Армяне Баку: бытие и исход


Автор: Ирина Мосесова

Документы. Свидетельства очевидцев.
Газетные и журнальные публикации.
Факты и комментарии к ним.
Ереван “Айастан” 1998

Десятилетиями армяне Баку традиционно составляли значительную часть интеллигенции и высококвалифицированного рабочего класса города. В книге дана попытка раскрыть вклад профессионального, научного, творческого, трудового потенциала армян в развитие и процветание столицы Азербайджана.

Автор на конкретных фактах, с помощью официальных документов, газетных и журнальных публикаций, свидетельств очевидцев, других материалов раскрывает историческую правду об армянских погромах 13-19 января 1990 г. в Баку, механизм их подготовки и осуществления, прослеживает связь с аналогичными событиями в 1905 и 1918 годах.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Скачать всю книгу в формате pdf

  1. Слово к читателю
  2. Былое: взгляд во времени
  3. Как это было. Историческая преемственность, механизм подготовки и осуществления бакинских погромов
  4. Долгий путь к Голгофе
  5. Капкан с видом на море
  6. Кровь и слезы без покаяния
  7. Вместо послесловия. Конец бакинскому братству. Примечания

Вместо послесловия. Конец бакинскому братству. Примечания

Эта работа не может претендовать на полное раскрытие темы. Она, как материк, огромна, и каждый новый день, каждая новая встреча на любом жизненном перекрестке может открыть новую судьбу, обозначить новый поворот. Прошли годы, и теперь бывшие бакинцы живут не только в разных городах, но и разных странах. Исход из Баку для многих армян обернулся бедой, несчастьем, переходом в мир иной. Они поплатились за то, что по праву считали этот город своим, но по жизни оказалось, что права у них такого не было.

Мы утверждаем другое. Не бедой, а уникальным явлением, гордостью Баку была необыкновенная сила его притягательности. Так для него начинался ХХ век. Население стремительно росло. Армяне вместе с русскими, евреями и другими этническими группами составляли то многоцветье наций, которое позволило говорить об интернационализме города, формировало его неповторимый облик. Здесь работали видные русские ученые, специалисты разных областей экономки, культуры и науки, которые бережно, внимательно, доброжелательно занимались воспитанием национальных кадров.

Однако, с середины 30-х годов обстановка стала меняться. Обязательные речи, скорее похожие на заздравные посты, на пленумах ЦК, сессиях Верховного Совета СССР руководителей республики в Москве сочетались с миграцией, как принято теперь говорить, русскоязычного населения. Первыми, кстати, подались русские и евреи. Жизнь показала, что эти первовыходцы из города были самыми дальновидными. Не случись такого, нашей бывшей стране, а в иных случаях и миру, вряд ли стали бы известны имена ученого Л.Ландау, артистов М.Жарова, Ф.Раневской, писателей Л.Зорина, позднее Э.Тополя, дирижера, виолончелиста М.Ростроповича, пианистки Б.Давидович, юмориста Е.Петросяна, журналиста В.Флярковского, искусствоведа, ведущего телепрограмму “Серебряный шар” В.Вульфа, целой династии спортивных журналистов Кикнадзе, и многих – многих других. Останься они в городе, в лучшем случае в любой сфере, где они хотели бы себя проявить, им были бы отведены вторые роли в парной “езде” с другими.

Великая Отечественная война сплотила людей. Горе стало общим. Но и в те годы шли неоднозначные процессы. Баку был единственным городом, где на промыслах и нефтеперерабатывающих заводах не ощущалось недостатка в мужской рабочей силе. У станков и скважин стали молодые сельчане – азербайджанцы, буквально наводнившие город в поисках брони, освобождавшей от фронта. Не берусь осуждать этих людей. Общеизвестно, что в таком городе, как Баку, также ковалась победа, было произведено большое количество боеприпасов, топлива и многое другое, необходимое фронту. Но факт остается фактом. Следующий взрыв миграции – послевоенный отток русскоязычного населения. Специалисты – нефтяники уехали не только вслед за Н.Байбаковым (100) в Москву, но и на Север, на Волгу, в Краснодар – туда, где разрабатывались новые нефтяные месторождения. Так, в истории СССР появились такие понятия, как, второй, третий Баку и т.д. Национальный состав столицы менялся. Он пополнился людьми, выросшими в мононациональной среде, что постепенно начинало безвозвратно менять морально-психологическую атмосферу города. Новыми, весьма эмоциональными нюансами наполнили антиармянские настроения в Баку те будущие академики, “цвет” науки, которые в начале и середине 50-х годов приехали из Армении поступать учиться в различные вузы. Любви к городу у этих новобакинцев не обнаружилось (мы говорим не о словах восхваления, а о поступках). Они его не строили, не украшали, милостей от него не ждали, но взять у него для себя все возможное и невозможное считали целью собственной жизни.

Единицами теперь были студенты-армяне в вузах, “очистились” от них почти полностью правоохранительные органы, академические институты, в учреждениях социальной сферы им осталась доступной лишь нижняя ступенька. Правда, до почти последних предпогромных лет бакинская элита предпочитала стричься и одеваться у армянских мастеров.

Давно перестал существовать в своем первоначальном виде и даже как просто название Арменикенд. Армянам предоставлялись квартиры в отдаленных жилых массивах (которые потом легче было громить!). Вместо снесенных жилищ возводились дома, где квартиры получали, в основном, азербайджанцы. Был заменен председатель Наримановского райисполкома – традиционно армянин, азербайджанцем для более послушного целеустремленного проведения политики азербайджанизации района с наибольшим компактным проживанием армян. Умирала в своей неказистой квартире одинокая бабушка – русская или армянка, буквально на следующий день с ордером в руках в нее вселялась азербайджанская семья с несколькими детьми и дальнейшей демографической перспективой. Так азербайджанизировались целые дворы, где раньше одна подобная семья считалась явлением уникальным.

Чем активнее шли все эти процессы в городе, давно уже ни с какой стороны не имевшем права называться интернациональным, тем сильнее звучала барабанная дробь устных и письменных трактатов о межнациональном братстве. И, конечно, Алиева в этом деле не превзошел никто. Правда, Везирову, которому выпала судьба встать на пути этой и других алиевских акций, удалось успешно и в сравнительно короткий срок довести ее до конца и очистить город от армян.

В Баку, который еще пребывал в “интернациональных” одеяниях, не могло получиться так, как в Нахичевани, когда буквально в одночасье, незаметно для окружающего мира край национализировался. Тотальная азербайджанизация города обернулась погромами. Вот тогда начался настоящий позор для Баку. Те, кого не выгнали (это были уже не армяне), завалили буквально все обменные центры и бюро нашей бывшей страны позорными для каждого цивилизованного города объявлениями в режиме “SOS” такого содержания: “Баку – на любой город страны”, “Баку – на любой город России” .

Гарри Каспаров в своих воспоминаниях приводит слова Бориса Корша, выходца из уважаемой в Баку семьи, знакомого мне еще с юности, друга его отца: “…Я всегда хотел жить в Баку, но теперь, после погромов и убийств я стал вычеркивать из записной книжки имена друзей и родных. Вскоре я открыл книжку и не нашел ни одного знакомого имени. Все были вычеркнуты. И я тогда понял, что не могу больше жить в Баку”. Ветром развеяло по миру друзей. Среди них были не только, вернее не столько, армяне.

Их беженцами не назовешь. У всех был вполне благополучный отъезд, последовавший за вполне осознанным выбором именно лучшей доли. Так как в Баку они имели относительную по сравнению с армянами свободу маневрирования, занимались своим любимым профессиональным делом. Правда, надо честно признать, и эта истина не требует доказательств, что отдельным армянам, в том числе и мне, до погромов была, безусловно, предоставлена такая возможность. Но всем нам, десяткам, сотням – не больше, не удалось избежать насильственного отъезда, разве только тем единицам, кто заранее не от большого желания, а в силу необходимости предусмотрительно его спланировал и осуществил. Каждый из нас хорошо понимал, что уже нашим детям, а тем более внукам нет места в этом городе.

Вернемся к неармянам, покинувшим город. Один из них, сын уважаемых бакинцев, профессоров: папы, известного врача Соломона Гусмана и мамы – основательницы института иностранных языков, высококвалифицированного специалиста своего дела – Лолы Барсук, по тем или иным причинам счел для себя невозможным оставаться в городе. Многим в России знаком бывший депутат Госдумы, ведущий телепрограммы “Тема” Юлий Гусман. По телевизору, сопровождая международные выставки или известных зарубежных ученых, мелькает его младший брат Миша, правда с неизвестным мне статусом. Кстати, когда Ю.Гусман вел “Тему” из Израиля, то зал, где проходила съемка, на мой взгляд, почти целиком состоял из бывших бакинцев. Кинокамера показывала знакомые до боли лица.

Эти строки о Гусмане были уже написаны, когда по первому каналу ЦТ России 30 июня 1998 года прошла очередная “Тема”, альтернативно, полярно, стыкующаяся с нашим повествованием. Можно было бы пойти по самому простому пути: вычеркнуть весь абзац о бывшем бакинце. Как давно и не нами сказано: нет человека и нет проблемы. Но я оставлю все как есть, не вижу необходимости отказываться от написанного. И повторюсь: именно в поисках лучшей доли, как многие русские, евреи, армяне, благополучно выехал из Баку не совсем молодой Гусман. Пусть истинные причины такого абсолютно верного шага останутся в тайниках души умного человека, талантливого стратега и тактика. Да, он ехал в столицу, которая еще с чеховских времен привлекала интеллигенцию. Но ехал не из русской провинции, а из столичного города, в котором, как он не мог не видеть, шли в бешеном темпе процессы тотальной национализации. При этом представителям его народа жилось там предпочтительнее, чем где-либо на территории большой страны, и они были и остаются до сих пор второй, после коренной, элитной нацией. Просто за улыбками, которые лгали, он сумел разглядеть перспективу. И попал в “очко”. Ныне белый конь его удачи скачет при желании и в президентском дворце. Со знанием дела он выбрал прекрасную смотровую площадку в прекрасном парке, прекрасный задник в виде панорамы города – все это служило прекрасными интерьером для прекрасного маэстро и эстетически ласкало глаз. Ничего не скажешь, работа была четко и профессионально выполнена. Но натянуто вымученные улыбки “спецаудитории”, заученная фальшь прозвучавших вопросов, до неузнаваемости изменившиеся не столько внешне, сколько внутренне, Полад Бюль-бюль, Фархад Бадалбейли, которые уже никак не напоминают молодых, оппозиционно настроенных, постоянно фрондирующих, со взором горящим ребят конца 60-х – начала 70-х годов, все это не навело на мысль о безвозвратной потере? Потере былого, не с картинки, а настоящего лица города, в котором нет места бывшим друзьям и знакомым. Неизменной константой остался только Гейдар Алиев, один на фоне прекрасного, от Бога!, пейзажа и неотвратимо изменившихся не в лучшую сторону людей, по-прежнему элегантный, безвозрастный лидер с постоянным набором слов и улыбок на телеэкране. Сказывается прекрасная брежневская советская школа.

При посещении родных могил, там, в Баку, можно ли не помнить, сколько людей лишены этой возможности? И судьбы многих из них трагичнее тех, над которыми в палаточном городке беженцев скорбел великий Ростропович. А как Тимур Вайнштейн, возглавляющий в титрах творческую группу передачи, относится к тому, что среди двухсот тысяч бакинцев, живых и мертвых, изгнанных из “благословенного” города, об интернационализме которого не уставали говорить, правда, подозрительно часто, люди с экрана, находится и его двоюродный брат – чемпион мира Гарри Каспаров, другие родственники? Или этого тоже не было? Не очень ли короткой оказалась память у всех создателей и вдохновителей передачи? Ведь пока на дворе еще девяностые годы, с которых и начался ад бакинских погромов армян. И несколько славянских лиц на телеэкране (удачная находка!) не могут, увы, заслонить процесса массового исхода теперь русских из этой страны.

Другой пример. Григорий .Гурвич, режиссер и создатель театра “Летучая мышь”, более известный по телепрограмме “Старая квартира”. В свое время, чтобы помочь раскрыться способностям сына, получить базовое высокопрофессиональное высшее образование, его папа Ефим Григорьевич Гурвич – многоопытный журналист, многолетний директор “АзТага”, затем “Азеринформа” – главного информационного агентства республики, отправил в Санкт-Петербург или Москву. В результате мы имеем интеллектуального вдумчивого ведущего одной из содержательных “умных” телевизионных передач.

В свое время в длинных очередях бакинцев, у различных посольств стояли не только армяне, но русские и даже азербайджанцы, хорошо понимающие, в какую “интернациональную” пропасть стремительно летел город по воле своих новых обитателей и их горе-руководителей. Уехал с семьей в Америку, естественно, добровольно, приятель моего сына Айдын Заманов, к несчастью, недавно там умер. Остается только пожелать, чтобы этому интеллигентному, доброму, хорошо воспитанному парню чужая земля стала пухом. чтобы в благополучии рос его ребенок. В Германии, рассказывают, пребывает известный в журналистских кругах Баку Джигатай Шихзаманов.

Кончилось бакинское братство. Нет огромной многонациональной страны, отпала необходимость убеждать Москву и весь мир в интернационализме. В моду вошли другие стандарты. Президент другой страны, бывшей советской республики, считающий себя демократом, потворствовал мирному изгнанию из своей страны около двух миллионов русских. Правда, там осталось еще свыше четырех миллионов. Что их ждет? По какому пути пойдет человек, который в свое время не захотел участвовать в развале СССР и не принял участия в беловежских соглашениях, позднее поменял политические ориентиры, теперь торжественно перенес столицу своей страны, а заодно вторично поменял ей название, чтобы никто никогда не вспомнил, как этот город раньше назывался и с чего начинался. По данным переписи 1989 года в Прибалтике находилось свыше полутора миллиона русских, в Таджикистане – 400 тысяч, но там прошли жесткие этнические чистки, и эти цифры явно устарели. Столько же в Азербайджане. Сбор по национальным квартирам начался с того, что в свое время никто не захотел извлечь уроки из бакинских погромов. Не заметили и не осудили, а потом постарались забыть о насилии, в результате получили длительные, медленно ползущие, но неуклонно развивающиеся процессы этнической чистки русских на всем постсоветском пространстве. А это в перспективе, к сожалению, может привести к более чем 25 миллионам искалеченных судеб.

Бакинские погромы – важнейшее звено карабахского конфликта. Их уроки призывают к бдительности и однозначно подтверждают правомерность и жизненную необходимость полного суверенитета и независимости Арцаха от страны, где только в ХХ веке волею ее народа, в ее столице состоялось три геноцида армян. Такого прецедента в мире нет, и нельзя ставить Арцах в один ряд с Чечней, Абхазией, Осетией. Сталинская депортация чеченцев, безусловно, боль и горе нации, но она шла одновременно с массовыми репрессиями и депортациями других народов. Тогда целая страна испытывала на себе гнет тоталитаризма. Миллионы своих сыновей и дочерей потеряли все населяющие ее народы, и прежде всего русский, в репрессиях 30-х-40-х годов, позднее – послевоенных лет, когда все бывшие военнопленные, другие “неблагонадежные” люди буквально выбрасывались с насиженных мест.

Армяне Арцаха встали на защиту своих земли, жилищ, семей, чести и достоинства. Они не хотят жить с оглядкой на Сумгаит и Баку, тем более, что в основной своей массе живые и мертвые армяне этих городов – выходцы из благословенного горного края. Края, народ которого сумел показать всеми миру свои мужество, несгибаемую волю и желание быть свободными, прежде всего, от ненависти, жажды крови и насилия.

Мы шли по пути скрупулезного сбора фактов, документов, свидетельств очевидцев, участников событий, и потому наша работа густо “населена” адресами, фамилиями, именами, телефонами. Их не оспоришь и не убавишь. Прибавить можно. Кроме того, приведены взгляды, мнения различных людей, нейтральных к событиям, прежде всего, из-за своей национальной принадлежности. К А.Лебедю можно относиться по-разному, но в прямоте, неумении в угоду обстоятельствам белое молоко называть черным, ему не откажешь. Его заслуги миротворца признаны на международном уровне, чем является присуждение ему Гессеновской премии мира в июне 1998 года. И потому нам важно было его видение событий.

Восемь минувших лет показали, что нашлось много желающих похоронить даже саму память о бакинской мясорубке. Или извратить суть событий таким образом, чтобы жертвы погромов стали основными виновниками происшедшего. Мир уводят от истины многочисленные публикации, брошюры, буклеты, страницы в интернете, вышедшие из недр соседней республики в большом количестве. Они имеют цель заставить забыть правду, размыть ее лавиной антиармянской истерии. Но есть факты. Остались живые люди, сохранилась память об ушедших жертвах “интернационализма”. “Интернационализма” по-бакински. А в чем его суть, может убедиться каждый, кто не сочтет за труд прочитать наше повествование.

Спасибо Вам. Аминь.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7. Микаелян В.А., Мирзоян С.С. Участие армян в экономической жизни Восточного Закавказья (вторая половина ХIХ – первые десятилетия ХХ в.в. Вестник общественных наук АН Армении, 1990, № 2, сс.74-81.

8. Г.Мосесов. При свете совести и фактов, Литературная Армения, 1997, № 2, с.с.117-121.

9. Центральный государственный исторический архив Армении, ф.196, оп.1 д.23, лл.26-31.

10. Газета “Каспий”, Баку, 1914, № 136.

11.

12. См. Г.Мосесов. При свете совести и фактов.

13. Вестник “Ной”, 1995 г., № 12.

14. Очерки истории Коммунистической партии Азербайджана, Б., 1985, т.1, с.108.

15. Впервые очерк вышел отдельной брошюрой в Санкт-Петербурге, в 1906 г., в издательстве “Амиран” (Ал.Арабидзе).

16. Даются старые наименования и транскрипция городов.

17. Очерки истории Коммунистической партии Азербайджана. с.381.

18. Б.Ишханян. Великие ужасы в городе Баку, Тифлис, 1920, с.6.

19. Там же, с.6.

20. Там же, с.7.

21. Там же, с.4.

22. Правда, 1990, 17 мая.

23. Б.Ишханян. Великие ужасы в городе Баку, с.11.

24. События вокруг НКАО в кривом зеркале фальсификаторов, Б., 1989, с.71.

25. А.К.Дживелегов. Армяне и Турция. Ленинград, 1948, с.18.

26. Ал.Лебедь. За державу обидно…, М., 1995 г.,с.219.

27. Там же, с.236.

28. Дружба народов, 1989, № 11, с.213.

29. Там же, с.210.

30. Там же, с.211.

31. Бакинский рабочий, 1990, 24 марта.

32. Издательство “ЭЛМ”, Баку, 1989, с.92.

33. Там же, с.4.

34. Ал.Лебедь. За державу обидно…, с.239.

35. Там же, с.с.242-243.

36. Бакинский рабочий, 1990, 8 мая.

37. Правда, 1990, 2 февраля.

38. Коммунист, 1990, 16 февраля.

39. Военно-исторический журнал, 1990, № 7.

40. Союз, 1990, № 19, с.12.

41. Комсомольская правда, 1990, 2 июня.

42. Новая жизнь (независимая социал-демократическая газета), 1990, № 5 (14).

43. Комсомольская правда, 1990, 30 января.

44. Известия, 1990, 16 января.

45. Там же, 18 января.

46. Там же, 19 января.

47. Союз, 1990, 19 мая.

48. ЛГ-Досье, 1990, март, с.12.

49. Там же, с.3.

50. Литературная газета, 1990, 14 марта.

51. Правда, 1990, 25 января.

52. Молодежь Грузии, 1990, 2 марта.

53. Вышка, 1990, 30 марта.

54. Бакинский рабочий, 1990, 29 марта.

55. Там же, 1990, 16 января.

56. Там же.

57. Комсомольская правда, 1990, 3 июля.

58. Д.Самойлов. Поденные записи, Знамя, 1995, № 3, с.162.

59. Атгимимас (Согласие), 1989, 30 ноября.

60. Коммунист, 1990, 19 июня.

61. Страна и мир. Общественно-политический и культурно-философский журнал. Мюнхен, 1990, № 1 (55).

62. Литературная газета, 1990, 8 августа.

63. Коммунист, 1990, 15 августа.

64. Первоклассный, построенный на верфях Финляндии, корабль.

65. Военно-исторический журнал, 1990, № 7.

66. А.Лебедь. За державу обидно…, с.294.

67. Там же, с.252.

68. Коммерсант, 1990, № 27, с.13.

69. Новая жизнь, 1990, № 5 (14), с.3.

70. Страна и мир, 1990, № 1 (55).

71. Огонек, 1990, № 14, с.24.

72. А.Лебедь. За державу обидно…, сс.149-250.

73. Там же, с.251.

74. Там же, с.252.

75. Там же, с.261.

76. Там же, с.293.

77. Там же, сс.255-256.

78. См.: А.Мансуров. Белые пятна истории и перестройка. Б., 1990, с.193.

79. Теперь – площадь Свободы.

80. Коммунист, 1990, 16 января.

81. Б.Ишханян, Великие ужасы в городе Баку, с.52.

82. Армянский вестник, 1990, 15 марта.

83. Коммунист, 1990, 23 января.

84. Авангард, 1990, 21 января.

85. Хорурдаин Айастан, 1990, 18 января.

86. Коммунист, 1990, 24 января.

87. Известия, 1990, 19 января.

88. Союз, 1990, № 39.

89. Материалы по экономической истории Азербайджана к V Международному конгрессу экономической истории, 1970, Б., с.19.

90. ЦГАОР и СС, Армянский фонд, 113, оп.24,д.1004, лл.28-29.

91. Республика Армения, 1990, 17 октября.

92. Мужчина (азерб.).

93. Окраина города, у нового кладбища.

94. Целые страницы посвящены в этой книге тому, как выезжали из Еревана соотечественники Тагиева.

95. Правда, 1990, 3 ноября.

96. Естественно, теперь уже бывшей.

97. Голос Армении, 1990, 10 апреля.

98. Как стало позже известно, жизнь Джаваир позднее в Москве трагически оборовалась.

99. Революция (азерб.).

100. Н.Байбаков был переведен в Москву вначале в Министерство нефтяной промышленности. Долгие годы был председателем Госплана СССР.





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info