или старшего лейтенанта милиции, попросившего оказать помощь в пресечении погромов, который представил его полковнику как земляка, пожелавшего помочь милиции, органами предварительного расследования и судом тщательно проверялись и опровергаются показаниями свидетелей Гусейнова, Салимова, Акимова, пояснивших, что Мехдиева никакой работник милиции им не представлял как земляка, изъявившего помочь в пресечении действий погромщиков, и кроме них никакого, за исключением Ибрагимова и Мешадиева, работника милиции в толпе бесчинствующих лиц не было.

Факт дачи Мехдиевым указания погромщикам о прекращении погрома квартиры Бабаевых не может служить основанием для освобождения его от уголовной ответственности, ибо это было сделано Мехдиевым по требованию работников милиции и, кроме того, увидев из двора дома Бабаевых организованную им преступную группу, Мехдиев, продолжая свои преступные действия, организовал погром квартиры Аванесян, в процессе которого погромщиками были совершены тяжкие преступления – умышленные убийства братьев Аванесян.

Оценив в совокупности все вышеизложенные доказательства, суд приходит к твердому убеждению о виновности Мехдиева в совершенных преступлениях.

Преступные действия подсудимого Мехдиева, связанные с пропагандой и агитацией с целью возбуждения национальной вражды и розни между азербайджанским и армянским народами и с организацией в связи с этим массовых беспорядков – погромов квартир армянских семей, суд квалифицирует по ст.ст.67 и 72 УК Азербайджанской ССР, ибо достаточных доказательств об участии в какой-либо форме – организатора или подстрекателя – Мехдиева в изнасиловании Бабаян И.Х., умышленных убийствах братьев Аванесян ни органами предварительного расследования, ни судом не добыто.

ПРЕСТУПНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЗАЕВА З.М.

28 февраля 1988 года около 21 часа организованная Мехдиевым А.Г. группа хулиганствующих лиц, в которую вошел и Рзаев З.М., вооруженная топорами, ножами, обрезками металлический труб, арматурных прутьев и палками, взломали входную дверь квартиры №27 в доме №12/21 по ул.Ленина в 4-м квартале г.Сумгаита, где проживала семья Бабаевых. Имея в руках обрезок металлической трубы, Рзаев З.М. первым ворвался в квартиру и совместно с неустановленными следствием лицами учинил погром, в ходе которого были повреждены входная дверь, мебель, уничтожена посуда, люстра, выброшены во двор и сожжены другие вещи. Рзаев при этом выбросил через окно на улицу кресло, сломав его. Преступными действиями Рзаева З.М. и неустановленных следствием лиц причинен в результате погрома квартиры материальный ущерб семье Бабаевых на сумму 29791 рубль и государству в результате разрушения и ремонта входной двери на сумму 173 рубля.

Во время погрома квартиры Бабаевых Рзаев З.М. совместно с неустановленным лицом открыто похитил у потерпевшей Бабаевой П.М. золотые серьги стоимостью 206 руб.12 коп., которые Бабаева по требованию Рзаева сняла со своих ушей и передала Рзаеву.

В этот же вечер, 28 февраля 1988 года, примерно с 22 до 24 часов подсудимый Рзаев З.М. вновь совместно с организованной Мехдиевым А.Г. многочисленной группой хулиганствующих лиц учинил погром квартиры №1 в доме №28/19 по ул. Дружбы в 5 квартале г. Сумгаита, где проживала семья Аванесян. При этом Рзаев бросал камни в окна этой квартиры, а затем с помощью топора и других предметов взламывал наряду с другими неустановленными органами следствия лицами входную дверь в квартиру, после чего вместе с другими погромщиками ворвался в квартиру с топорами в руках, где в ходе погрома были повреждены и частично уничтожены мебель, посуда, сожжены другие вещи. Действиями Рзаева З.М, и других лиц семье Аванесян причинен материальный ущерб на сумму 63526 рублей и государству в результате разрушения двери квартиры на сумму 262 рубля.

Примерно в 23–23 час. 30 мин, когда группа погромщиков, среди которой находился Рзаев З.М., взломав двери квартиры Ж. дома №28/19, ворвались в квартиру, члены семьи Аванесян, в том числе братья Аванесян Валерий и Альберт пытались спастись бегством. Рзаев, будучи вооружен топором, совместно и по предварительному сговору с другими неустановленными лицами, также вооруженными топорами, обрезками металлических труб, арматурными прутьями, палками, используемыми в качестве оружия, напал в подъезде на Аванесяна А.М., выходившего из квартиры, и с целью завладения личным имуществом Аванесяна А.М., угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, отобрали у Аванесяна кожаный плащ стоимостью 500 рублей, из кармана которого Рзаев взял 3 руб. 50 коп.

После этого Рзаев, увидев, что неустановленные лица из числа хулиганствующей группы, настигнув недалеко от дома №28/19 около насосной будки убегавшего Аванесяна Валерия Манвеловича, с целью умышленного убийства из хулиганских побуждений начали его избивать арматурными прутьями, обрезками металлических труб, палками, кулаками, ногами, нанося удары по голове и в другие части тела, подбежал, вооруженный топором, к Аванесяну Валерию Манвеловичу и из хулиганских побуждений с целью умышленного убийства, нанес обухом топора удар по голове, после чего поднял камень и из тех же побуждений бросил в потерпевшего. В результате совокупности ударов, нанесенных Рзаевым З.М. и неустановленными следствием лицами, Аванесяну В.М. в области головы были причинены ушибленные раны правой теменной, лобной, скуловых областей, окруженные гематомой, гематома век и подглазничной области правого глаза с кровоизлиянием в белочную область, повлекшие кровоизлияние под оболочки, в вещество и желудочки головного мозга, от которых Аванесян В.М. на месте происшествия умер.

После убийства Аванесяна В.М. Рзаев, увидев, что неустановленные лица и Турабиев, настигнув во дворе дома №28/19 Аванесяна А.М., избивают, подбежал к ним и из хулиганских побуждений нанес два удара обухом топора Аванесяну А.М., причинив два кровоподтека правой ушной раковины с захватом шеи и сосцевидной области, относящихся к легким телесным повреждениям. Затем Рзаев с целью завладения личным имуществом семьи Аванесян зашел в квартиру, где в присутствии посторонних лиц открыто похитил принадлежащие семье Аванесян кожаную куртку, отрез хлопчатобумажной ткани, мельхиоровые ложки, два подноса на общую сумму 151 руб. 04 коп., после чего с места происшествия скрылся.

В судебном заседании подсудимый Рзаев виновным себя по существу обвинения признал, пояснив, что 28 февраля 1988 года примерно с 21 до 24 часов он принимал совместно с другими лицами участие в погромах квартир Бабаевых, Аванесян, в которых он наряду с другими погромщиками взламывал двери. В квартире Бабаевых он лично никакие вещи из окна не выбрасывал, однако, увидев в квартире пожилую Бабаеву Н.М., он потребовал у нее деньги, а когда она сказала, что денег нет, он в присутствии рядом стоящего с ним незнакомого погромщика, в руках которого был нож, потребовал снять золотые серьги и отдать ему. Бабаева стала снимать серьги. Сняв одну серьгу, она передала ему и стала снимать вторую. Стоящий рядом с ним погромщик стал угрожать Бабаевой, хотел отрезать у нее кончик уха с серьгой, но он не позволил ему этого делать. Бабаева, сняв вторую серьгу, передала ее ему, и он отошел от нее. Лично он Бабаеву не бил и не угрожал, а когда незнакомый ему погромщик пытался первоначально отрезать у Бабаевой кончик уха, а затем выбросить Бабаеву из окна на улицу, он не позволил ему этого делать, т.к. Бабаева была пожилой женщиной.

При погроме квартиры Аванесян он действительно был вооружен топором, которым взламывал дверь квартиры Аванесян. Когда Аванесян Альберт вышел из квартиры, он и другие погромщики вырвали у него кожаный плащ, который каждый из погромщиков стал тянуть к себе, отчего плащ порвали и в кармане плаща он нашел деньги в сумме 3 руб. 50 коп., которые взял себе. После этого он, увидев, что погромщики около дома начали избивать Аванесяна Валерия, подбежал к ним и нанес удар обухом топора в лобную часть головы Валерия, который от ударов его и других лиц упал. Он, подняв с земли камень, бросил его в Валерия. В этот момент он увидел, что погромщики побежали в другую сторону. Побежав за ними, он увидел, что они избивают Аванесяна Альберта, которого ножом в спину ударил Турабиев. Он также подошел к упавшему Аванесяну Альберту и дважды притронулся обухом топора, как бы толкая по спине Альберта.

Ранее братьев Аванесян он не знал, никаких причин убивать их у него не было. Нанося удары Аванесяну Валерию и толкая по спине Аванесяна Альберта обухом топора, он убивать их не хотел. После избиения братьев он зашел в их квартиру, где в присутствии других погромщиков он похитил из квартиры кожаную куртку, два подноса, чайные ложки, отрез хлопчатобумажной ткани, после чего вместе с Агаяровым он пошел домой, где спрятал похищенные в квартирах Бабаевых и Аванесян вещи. На следующий день, обнаружив, что похищенная им из квартиры Аванесян кожаная куртка изношенная, он, разорвав ее, выбросил недалеко от дома на мусорку.

Виновность подсудимого Рзаева в совершенных преступлениях, кроме его признательных показаний, полностью нашла свое подтверждение в совокупности собранных и исследованных судом доказательств. Так, виновность Рзаева и его признательные показания о совершении им погромов квартир Бабаевых, Аванесян, завладении личным имуществом Бабаевых, Аванесян подтверждается следующими доказательствами:

– показаниями в процессе предварительного расследования потерпевшей Бабаевой Н.М., пояснившей, что 28 февраля 1988 года примерно около 21 часа группа погромщиков, взломав входную дверь, ворвалась в квартиру, где стала бить мебель, посуду, выбрасывать вещи из окна, при этом она по требованию одного из погромщиков сняла со своих ушей золотые серьги и отдала ему. (т.4 л.д.9–13, 18–23,24–36);

– показаниями потерпевшего Бабаева Х.Д., данными им в процессе предварительного расследования, пояснившего, что 28 февраля 1988 года около 21 часа группа погромщиков, требуя, чтобы он открыл дверь, стал взламывать дверь, в связи с чем, опасаясь, что его могут убить, он спустился на улицу по водосточной трубе из квартиры, где остались жена, дочь и трое внуков (т.4 л.д.95–97);

– показаниями свидетеля Рзаевой Г.А., пояснившей, что 28 февраля 1988 года муж Рзаев 3,М., пришедший после 24 часов домой, принес золотые серьги, сказав, что взял их на квартире армян;

(...)

– показаниями свидетелей Ахмедовой С.Х., Азаева К.Г., Чумазовой В.Н., Малаховой Н.М., Болдырева Т.В., пояснивших, что 28 февраля 1988 года около 21 часа многочисленная группа лиц совершила погром в доме №12/21 на третьем этаже, где проживали Бабаевы, выбрасывая из окна мебель, посуду, другие вещи, часть которых сжигали в костре;

– показаниями свидетеля Агаярова А.А., пояснившего, что во время погрома квартиры Бабаевых Рзаев, участвовавший в погроме, выбросил из окна квартиры на улицу кресло;

– показаниями потерпевших Аванесян Р.А., Бабаева В.М., пояснивших в процессе предварительного расследования, что 28 февраля 1988 года примерно с 22 до 24 часов их квартира была подвергнута погрому, в ходе которого было уничтожено имущество на сумму 63526 рублей (т.6 л.д. 42–49, 50–58, 70–72, 93396);

– актом обследования, согласно которому в результате нападения на квартиры Аванесян в ней уничтожено и похищено личного имущества на сумму 63526 рублей (т.6 л.д. 80–88);

– протоколами осмотра места происшествия, из которого усматривается, что дверь в квартиру Аванесян разбита, стекла окон тоже разбиты, мебель, и другие вещи в основном уничтожены и повреждены (т.5 л.д. 1–74);

– справкой, согласно которой расходы, произведенные на ремонт квартиры Аванесян в результате погрома, составляют 262 рубля (т.6 л.д. 90);

– показаниями свидетелей Насоновой Н.Г., Гостевой О.М., Лисицина С.Б., Агаева А.А., Бейбудова В.Х., Салехова С.Г., пояснивших, что 28 февраля 1988 года в период с 22 до 24 часов квартира Аванесян была подвергнута погрому большой группой хулиганствующих лиц, которые разбивали дверь, били стекла, выбрасывали из квартиры мебель, вещи и часть их жгли в костре или уносили из двора;

– показаниями свидетелей Агаярова А.А., Агаева А.А., Габибулаева Ф.И., пояснивших, что среди погромщиков квартиры Аванесян находился Рзаев З.М.;

– протоколом обыска в квартире, где проживает Рзаев З.М., свидетельствующим об обнаружении в квартире и изъятии двух металлических подносов, 9 чайных мельхиоровых ложек, полиэтиленового пакета с отрезом хлопчатобумажной ткани;

– протоколом добровольной выдачи Рзаевой Г.А. 12 чайных мельхиоровых ложек, аналогичных обнаруженным при обыске;

– протоколом обнаружения на мусорной свалке в районе места проживания Рзаева З.М. кожаной куртки с двумя оторванными рукавами (т.9 л.д. 23–24.27–29);

– показаниями свидетеля Рзаевой Г.А., пояснившей, что изъятые у них мельхиоровые ложки, два подноса, отрез ткани и найденную кожаную куртку муж – Рзаев принес домой 28 февраля 1988 года вместе с золотыми серьгами, сказав, что взял их в квартире армян;

– показаниями свидетеля Агаярова А.А., пояснившего, что из квартиры Аванесян Рзаев вынес два подноса, чайные ложки, кожаную куртку, пакет с отрезом ткани;

– протоколами осмотра изъятых у Рзаева З.М. вещей потерпевшими Аванесян Р.А., Бабаевым В.М., согласно которому они опознали в них вещи как принадлежащие им и похищенные при погроме (8 л.д. 3,6–8, 117–118, т.9 л.д. 25–26); – заключением товароведческой экспертизы, из которого усматривается,. что стоимость всех похищенных Рзаевым вещей из квартиры Аванесян составляет 151 руб. 04 коп. (т.II л.д.246-249):

– показаниями потерпевшего Бабаева В.М., пояснившего, что при погроме квартиры исчез кожаный плащ стоимостью 500 рублей, принадлежащий Аванесяну Альберту.

Оценивая вышеприведенные доказательства в совокупности с признательными показаниями, суд считает, что действия подсудимого Рзаева, связанные с погромами квартир Бабаевых и Аванесян, т.е. с его участием в массовых беспорядках должны быть квалифицированы по ст.72 УК Азербайджанской ССР.

Преступные действия Рзаева по завладению золотыми серьгами Бабаевой, подносами, ложками, кожаной курткой, отрезом ткани, принадлежащих семье Аванесян, суд квалифицирует как открытое похищение (грабеж) личного имущества с проникновением в жилище по ч. З ст. 144 УК Азербайджанской ССР, ибо, как установлено в судебном заседании, Рзаев при завладении указанными вещами никакого насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших или угроз применения такого насилия в отношении Бабаевой не применял и не высказывал.

Характер действий Рзаева, не позволившего соучастнику отрезать мочку уха у Бабаевой, а потом воспрепятствовавшего ему выбросить Бабаеву с третьего этажа, при завладении серьгами свидетельствует об отсутствии умысла у Рзаева на завладение серьгами путем разбойного нападения на Бабаеву. Об этом же свидетельствуют и показания потерпевшей Бабаевой на очной ставке с Рзаевым, где она подтвердила показания Рзаева в этой части (т.9 л.д. 162–163). (...) Действия Рзаева, вооруженного топором, по сговору и совместно с другими неустановленными лицами, также вооруженными палками, трубами, арматурными прутьями, завладевшего путем разбойного нападения с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровая, кожаным плащом и деньгами Аванесяна Альберта суд квалифицирует по ст. 145 ч. 2 п. 1,2 УК Азербайджанской ССР.

Виновность подсудимого Рзаева, кроме его показаний, в умышленном убийстве Аванесяна Валерия и хулиганских действиях в отношении Аванесяна Альберта подтверждается следующими доказательствами:

– показаниями свидетеля АГАЕВА А.А., пояснившего, что 28 февраля 1988 года при погроме квартиры Аванесян несколько лиц у насосной будки избивали Аванесяна Валерия, при этом Рзаев, которого он узнал при выходе Рзаева на место происшествия, нанес Валерию удар по голове обухом топора;

– показаниями свидетеля АГАЯРОВА А.А., пояснившего, что Рзаев, принимавший участие в избиении Аванесяна Валерия вместе с другими лицами у насосной будки, нанес удар обухом топора по голове Аванесяна; – показаниями свидетеля БЕЙБУДОВА В.Х., данными им в процессе предварительного расследования, пояснившего, что во время погрома квартиры Аванесян несколько погромщиков у насосной будки избивали Аванесяна Валерия, при этом один из погромщиков ударил или топором или молотком (т.7 л,д.33–36, 39–52);

– показаниями свидетеля ГАБИБУЛАЕВА Ф.М., пояснившего, что Аванесяна Валерия несколько погромщиков избивали у насосной будки;

– показаниями свидетеля САЛЕХОВА С.Г., пояснившего, что Аванесяна Валерия у насосной будки избивали несколько погромщиков, а когда Валерий упал, погромщики отошли от него; при избиении Валерий кричал, просил «не бейте, отпустите», однако когда погромщики отошли, он, подойдя ближе к лежащему Валерию, увидел, что он лежит без сознания;

– показаниями свидетеля НАСОНОВОЙ Н.Г., пояснившей, что во время погрома квартиры Аванесян она видела лежащего около насосной будки сильно избитого Аванесяна Валерия, но еще живого, без сознания, а когда она подошла к Валерию вторично примерно через час, Валерий был уже мертв;

– показаниями свидетеля АБДУЛЛАЕВА, пояснившего, что, проходя мимо насосной будки, он видел, что несколько человек стояли возле одного парня, которого один из окружавших ударил, а когда спустя некоторое время он вторично проходил мимо насосной будки парень, которого до этого избивали, уже лежал, был жив, но без сознания;

– показаниями РЗАЕВА З.М, при предъявлении для опознания ему топоров, среди которых он указал на один, как на аналогичный тому, которым он нанес удар Аванесяну Валерию (т.9 л.д. 107–114);

– заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что одна из ушибленных ран лобной области у Аванесяна В.М. могла быть причинена обухом топора, указанным Рзаевым (т.II л.д. 53–64);

– заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой смерть Аванесяна Валерия Манвеловича наступила вследствие кровоизлияния в вещество, желудочки и оболочки головного мозга в результате черепно-мозговой травмы, возникшей от совокупности телесных повреждений в теменной, лобной, скуловой областях головы Аванесяна В.М. (т.6 л.д. 5–11, т.II л.д. 54–64);

– дополнительным заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что не исключается смерть Аванесяна А.М. от черепно-мозговой травмы, возникшей от ушибленных ран лобной области (т.14 л.д.) – показаниями экспертов ГАДЖИЕВА М.Ф., АЛИЕВА Ф.Г., пояснивших, что каждое из шести имевшихся в области головы Аванесяна В.М. телесных повреждений могло в отдельности повлечь черепно-мозговую травму и смерть Аванесяна В.М.;

– заключением судебно-медицинских экспертиз, из которых усматривается, что одна из ушибленных ран лобной области Аванесян A.M., вызвавших черепно-мозговую травму, могла быть причинена обухом топора (т.II л.д.54–64, т.14 л,д.) – показаниями свидетелей Абдулаева, Салехова С.Г., пояснивших, что 28 февраля 1988 года при погроме квартиры Аванесян погромщики во дворе дома избивали Аванесяна Альберта;

– показаниями свидетеля ГОСТЕВОЙ О.М., пояснившей, что после избиения погромщиками Аванесяна Альберта она подходила к лежащему во дворе Альберту, который был еще жив и просил оказать ему помощь, но погромщики не дали ей это сделать;

– показаниями свидетеля Агаярова А.А., пояснившего, что во время избиения погромщиками Аванесяна Альберта Рзаев ударил его 2 раза обухом топора в область плеча;

– заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что у Аванесян имеются два кровоподтека правой ушной раковины с захватом шеи и сосцевидной области, которые являются легкими телесными повреждениями и могли быть причинены названным Рзаевым топором – обухом (т.II л.д. 22–32, т.14 л.д.)

– заключением судебно-биологической экспертизы, установившей, что на изъятых в доме Рзаева 4-х ложках, упаковочной бумаге, двух подносах и полиэтиленовом пакете обнаружены пятна крови, происхождение которых от Аванесяна А.М. не исключается (т.II л.д. 184–190);

– протоколом осмотра места происшествия, согласно которому труп Аванесяна Валерия был обнаружен около насосной будки, а труп Аванесяна Альберта в глубине двора ближе к военкомату, что полностью подтверждает показания подсудимого Рзаева о месте избиения им и другими лицами братьев Аванесян (т.5 л.д. 1–38).

Таким образом, вышеизложенные доказательства свидетельствуют о том, что Рзаев, нанося обухом топора удар в жизненно важную часть – голову Аванесяна Валерия не только сознавал и предвидел наступление тяжких последствий – смерти, но и желал лишить совместно с другими лицами жизни Аванесяна В.М.

Преступные действия подсудимого Рзаева в этой части суд квалифицирует как умышленное из хулиганских побуждений убийство Аванесяна В.М. по ст. 94 п. 2 УК Азербайджанской ССР.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Рзаев не отрицал, что ранее он Аванесяна В.М. не знал, никаких неприязненных отношений с ним не было, что, наряду с характером действий Рзаева, совершившего умышленное убийство Аванесяна В.М. в процессе массовых беспорядков – погроме квартиры, свидетельствует о хулиганских мотивах им убийства потерпевшего.

Вместе с тем действия подсудимого Рзаева в причинении телесных повреждений Аванесяну А.М, суд квалифицирует по ст.207 ч.3 УК Азербайджанской ССР как особо злостные хулиганские действия, связанные с применением специально приготовленного топора, ибо достаточных доказательств, свидетельствующих о наличии у него умысла на убийство Аванесяна А.М. и обстоятельств, не позволивших ему довести свой умысел на убийство до конца, ни органами предварительного расследования, ни в судебном заседании не установлено.

Характер и степень тяжести телесных повреждений в области уха и шеи Аванесяна А.М., не дают оснований считать, что Рзаев, нанося удары Аванесяну А.М. обухом топора, имел прямой умысел на его убийство. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Аванесяна А.М. наступила от колото-резаного ранения задней поверхности грудной клетки.

Эксперты Алиев Ф.Г. и Гаджиев М.Ф. в судебном заседании пояснили, что в области уха и шеи Аванесяна А.М. имелись легкие телесные повреждения, которые не могли повлечь его смерть. Кроме того, из показаний свидетеля Агаярова А.А. видно, что после избиения Аванесян А.М. и похищения вещей из квартиры Аванесян Рзаев подходил к Аванесяну А.М., который был еще жив, т.е. имел реальную возможность осуществить свой умысел на убийство, однако больше ударов топором или иными предметами Аванесяну А.М. не наносил.

Оценивая показания Рзаева об обстоятельствах нанесения им ударов Аванесяну А.М., суд считает необходимым принять во внимание его первоначальные показания в судебном заседании, где он пояснял, что нанес два удара Аванесяну Альберту в область плеча и шеи, что полностью подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы, показаниями свидетеля Агаярова А.А.

ПРЕСТУПНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ТУРАБИЕВА А.Г.

28 февраля 1988 года примерно в 18–19 часов неустановленная органами предварительного расследования группа хулиганствующих лиц совершила погром квартиры 5 в доме №17/33«Б» в 3 микрорайоне г. Сумгаита, где проживала семья Маркарян. В ходе погрома с Маркарян К.Г. была сорвана одежда, после чего ее начали избивать, вывели из квартиры во двор указанного дома, где вновь продолжали избивать. Находившийся в это время во дворе подсудимый Турабиев, не принимавший участие в погроме, из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, проявляя особую дерзость и цинизм, подошел к лежащей на земле обнаженной Маркарян А.Б. и нанес ей несколько ударов по телу, причинив ей совместно с другими лицами легкие телесные повреждения.

В этот же день, примерно в период с 22 до 23 час. 30 мин. Турабиев зашел во двор дома №28/19 по ул. Дружбы в 5 квартале г. Сумгаита, где группа хулиганствующих лиц, в числе которых был и Рзаев З.М., совершила погром квартиры Аванесян. Увидев, что группа лиц избивает пытавшегося спастись от погромщиков бегством Аванесяна Альберта Манвеловича, Турабиев подошел к ним и из хулиганских побуждений с целью умышленного убийства достал из своего кармана складной нож, открыл лезвие и нанес им удар сзади в область грудной клетки, причинив Аванесяну А.М. проникающее колото-резаное ранение грудной клетки слева с повреждением артерии и ткани левого легкого, от которого Аванесян А.М. на месте происшествия умер, а Турабиев с места происшествия скрылся, выбросив по дороге нож.

В судебном заседании подсудимый Турабиев виновным себя по существу обвинения первоначально признал лишь по обстоятельствам, связанным с избиением Маркарян, отрицая свое участие в убийстве Аванесян A.M., но затем в конце судебного заседания подсудимый Турабиев после возобновления судебного следствия по его заявлению виновным себя в убийстве Аванесяна А.М. признал, подробно пояснив суду, что 28 февраля 1988 года после 22 часов он, услышав в 34 квартале от незнакомого мужчины о наличии оружия у какого-то армянина, пошел по ул. Дружбы. Проходя мимо дома №28/19, он зашел во двор этого дома, где толпа мужчин окружила незнакомого парня. Его и еще каких-то лиц втолкнули в центр толпы, отчего он упал, а, вставая, достал из кармана имевшийся у него складной нож, открыл лезвие и нанес им, не зная почему, удар в спину. После нанесения удара его кто-то сразу за плечо вытащил из толпы, обернувшись, он увидел Рзаева Закира, который сказал ему, чтобы он уходил. После слов Рзаева он сразу же пошел в общежитие, выбросив по дороге нож.

В момент нанесения удара ножом Аванесяну Альберту он не думал его убивать, т.к. ранее его не знал, никаких причин убивать Аванесяна у него не было. Маркарян А., ранее ему незнакомую, лежавшую обнаженной на земле, он ногой не бил, а лишь дотронулся дважды до ее бедра ногой, проверяя, жива она или нет. В погромах квартир Маркарян и Аванесян он участия не принимал.

Виновность подсудимого Турабиева, кроме его частичных показаний, в хулиганских действиях в отношении Маркарян подтверждается следующими доказательствами:

– показаниями потерпевшей Маркарян А.Б., в процессе предварительного расследования пояснившей, что 28 февраля 1988 года около 18 часов к ним в квартиру ворвалась группа погромщиков, которые, сорвав с нее одежду, стали избивать, а затем вытащили на улицу, где продолжили избивать, от чего она потеряла сознание;

– показаниями подсудимого Рзаева З.М., пояснившего, что 28 февраля 1988 года вечером в третьем микрорайоне из подъезда одного из домов погромщики вывели обнаженную девушку, над которой стали издеваться, а когда она упала, стали бить, после чего к девушке подошел Турабиев и со словами «армян надо бить за то, что они творят над азербайджанцами в Армении», 2 раза ткнул ее ногой в нижнюю часть тела;

– показаниями свидетеля Агаева И.М., пояснившего, что 28 февраля 1988 года он, увидев, что громят квартиру его знакомых Маркарян, с целью каким-то путем помочь им подошел к дому, где, увидев лежащую на земле обнаженную и избитую Маркарян Анну, поднял ее с земли и отнес в подъезд, где завел в одну из квартир;

– заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой на теле Маркарян А.Б. были обнаружены множественные телесные повреждения – кровоподтеки, ссадины, в том числе на ягодицах, которые могли возникнуть от воздействия тупых твердых предметов и относятся к категории легких телесных повреждений (т.1 л.д.131–135).

Исследовав и оценив приведенные выше доказательства, суд считает, что действия подсудимого Турабиева, совершившего в отношении Маркарян хулиганские действия с особой дерзостью и цинизмом, причинившего с другими неустановленными лицами Маркарян телесные повреждения, подлежат квалификации по ст. 207 ч.2 УК Азербайджанской ССР, а не по ст.72 УК Азербайджанской ССР, поскольку судом установлено, что Турабиев в погроме квартиры Маркарян участия не принимал.

Виновность подсудимого Турабиева в умышленном убийстве Аванесян Альберта наряду с его признательными показаниями подтверждается:

– показаниями свидетелей Абдуллаева, Салехова С.Г., пояснивших, что 28 февраля 1988 года примерно в 23 часа группа хулиганствующих лиц избивала во дворе дома №28/19 Аванесяна Альберта;

– показаниями подсудимого Рзаева З.М., пояснившего, что во время избиения группой лиц Аванесяна Альберта Турабиев нанес ножом удар Аванесяну в спину, в связи с чем он подошел к Турабиеву и предложил ему уйти из двора, что

Турабиев и сделал;

– показаниями свидетеля Агаярова А.А., пояснившего, что при избиении Аванесяна Альберта Турабиев нанес ему ножом удар сзади в спину;

– показаниями свидетеля Рзаева В.М., пояснившего, что в марте 1988 года Турабиев говорил ему, что опасается Закира, который может рассказать следователям о нанесении им (Турабиевым) удара ножом армянину;

– заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что смерть Аванесяна А.М. наступила от острого малокровия внутренних органов в результате проникающей колото-резаной раны задней поверхности грудной клетки слева с перерезкой межреберной артерии и ранением нижней доли левого легкого, которая причинена колюще-режущим орудием, возможно, ножом (т.II л.д. 22–32);

– заключениями медицинской и физико-технической экспертизы, согласно которым на кожном лоскуте с области левой половины грудной клетки от трупа Аванесяна А.М. обнаружено одно сквозное ранение, причиненное колюще-режущим орудием клинкового типа, а в глубине раны обнаружено точечное отложение железа (т. II л.д. 65–69, 104-109);

– протоколом осмотра одежды Аванесяна А.М., при осмотре которой на спинке пиджака, пуловера, рубашке, майке слева обнаружено повреждение в виде разреза длиной 1,7 см, пропитанное кровью (т.6 л.д. 21–39);

(...)

Учитывая вышеприведенную совокупность доказательств, суд приходит к выводу, что Турабиев, нанося удар ножом в жизненно важную область тела – левую половину грудной клетки, сознавал, предвидел и желал наступления смерти Аванесяна А.М. Об умысле на убийство свидетельствует также характер, тяжесть и месторасположение нанесенного Аванесяну А.М. ранения.

При таких обстоятельствах суд квалифицирует преступные действия Турабиева по ст. 94 п.2 УК Азербайджанской ССР как умышленное из хулиганских побуждений убийство Аванесяна А.М., ибо судом установлено, что ранее Турабиев Аванесяна не знал.

(...)

При определении меры наказания подсудимому Мехдиеву суд учитывает степень повышенной общественной опасности совершенного им тяжкого [предумышленного] преступления, а в качестве смягчающих ответственность обстоятельств, что ранее не судим, положительно характеризуется по месту работы, на иждивении имеет троих несовершеннолетних детей.

Вместе с тем, принимая во внимание, что Мехдиев, организовав массовые беспорядки, вовлек в преступную деятельность большую группу людей, а также то обстоятельство, что в результате организованных Мехдиевым погромов квартир Бабаевых и Аванесян наступили тяжкие последствия – совершены участниками погромов тяжкие преступления, изнасилования и умышленные убийства братьев Аванесян, что суд в силу п. 4 ст. З7 УК Азербайджанской ССР признает отягчающим ответственность Мехдиева обстоятельством, в связи с чем считает необходимым определить ему наказание в виде лишения свободы на длительный срок.

Учитывая повышенную степень общественной опасности совершенного Мехдиевым государственного преступления, тяжесть наступивших от его преступных действий последствий, суд отклоняет ходатайство коллектива рабочих СУМ-2 о передаче Мехдиева на поруки.

Определяя меру наказания подсудимому Рзаеву, суд учитывает степень повышенной общественной опасности совершенных им тяжких преступлений, а в качестве смягчающих ответственность обстоятельств, что ранее не судим, положительно характеризуется, чистосердечно раскаивается в содеянном, активно способствовал раскрытию преступлений в отношении других лиц, а также в отношении себя в части завладения имуществом Бабаевой, на иждивении имеет двоих малолетних детей.

Совокупность изложенных смягчающих ответственность Рзаева обстоятельств, характер его преступных действий при погроме квартиры Бабаевых, когда он воспрепятствовал одному из погромщиков совершить в отношении престарелой Бабаевой более тяжкие насильственные действия – отрезать ножом ухо, сбросить из окна третьего этажа, а также и то обстоятельство, что смерть Аванесян В.М. наступила от совместных действий Рзаева и неустановленных лиц дают суду основание не применять к Рзаеву исключительной меры наказания, но определив ему лишение свободы на длительный срок.

При определении меры наказания подсудимому Турабиеву суд учитывает степень повышенной общественной опасности совершенного им тяжкого преступления, а в качестве смягчающих ответственность обстоятельств, что ранее Турабиев не судим, положительно характеризуется, а также признание им своей вины и раскаяние в содеянном, в связи с чем суд считает возможным не применять к Турабиеву исключительной меры наказания, назначив ему лишение свободы на длительный срок.

Суд считает также необходимым удовлетворить исковые требования потерпевших о возмещении им материального ущерба, ибо в материалах дела имеются достаточные доказательства, подтверждающие обоснованность и размер исковых требований Бабаевых, Аванесян.

Расходы, связанные с погребением Аванесян А.М. и В.М., подлежат взысканию с Рзаева и Турабиева по 1000 рублей с каждого.

То обстоятельство, что в настоящее время установлены не все участники погромов и убийства Аванесяна В.М, не освобождает Мехдиева и Рзаева от возмещения потерпевшим материального ущерба.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 301–393 УПК РСФСР, ст. 320–321, 323 УПК Азербайджанской ССР, Воронежский областной суд приговорил: Признать виновными и назначить наказание

МЕХДИЕВУ Аламдару Гасанали оглы по ст.67 УК Азербайджанской ССР 2 года лишения свободы, по ст.72 УК Азербайджанской ССР – 10 лет лишения свободы, а на основании ст.38 УК Азербайджанской ССР по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим определить Мехдиеву А.Г. к отбыванию 10 (десять) лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.

РЗАЕВА Закира Мамед оглы по ст.72 УК Азербайджанской ССР – 7 лет лишения свободы, по ст.144 ч. З УК Азербайджанской ССР – 6 лет лишения свободы без конфискации имущества, по ст.145 ч.2 п.1,2 УК Азербайджанской ССР – 8 лет лишения свободы с конфискацией лично принадлежащего ему имущества, по ст. 94 п. 2 УК Азербайджанской ССР – 15 лет лишения свободы (без ссылки), по ч. З ст. 207 УК Азербайджанской ССР – 5 лет лишения свободы, а на основании ст.38 УК Азербайджанской ССР определить Рзаеву З.М. по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим к отбытию 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима с конфискацией лично принадлежащего ему имущества.

ТУРАБИЕВУ Азеру Гасану оглы по ст. 94 п. 2 УК Азербайджанской ССР – 13 лет лишения свободы, по ч. 2 ст. 207 УК Азербайджанской ССР – 3 года лишения свободы, а на основании ст. 38 УК Азербайджанской ССР определить Турабиеву А.Г. по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим наказание к отбытию 13 (тринадцать) лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.

Взыскать в возмещение материального ущерба с Мехдиева А. и Рзаева З.М. в солидарном порядке в доход государства 435 (четыреста тридцать пять) рублей, в пользу Бабаевой Нины Мисаковны и Бабаева Хачатура Джалаловича 29791 (двадцать девять тысяч семьсот девяносто один) рубль; в пользу Аванесян Риммы Аваковны и Бабаева Владимира Михайловича 63500 (шестьдесят три тысячи пятьсот) рублей, обратив взыскание на принадлежащее Мехдиеву А.Г., Рзаеву З.М. имущество.

Взыскать в пользу Аванесян Р.А. с Рзаева З.М. 1000 (одну тысячу) рублей, с Турабиева А.Г. 1000 (одну тысячу) рублей расходов, связанных на погребение.

Взыскать с Рзаева З.М., Мехдиева А.Г., Турабиева А.Г. судебные издержки в доход государства по 43 рубля с каждого.

Вещественные доказательства возвратить – серьги золотые Бабаевой Н.М., 2 подноса, 21 ложку, пакет, отрез ткани, кожаную куртку с рукавами, одежду Аванесян А.М. – Аванесян Р.А., одежду Рзаева З.М. и Турабиева А.Г. возвратить осужденным Рзаеву З.М. и Турабиеву А.Г., а нож и топор уничтожить.

Приговор может быть опротестован и обжалован в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РСФСР в течение семи суток, а осужденными – в тот же срок, но с момента вручения им копии приговора.




Центр общественных связей и информации Ереван 2018

Скачать книгу "Говорят свидетели- азербайджанцы" в формате pdf 1,41 mb







Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА, Армения, Ереван

stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотвращению ксенофобии"


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info