Книги

Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

КНИГА ПЕРВАЯ

Составитель,
ответственный редактор – САМВЕЛ ШАХМУРАДЯН,
сотрудник Союза писателей Армении,член Союза журналистов СССР

Редакционная коллегия:
АЛЛА БАКУНЦ, младший научный сотрудник Института литературы Академии наук Армении; НАДЕЖДА КРЕМНЕВА, член Союза писателей СССР и Союза журналистов СССР; МЕЛИНЭ САРКИСЯН, научный сотрудник Центра научной информации по общественным наукам Академии наук Армении; АЛЕКСАНДР АСЛАНЯН, кандидат филологических наук, доцент Ереванского университета; НЕЛЬСОН АЛЕКСАНЯН, заведующий отделом журнала “Литературная Армения”

При цитировании ссылка на сборник обязательна
При перепечатке сборника или отдельных его глав просьба извещать ответственного редактора
Просьба не распространять сборник за плату
Сведения о Сумгаитской трагедии, отзывы на сборник присылать по адресу:
375019, Ереван, пр. Маршала Баграмяна, 3, Союз писателей Армении, Шахмурадяну С.С.

АРМЯНСКИЙ ФОНД КУЛЬТУРЫ
ЕРЕВАН 1989

СОДЕРЖАНИЕ

Базян Ваня

БАЗЯН ВАНЯ БАГРАТОВИЧ
Родился в 1940 году
Проживал по адресу: Сумгаит,
14 квартал, д.36/7, кв.9
Работал в Бакинском управлении “Спецмонтаж” /УМСМР-I/ бригадиром

В первые дни этих событий, 27-28-го, я находился в командировке. Еще 10 числа взял бригаду, оформил и выехал в Ждановский района. Это в Азербайджане, по соседству с Нагорно-Карабахской областью.

После 14 числа пошли слухи, что в Карабахе, именно в Степанакерте, началось восстание. Они по-азербайджански говорят – “восстание”, но там, по-моему, не было восстания, там была демонстрация. После этого стало неспокойно. Пострадали некоторые армяне, проживающие в Ждановском районе. Пострадали как? – избивали людей, женщин даже: мол, они на демонстрациях были, живут здесь, а отсюда едут в Карабах на демонстрации. После этого я себя неспокойно чувствовал. Среди местных жителей пошли какие-то разговоры об армянах: армяне то сделали, другое сделали. Прямо на объекте. Раза два напали на меня какие-то молодчики. Ну, правда, ребята из моей бригады не дали, чтоб они подошли ко мне с тросами, ножами. И после этого я и ночами чувствовал себя очень плохо. Не знал, куда мне деться. Взял, позвонил домой. И дети говорят: “Везде неспокойно, будь осторожен”. Ну, я объект строил. Сообщил второму секретарю райкома, что так, мол, и так, я хочу бригаду снять с объекта… Они мне не разрешили, говорят: “Вам ничего не будет, мы поручили милиции, всех в районе предупредили, с вами ничего не будет”. Ну, на самом деле, специально одного милиционера дали, чтобы смотрел он за мной, – он же знает всех местных людей, в случае чего – защитит. Этот человек и на пять минут от меня никуда не отошел: во время работы, после работы, даже ночью он оставался с нами.

Чувствую такое беспокойство, позвонил домой, и жена тоже говорит: “Очень напряженно, будь осторожен”.

Закончили работу на объекте, и 29-го утром я сразу выехал в Сумгаит. Когда выезжали, ребята предупредили меня, сказали, чтоб я по дороге никому не говорил, что армянин. Я взял чужое командировочное, на имя Зардали, а свое спрятал.

С паспортом вместе спрятал в носках. Выехали в Баку. В автобусе были наши ребята, они сзади сидели, а я – впереди. В Баку они подошли ко мне, мол, все наши командировочные надо забрать, всякое может быть. Оказывается, они знали, что в Сумгаите такое творится.

Приехал на автовокзал, а там говорят, Сумгаит – город закрытый, поехать никак невозможно. В общем, город закрыт, автобусы не ходят. Из Баку в Сумгаит автобус ходил почти через каждые 2 минуты. А тут – автобусов нет. Ну, попытались частным путем. Один человек, азербайджанец, говорит: “Давай поищем что-нибудь, поедем”. Мы нашли одну легковую машину и договорились, что повезет в Сумгаит.

Он повез. А другие говорили: “Хоть тысячу дай – не поеду”. – “Почему?”. – “Там уже город жгут, убивают армян. Ни одного армянина не осталось”. Ну, я взял себя в руки, чтобы как-то еще ходить. В общем, договорились, четыре человека сели, поехали в Сумгаит. По дороге шофер говорит: “На самом деле армян не осталось: всех сожгли, всех поубивали, порезали”. Ну, я молчал. Всю дорогу – 30 с чем-то километров – я молчал. А шофер говорит мне: “Дядя, сколько вам лет?”. Он хочет узнать: раз я столько молчу, ничего не говорю – может быть, я армянин? “Сколько вам лет?” – спрашивает меня. Я говорю: “Мне сорок семь”. “Мне тоже сорок семь, но я вам “дядя” говорю”. Я говорю: “Это от бога зависит: у каждого по- своему жизнь получается в мире”. Я выгляжу намного старше своих лет, поэтому он меня дядей назвал. Ну, после этого он уже молчал.

Подъехали к городу, смотрю – кругом танки, оцепление.

Не доезжая до магазина “Кавказ”, шофер начал махать рукой. Ну, вот машет рукой, и начали все махать. И я среди них сидел – тоже начал махать. Я понял – это знак, мол, среди нас нет армян.

Смотрю на город – люди толпой посреди улицы ходят, понимаете, и движения нет. Ну, наверное, я испугался. Остановили нашу машину. Там по тротуарам люди стояли. У них арматура, камни… И нас остановили…

По дороге водитель рассказывал, как они узнают, кто армянин, кто нет. Армяне обычно… Например, я тоже армянин, но я говорю по-ихнему очень хорошо, А армяне “орех”, “маленький орех” обычно произносят “пындых”, а правильно надо сказать: “фындых”. Разное произношение. Вот кто скажет “пындых”, если даже не армянин, – сразу выведут и начнут резать. Ну, еще он рассказал: “Там машина стояла, пять человек, – он говорит, – было внутри. Они топором, – говорит, – били по борту и начали жечь. И людей не выпускали, не дали выйти из машины”. Я видел только машину, а водитель сказал, что сам все видел. Ну, он часто ездит из Баку в Сумгаит и обратно…

Как нас остановили, мы все вышли из машины. Ну, я смотрю: там человек небольшого роста, глаза горят, арматура в руке, камень в руке и ребят по одному спрашивает, кто они. “Азербайджанцы, – говорят, – нет армян”. Подошел, правда, когда мы вещи вытаскивали, говорит: “Дядя, может, вы армянин?”. А я говорю по-азербайджански: “Как вам не стыдно!”. И… ушел он. Повернулся и ушел. Больше – ничего.

Что делать? Мне надо… город горит, а мне надо детей выкрасть из своего собственного дома.

Остановили нас в начале улицы Мира, у нас там магазин “Кавказ” и три больших здания, двенадцатиэтажных. Это – въезд в город. Ну, это там я видел ту самую сгоревшую машину: вся сгоревшая, только металл остался. Я с тех пор не могу понять – это “Жигули” или “Запорожец”? Потом говорили, что это – “Жигули”. И люди там сплавились. Ничего не осталось от них, следов даже. Водитель тот рассказывал, но машину я сам видел. Машина стоит. Скелет стоит, металлический каркас. Примерно в 30-40 метрах от магазина “Кавказ”.

И смотрю – один транспортер едет военный, бронетранспортер. Люки закрыты. И кидают арматурами, железками в этот бронетранспортер. Толпа кидает. И слышал, правда, не очередь, а пистолетные выстрелы я слышал. Несколько выстрелов. Вокруг бронетранспортера этого толпой азербайджанцы были. Из этой толпы стреляли. Они, видимо, хотели или солдат убить, или автомат забрать, или что… Тогда один транспортер был. А все танки внутри города были и оцепили Сумгаит.

Ну, я продолжал идти. Смотрю – с завода двое азербайджанцев идут домой. Ну, чувствую по их походке, что это не бандиты, а люди, просто идут. И я присоединился к ним, чтобы в случае чего, если подойдут, вопросы будут задавать, – они ответили бы или я ответил. Понимаете? А где большие группы были, я обходил, потому что я местный, меня могли быстро узнать. Старался держаться подальше, где меньше народу, там и шел. Ну, правда, я заходил во 2 микрорайон, что напротив нашего квартала. Я не могу идти в наш квартал, а иду туда, где народу меньше, чтобы обойти. Ну, там вижу – один высокий такой и за ним человек 25-30 идут. И он кричит в мегафон: “Товарищи, началась армяно-азербайджанская война!”.

Такой мегафон у милиционеров бывает. Вот они говорят, ходят по 2 микрорайону. Вижу, что в мою сторону идут, свернул за дом. Я заметил: ходят они у крайних домов, а внутри микрорайона на каждом углу стояло примерно по 5-6 человек, у середины дома стоят и по краям. Ну, что там делали, я не могу сказать, потому что не мог подойти очень близко, боялся. Мне надо было, самое главное, вырваться оттуда домой, узнать – хоть дети живы или нет…

20 апреля 1988 г., Ереван





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbfb

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info