Книги

Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

КНИГА ПЕРВАЯ

Составитель,
ответственный редактор – САМВЕЛ ШАХМУРАДЯН,
сотрудник Союза писателей Армении,член Союза журналистов СССР

Редакционная коллегия:
АЛЛА БАКУНЦ, младший научный сотрудник Института литературы Академии наук Армении; НАДЕЖДА КРЕМНЕВА, член Союза писателей СССР и Союза журналистов СССР; МЕЛИНЭ САРКИСЯН, научный сотрудник Центра научной информации по общественным наукам Академии наук Армении; АЛЕКСАНДР АСЛАНЯН, кандидат филологических наук, доцент Ереванского университета; НЕЛЬСОН АЛЕКСАНЯН, заведующий отделом журнала “Литературная Армения”

При цитировании ссылка на сборник обязательна
При перепечатке сборника или отдельных его глав просьба извещать ответственного редактора
Просьба не распространять сборник за плату
Сведения о Сумгаитской трагедии, отзывы на сборник присылать по адресу:
375019, Ереван, пр. Маршала Баграмяна, 3, Союз писателей Армении, Шахмурадяну С.С.

АРМЯНСКИЙ ФОНД КУЛЬТУРЫ
ЕРЕВАН 1989

СОДЕРЖАНИЕ

Бадасян Завен

БАДАСЯН ЗАВЕН АРМЕНАКОВИЧ
Родился в 1942 году
Проживал по адресу: Сумгаит,
12 микрорайон, д.34, кв.33
Работал на Сумгаитской фабрике объемной пряжи

27 числа мы с супругой поехали в Баку, сделали покупки и примерно в 5 часов вечера вернулись в Сумгаит. На автовокзале встретили мою родственницу, разговорились. А неподалеку у магазина собралось много людей. Ну, мы сначала не поняли, что там такое, потом подходит ко мне один знакомый парень, азербайджанец, и говорит: “Вы что тут стоите, немедленно идите домой!”. Я спрашиваю: “В чем дело?”. А он: “Вы что, не видите, там перевернули машину и убивают армян!”. Он мне помог, остановил такси, и мы благополучно приехали домой.

Два дня просидели дома. За это время одна группа бандитов пришла к нам во двор. Но соседи не дали, не впустили их в дом. А было их человек 80. В руках палки и куски арматуры. Кричали – не поймешь, что. Не один голос, не два, все хором кричали там. Повернули к 35 дому. Поднялись на третий этаж, видим – стекла бьют, вещи выбрасывают. Через какое-то время выходят из подъезда: у кого в руках джинсы, у кого – магнитофон, гитара. Пошли дальше, в сторону магазина автозапчастей.

Нужно было спасаться. Первого марта в первом часу ночи мы пошли прятаться в тридцать третью школу, что в 13 микрорайоне. С нами там оказались еще две армянские семьи. Всего нас было тринадцать человек. Из них я раньше знал только Эрнеста, он переехал в Сумгаит из Кировабада. В школу нас впустил сторож-азербайджанец. Он сначала не хотел.

Но нам некуда было деваться. Вынуждены были просить, уговаривать. Нам сказали, что в этот день, первого числа, будет нападение на наш микрорайон.

Мы все поднялись в класс на втором этаже.

По городскому радио были названы три телефонных номера, по которым можно было обратиться за помощью, сообщить что- то важное. Я позвонил, трубку взял первый секретарь Сумгаитского горкома партии. Я попросил о помощи. Говорю: “Находимся в 33 школе, эвакуируйте нас”. Ну, он говорит: “Я вас взял на учет, идите, сейчас пришлю помощь”.

Голос его я знаю. Первый секретарь был у нас на фабрике, я с ним лично разговаривал. Когда я позвонил, он сказал: “Муслим-заде вас слушает”.

Примерно через два часа после звонка мы услышали крики у школы. Посмотрел в окно: примерно 100-120 человек, и требуют: “Армяне, спускайтесь, мы пришли забрать вас”. В руках палки, топоры, арматуры. Сторож сидел с нами, спрашивает: “Куда мне деться?”. Я говорю: “Если вам дорога жизнь, то спуститесь вниз, скажите, что армяне были здесь, но ушли”. Он так и сделал. Спустился, говорит: “Армяне были здесь, я, – говорит, – открыл черный ход, они оттуда вышли, в ту сторону пошли”. И рукой показал. И вот эта масса с криками, с шумом пошла в ту сторону, куда охранник махнул рукой.

Так что обещанная помощь прибыла. Прислал же! Вместо солдат он своих “солдат” прислал. Я уверен, что это устроил Муслим-заде. Ведь никто не видел нас, когда мы заходили в школу, никто не знал, что мы там находимся. Во всяком случае, мы оставались в школе до семи утра, и никакие солдаты к нам с помощью не подъехали.

Утром мы пошли в I микрорайон, к моему родственнику, оттуда солдаты нас эвакуировали в клуб СК. В клубе было полно народу, и перед ним тоже было полно людей, места свободного не было. Один маленький ребенок, примерно трех месяцев, прямо у меня на руках умер. Ни одного врача, ничего не было. Ребенок был цел, никаких ран или ушибов не было. Был тяжело болен. Ему делали искусственное дыхание, все, что можно было в тех условиях, но спасти не смогли.

А мать и отец – молодые армяне – были рядом, на полу…

В СК я стал искать отдельное место, потому что у нас тоже есть маленький ребенок, хотел какую-нибудь комнату найти, чтобы семью собрать туда. Поднялся на третий этаж, там было очень много солдат – перебинтованные, с палками, хромые, с разбитыми головами. Страшно было смотреть на них. Все – молодые ребята.

Среди армян тоже было много перебинтованных. Все битые, все плачут, орут, зовут на помощь. Я считаю, что городской комитет никакого внимания не обратил на нас. Правда, поставили ларек: одна сосиска – 30 копеек, 40 копеек, пачку печенья, что стоит 26 копеек, продавали за 50 копеек, бутылку лимонада – за рубль.. Дешевле нельзя было брать.

Там я встретил своего старшего дядю, Арама Михайловича. Увидел меня, и сразу слезы на глазах. Всю жизнь он мне объяснял, что мы – дружные народы, что вместе работаем, у него всегда гости были, азербайджанцы. А теперь меня увидел и ничего не может сказать, только плачет. Можно понять, конечно.

8 апреля 1988 г., Ереван





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbfb

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info