Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

Книга первая

Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

Составитель,
ответственный редактор – САМВЕЛ ШАХМУРАДЯН,
сотрудник Союза писателей Армении,член Союза журналистов СССР

Редакционная коллегия:
АЛЛА БАКУНЦ, младший научный сотрудник Института литературы Академии наук Армении; НАДЕЖДА КРЕМНЕВА, член Союза писателей СССР и Союза журналистов СССР; МЕЛИНЭ САРКИСЯН, научный сотрудник Центра научной информации по общественным наукам Академии наук Армении; АЛЕКСАНДР АСЛАНЯН, кандидат филологических наук, доцент Ереванского университета; НЕЛЬСОН АЛЕКСАНЯН, заведующий отделом журнала “Литературная Армения”

При цитировании ссылка на сборник обязательна
При перепечатке сборника или отдельных его глав просьба извещать ответственного редактора
Просьба не распространять сборник за плату
Сведения о Сумгаитской трагедии, отзывы на сборник присылать по адресу:
375019, Ереван, пр. Маршала Баграмяна, 3, Союз писателей Армении, Шахмурадяну С.С.

АРМЯНСКИЙ ФОНД КУЛЬТУРЫ
ЕРЕВАН 1989

СОДЕРЖАНИЕ

Оганян Сурен Парсегович

Родился в 1931 году
Проживал по адресу: Сумгаит, 4 микрорайон, д.17 а, кв.74
Пенсионер, работал каменщиком

С 1948 года до этих дней я жил в городе Сумгаите. Почти 40 лет проработал здесь... Я расскажу о том, что видел. 27-го мы с женой приехали с дачи, смотрим - зять с нашей дочкой и двумя детьми ждут нас. Из Баку они приехали.

Мы обрадовались. Посидели, поговорили, покушали. Потом зять вышел на балкон покурить и позвал меня: "Пап, какая-то толпа тут, не знаю, что случилось". Я выхожу на балкон, смотрю – несколько сот человек колоннами идут: "Долой армян!", "Если армяне смелые - пусть выйдут"... Ну, я говорю: "Ладно, закрой дверь, зайди, пусть уматываются к черту".

Ночевали у нас, остались на воскресенье, но там уже началось. Соседи приходят: "Убивают, в 3 микрорайоне начали убивать... там стольких зарезали, там стольких сожгли, там стольких...". Каждый по-своему рассказывает. А мы... куда нам идти? Некуда уже идти. Мы дома сидим и дрожим.

Ждали до самого вечера, в восемь часов смотрим, уже на первом этаже - я живу на третьем - на первом этаже в квартире Багдасаряна Рафика все окна разбили, вещи вынесли на улицу. Хорошая квартира у него была, не сегодня-завтра должен был сына женить. И вот все, что для свадьбы было куплено, - все стащили, а ковер и одежду вышвырнули во двор, прямо под наш балкон. И смотрим - зажгли. Вот в это время они вроде уже уходят. Уходят, а с той стороны один кричит: "Эй! Куда идете, вернитесь, здесь, говорят, еще армяне есть, на третьем этаже!". А это уже наша квартира. Наши окна уже бомбят, камни летят, вот такие большие камни - прямо в комнату. Через пару минут - звонок, стучат в дверь, дети уже кричат, плачут, маленькие у меня внуки... Дома дочка с двумя детьми, муж ее, я со своей женой. Я говорю зятю: "Гарик, ты не бойся, ничего не будет", а детям, жене, дочери говорю: "Давайте в ту комнату!". А у меня топор в руках. Я уже в безвыходном положении. В дверь стучат, мы не открываем, уже стали ломать. Стали ломать, а я с зятем и женой дверь держим, и дочка умоляет их: "Я вас прошу, ребята, у меня двое маленьких детей, не ломайте, не убивайте!..".

Она умоляет. А я говорю: "Слушай, отойди, эти шакалы тебя не послушают, ты нам мешаешь! Ты иди лучше в комнату, мы, может, защитим себя". Она не послушалась. Она не послушалась, в это время одна сторона двери проломилась и ее ударили по переносице. Большим ломом. Все лицо стало в крови... я ее силой затолкнул в комнату. В это время дверь совсем сломалась. Как только дверь упала, я замахнулся топором - они вылетели как пули, убежали все...

Если б я захотел, я бы ударил. Но если бы я ударил - моих детей они бы всех сожгли, эти гадины. Они убегали, я два лестничных пролета за ними бежал. До того их много было, что даже не успевали спускаться по лестнице, один другому мешал, а пятеро поднялись на пятый этаж, наверх побежали. Этих пятерых спустил сын нашего соседа, провел мимо наших дверей. А во дворе все они повторно договорились. У них там руководитель был, он: "В чем дело, почему не поломали, почему не убили?!". Это уже соседи нам рассказали потом, этого я сам не слышал. Они хотели еще раз подняться, но наш сосед сказал: "Слушайте, не поднимайтесь, он охотник, у него ружье, он вас всех до единого убьет, если вы опять пойдете". Никакого ружья у меня нет. Сосед просто выручил, спас нас. Они не стали подниматься и так ушли.

Мне самому, вот я рассказываю, мне самому не верится, что мы с зятем их выгнали. Самому не верится, ну, видно, бог есть, бог нам помог. Вот так мы с зятем спасли семью. Кое-как прибили дверь и пошли к соседям. Значит, дочка с детьми на пятом этаже ночевала, я, зять, жена - на втором.

На следующий день зять едет в Баку. Сказал мне: "У меня ключи от мастерской". Он портным работает... работал, вернее. Я говорю: "Не надо, не езжай, такое положение, нельзя ехать". Говорит: "Пап, я обещал, я должен повязки сшить, я должен ехать". В общем, он благополучно доехал до Баку, в этот же день сшил повязки для патруля и выехал обратно в Сумгаит. Сказал своему отцу: "Папа, я еду в Сумгаит к своим детям". А отец все знает, Гарик рассказал ему. Отец говорит: "Нет, раз такая обстановка - не езжай". Это было уже 29 февраля. Отец не пускал, даже туфли его спрятал, чтобы не ехал в Сумгаит. А он отцу задает вопрос: "Отец, я вчера рассказал тебе, если б мы были в таком положении, разве ты оставил бы нас?". Сказал эти слова, взял туфли брата, надел и вышел. Часов в пять вечера он уже выехал в Сумгаит...

А мы тем временем были эвакуированы в пансионат "Металлург" и думали, что Гарик тоже в безопасности.

А у дочки лицо разбито, синяк не проходит. Врачи приходят: "Какая вам нужна помощь? Какая вам нужна помощь?". Я разозлился, правда, немного грубо с ними поговорил, я сказал: "Уже четвертый день все ходите и ходите - "какая вам помощь, какая вам помощь" - а толку что?". В горисполкоме сутки были - там они спрашивали, четвертый день в "Металлурге" - опять они же подходят, спрашивают. Я разозлился: "Где же ваша помощь? Я все-таки отец, я волнуюсь, может, у нее все-таки перелом есть, сделайте снимок". Они стали успокаивать меня, бакинскую скорую помощь вызвали, чтобы отвезти ее в больницу.

Я говорю: "Дочка, дочь, раз едешь - детей тоже забери, говорят, в Баку спокойно. Детей тоже бери. Если Гарик там будет, значит, останешься, если Гарика там нету, обратно приедешь". Взяли ее вместе с детьми. Снимок сделали в Баку, перелом переносицы был, правда, небольшой, но все-таки был.

Ей перевязку сделали, и через какие-то два часа смотрим - она с детьми едет обратно в санаторий "Металлург". Гарика дома нету, она подходит и плачет: "Папа, Гарика дома нету". Я подошел к нашему руководству: вот так и так. Дали мне в сопровождение майора милиции, я два дня объезжал в Баку все больницы, два дня не спал, к концу второго дня поехал в один морг - сумгаитские мертвые все там были. Подошел, смотрю - сестра Гарика из мертвецкой выходит. Ее зовут Карине. Я говорю: "Карине-джан, Гарик там?". Она плачет, говорит: "Дядя Сурен, нету его". Я говорю: "А ты что, не рада, что нету, чего плачешь?". Оказывается, он там был, она не узнала брата, потому что весь обгоревший он был... не опознала она своего брата. Ну, раз нету - нету, я туда не зашел. Вернулся в Сумгаит, пошел к военным, где наши армяне были; там я все списки посмотрел, думаю, может, найду его, пришел в клуб СК - там посмотрел, в "Химике" посмотрел, в ДОСААФ посмотрел... везде посмотрел - нету его.

На следующий день, утром, это седьмого марта было, вызывает меня Фаталиев - не знаю, кем он работал, но он у нас был руководителем, - говорит: "Сурен-киши, зятя нашли, правда, он мертвый". В Сумгаите, от завода ЕГЗ  идет железная дорога, вот там, у переезда через дорогу Баку - Сумгаит, там камыши есть, это от нашего сумгаитского автовокзала где-то пятьсот метров. "В этих камышах, - говорит, - нашли зятя, похороны будут девятого числа, можешь пойти".

Я взял дочку, поехал... Девятого мы его взяли, похоронили в Баку, в Эрменикенде, там кладбище есть. Отметили седьмой день и бежали сюда, в Ереван.

Меня в прокуратуру сумгаитскую вызывали, правда, следователь был русский. Там я узнал, как все было. Машина из Баку въезжала в Сумгаит. Остановили. Азербайджанцев по одному выпустили из машины. Гарика вывели из машины, убили и сожгли. Моего зятя звали Мартиросов Гаррий Артемович. 1955 года рождения.

Двое детей остались без отца. Девочка и мальчик. Девочке пять лет, два годика сыну. Остались сиротами.

21 апреля 1988 г., Ереванн





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info