Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

Книга первая

Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

Составитель,
ответственный редактор – САМВЕЛ ШАХМУРАДЯН,
сотрудник Союза писателей Армении,член Союза журналистов СССР

Редакционная коллегия:
АЛЛА БАКУНЦ, младший научный сотрудник Института литературы Академии наук Армении; НАДЕЖДА КРЕМНЕВА, член Союза писателей СССР и Союза журналистов СССР; МЕЛИНЭ САРКИСЯН, научный сотрудник Центра научной информации по общественным наукам Академии наук Армении; АЛЕКСАНДР АСЛАНЯН, кандидат филологических наук, доцент Ереванского университета; НЕЛЬСОН АЛЕКСАНЯН, заведующий отделом журнала “Литературная Армения”

При цитировании ссылка на сборник обязательна
При перепечатке сборника или отдельных его глав просьба извещать ответственного редактора
Просьба не распространять сборник за плату
Сведения о Сумгаитской трагедии, отзывы на сборник присылать по адресу:
375019, Ереван, пр. Маршала Баграмяна, 3, Союз писателей Армении, Шахмурадяну С.С.

АРМЯНСКИЙ ФОНД КУЛЬТУРЫ
ЕРЕВАН 1989

СОДЕРЖАНИЕ

Мудрецова Зинаида Константиновна

Родилась в 1939 году
Проживала по адресу: Сумгаит, ул.Ленина, 4, кв.39
Работала бухгалтером на Сумгаитском производственном комбинате

Я начну рассказ с 27 февраля. Это была суббота. Так как мы живем в центре города, почти напротив горкома партии и центральной площади, то я услышала и увидела огромную толпу на площади, которая что-то скандировала, что-то кричала. Вначале показалось, что это неорганизованные толпы, затем они соединились все на площади. Что там происходило, я понять вначале не смогла, по словам соседки, это собрались азербайджанцы, которые что-то требуют. В субботу она мне еще ничего не сказала. Значит, мы спокойно жили, ни о чем не догадывались, ничего не подозревали. В тот день моя дочь с мужем поехали в Баку, возвратились они в 9 часов вечера, сели на троллейбус, чтобы доехать до дома, троллейбус остановила толпа азербайджанцев и потребовала выйти всем армянам – будем убивать. Я не могу сказать и не могу понять, каким чудом они спаслись и остались живы в тот момент, но когда дочка зашла в дом, она заявила: "Мама, нас убивали!". Это было в субботу 27 числа.

Она сказала, что были азербайджанцы, было темно, понять она не могла, ну, это действительно невозможно понять: вдруг среди вечера в городе, в центре города, у автовокзала, останавливают троллейбус и требуют выйти всем армянам, чтобы убивать их. Они тогда пересели каким-то образом в такси, приехали домой.

В воскресенье вечером я уже была более внимательна. Я, собственно говоря, с балкона и не уходила. Демонстрация, митинг начались в 11 часов дня. К микрофону подошли сразу, видимо, работники партийных и советских органов, ведь это происходило возле горкома и горисполкома. Беседовали, уговаривали, и по-русски говорили, и по-азербайджански, слышала - отрывки доносились: это ложь, это неправда. Я не могла понять, что именно требовала толпа, но в воскресенье наша соседка заявила, что требуют выселить из Сумгаита всех армян. Я спросила у нее, что же ответило руководство, она сказала, что пообещали. Это со слов моей соседки...

В течение целого месяца я не могу прийти в себя, и я в таком трансе, словно окаменела, и я ничего не могу сказать, даже какие-то факты могу забыть, потому что это немыслимое дело. Ну вот, значит, в воскресенье демонстрация закончилась в 5 часов. Причем мне показалось, что она очень организованна. Одна часть митинговала, другая была в движении, это были молодые, но во главе их стояли трое или четверо совершенно взрослых людей, которые махали им, руководили ими, куда пойти, где закончить шествие, видимо, для количества, что ли, чтобы жители нашего района видели, какая огромная это толпа. В руках у них были транспаранты, я не видела, что было на них написано, потому что это было на противоположной стороне улицы, красный транспарант один был. Слышала выкрики: "Мусульман, мусульман!". Это было слышно, потому что они проходили под нашим балконом. Затем они вернулись. В 5 часов, когда закончились митинги, во главе демонстрации стали руководители города. Вы, наверное, это читали даже в "Комсомольской правде", где Муслим-заде заявил, что для того, чтобы придать демонстрации мирный характер, он отвел эту толпу в сторону набережной. А остальная часть пошла убивать и грабить. Возраст этих людей я не могу определить, потому что многие были обросшие, может, специально, чтобы их не узнавали, но я видела, что люди в солидном возрасте, были и мальчишки, те, что несли транспаранты, были дети, может, учащиеся ПТУ, а все остальные были взрослые.

Толпа была огромная, затрудняюсь точно назвать количество, но они собирались настолько организованно, что я обратила внимание: в 11 часов - тишина, и вдруг вся площадь забита этими людьми. Никто их не задерживал. И еще я заметила: когда демонстрация пошла во главе с Муслим-заде, милиция расступилась, ушла как-то в сторону, и единственное, что я интуитивно почувствовала, это то, что будут убивать, хотя в тот день я еще не знала, что и в субботу были убийства, но почему-то решила, что будут убивать, и сказала мужу: "Пойди и сними указатель квартир на первом этаже", потому что там наша фамилия - Саркисов, квартира 39. Он ответил: "Что за глупости, такого и быть не может, не надо паниковать". Это было уже в воскресенье. Вечером позвонила свекровь, так как моя дочка с мужем и с маленьким ребенком были у нее, позвонила и сказала: "Не волнуйтесь, у нас отключили телефон, я звоню сейчас с первого этажа, так что знайте". А в понедельник утром она позвонила с работы, она работает воспитательницей в детском саду, и сказала, что вчера звонила с первого этажа, а позже на этих соседей было нападение: убили хозяина квартиры, раздели жену, избивали, она потеряла сознание, потому и осталась жива, они подумали, что уже мертва, а сын выбросился в окно и спасся*.

Свекровь моя живет в 4 квартале, не могу сказать номер дома. Она только сказала, что к ним тоже ломились, но русская женщина с первого этажа сказала, что армяне здесь не живут, уходите, и они ушли. Вы знаете, вот эти ее слова наводят на мысль, что если б работники милиции, участковые хотя бы были где-нибудь в квартале, ведь русская женщина только словами отогнала эту группу преступников, которые убили уже на первом этаже и разграбили квартиру, и только слова, что здесь не живет армянская семья, повернули их назад, я считаю, что помогло бы, наверное, вмешательство милиции, ведь ни одного милиционера, по существу, я не видела во время этих событий.

Дальше. Это было в понедельник, я пошла на работу, еще не догадываясь о масштабах трагедии. На производственном комбинате тоже пока ничего конкретного никто не знал, все были дома, но все видели ограбленные квартиры, сожженные за ночь машины. Сама я по дороге видела разбитый дворец СК, что напротив горкома партии, разбиты были все киоски газетные, где работали армяне, будка, где продавали газированную воду, там тоже работала армянская женщина. Ее будку разбили и квартиру тоже, я проходила мимо этой квартиры. Из разбитых окон были выброшены матрасы и телевизор, это тоже в центре города...

В центре города! Неужели нельзя было избежать этого, неужели не было ни патруля милицейского, никого?! В центре города, на улице Ленина грабили и убивали. Я даже видела квартиру, лоджию, они, видимо, разбили стекло, люди, проживающие там, защищались, бросали баллоны с помидорами, огурцами, они выбросили все, чтобы защитить себя.

На работе ничего особенного не произошло, только сказали, что пришло указание отпускать с работы армян. По крайней мере, на 3-4 дня. Это было в понедельник. Но в воскресенье вечером уже были войска. Может, я не по порядку... Извините за это. Я это хорошо видела, так как они остановились у нас под балконом. Их штаб, видимо, был расположен на площади у горкома партии. Это были курсанты. Я женщина и не особенно разбираюсь в родах войск, но видела, что были внутренние войска и курсанты. Они надели пуленепробиваемые жилеты, каски, у них были щиты и дубинки. Я впервые вот так видела дубинки. Они получили свой сухой паек и пошли, видимо, патрулировать по городу. По-моему, с 1 марта был введен комендантский час. Я не могу сказать, когда был дан приказ применять оружие, видимо, тогда, когда был введен комендантский час. На нашем доме я увидела вывеску о том, что объявлен комендантский час, за подписью генерала Краева. Это единственное, что спасло жителей Сумгаита от истребления. Потому что, если б не были введены войска, пожалуй, ни одного жителя города не осталось бы в живых. Имею в виду армянское население, конечно. Несмотря на комендантский час, они не смогли их утихомирить, боязнь заставила вывести все армянские семьи из микрорайонов на площадь, во дворец СК. Там они охраняли их, там были танки, бронетранспортеры, солдаты в несколько рядов оцепили этот дворец, потом сказали, что охраняли и больницы, детские сады, школы, но это было позже. В клубе СК было огромное количество жителей Сумгаита и детей, и конечно - антисанитария...

Я видела и раненых армян, и порезанных, женщин избитых, с синяками под глазами, окровавленного парня в окровавленной сорочке, он, видимо, чудом спасся, убежал. Ну, как могли помогали, вызвали, видимо, военных врачей, дезинфекцию провели, бесплатное питание, и, конечно – и, конечно! – любая просьба армянской семьи выполнялась военными безоговорочно: куда-то поехать, что-то взять для детей, кто-то еще оставался... Моя дочь тоже там была, решила взять из дому еду и одежду, ее проводили два автоматчика, зашли в квартиру, подождали, она собрала вещи, и они точно так же отвели ее в этот клуб. Разговора о том, что будут увозить армян, пока не было, видимо, ситуация и на первое число была неконтролируемой, очень было сложно, серьезно и страшно. Мы слышали стрельбу с балкона даже среди дня и к вечеру. Первого марта. Это была автоматная стрельба.

До сих пор я не могу понять, почему сумгаитцы стали невинными жертвами? Я, например, совсем недавно узнала, что Нагорный Карабах находится на расстоянии 400 километров от Сумгаита. О проблемах Нагорного Карабаха мы не слышали и не знали. Средства массовой информации освещали их очень скудно, но мы не увидели в этом ничего из ряда вон выходящего. Нам жить было очень сложно. Мы не могли понять, в какой связи на митинге говорят о Карабахе, ведь есть телевидение, газеты, радио...

По существу сумгаитцы – невинные жертвы. Нас убивали спящими. Вы не представляете, что это такое – сидеть и ждать, когда к тебе придут, сидеть у двери и держать топор. Мы знали, что это ничего не даст, они ведь не ходили по одному, по два человека, они шли огромной толпой, все равно бы расправились. До сих пор не могу понять, почему мы, сумгаитцы, стали жертвами преступлений. Во имя чего или ради чего. Я и сейчас этого не понимаю. Может быть, догадываюсь, но понять я этого все равно не смогу.

Все эти события застали жителей врасплох. Наш дом не пострадал. Он находится в таком месте, и если там не было милиции, то были войска. Тут мы были гарантированы. Но вот что меня поразило. Мы дружно жили с соседями, всегда "здравствуйте", "до свидания", одна из соседок всегда приходила к нам звонить по телефону, но когда она увидела демонстрацию во главе с руководителями города, знаете, она злорадствовала и говорила: "Так и надо, так и надо". Почему? Потому что армяне занимают якобы самые лучшие квартиры, самые лучшие должности. Меня это поразило. Сама она занимает прекрасную квартиру, ни в каких правах не ущемлена, наоборот даже. Она работает поваром. И муж ее на заводе работает. Нормальная семья. Дачу имеет. Кто и что мог ей сделать плохого? Но вдруг она злорадствует. Между прочим, я думаю, что квартиры армяне занимают в основном на первых и последних этажах, лучшие квартиры не занимают. Я так полагаю. Я раньше не задумывалась, где азербайджанские семьи, где армянские, я не националист, я не понимаю, что это такое, но когда я шла по улице и видела разграбленные армянские квартиры, они были на первых этажах. Это когда я в понедельник шла на работу. Конечно, следы грабежа были тщательно скрыты, потому что когда я возвращалась через час с работы /я поняла, что оставаться на работе небезопасно/, то увидела, что на центральных улицах все было подметено и баллоны эти, матрацы были убраны. Следы старались скрыть. Остались следы от сожженной машины.

У нас в субботу отключили свет, видимо, когда начались убийства, на 3 или 4 часа, я почему-то запомнила, так как дочка была в Баку. Потом отключили телефоны, вот что удивительно, кому же было звонить и сообщать, что нас убивают или к нам рвутся в квартиры? В нашем подъезде, под нами живет азербайджанская семья, правда, очень приличная семья, у них тоже было отключено. Видимо, так было нужно. Отключено было именно в АТС. Я на улице встретила политработника майора и спросила, каким образом обращаться за помощью без телефона, но не ему было решать, и так все оставалось.

Я разговаривала и с автоматчиками, провожавшими мою дочь домой, они зашли домой, я спросила у них, чего же нам ждать, что будет, они чисто по-русски, потому что молодые ребята, еще объективные такие, они сказали, что виноваты ваши власти, мы даже арестовали преступников, а они их отпустили. Это мне лично эти два солдата сказали, я тоже была поражена, что милиция отпускала, а потом их стали увозить в Баку, в Баиловскую тюрьму. Конечно, все это неожиданно, все это трагедия... Беседовала с майором. Для них тоже, видимо, это было неожиданно. Один солдат, стоявший рядом с офицером, перебил его и сказал: "Здорово нас долбали", военных то есть, это он чисто по-солдатски сказал, он сильно хромал и был поцарапан весь. Я спросила: "Ребята, что же это вы?". Я считала, они вооружены... А он только заявил: "Здорово нас долбали". Говорили, что среди военных есть жертвы, и много. Вот жители видели, даже соседи. Сами военные мне этого не говорили, видимо, боялись, старались не говорить о том, что видели, видимо, это было очень жестоко и страшно, даже они, мужчины, не выдерживали этого... Многие военные хромали, подбитые были, у иных ободраны щеки, но все были на ногах, не было смысла везти в госпиталь. Было страшно смотреть, как солдаты сметану давали армянским детям. Все убежали из дому безо всего, и голодные, и раздетые...

Я собрала всю свою семью и семью зятя и поняла, что их небезопасно держать в нашей квартире. Сказала военным, что у меня дома скрывается армянская семья, я очень волнуюсь, и попросила: если можно, покараульте здесь, проследите. И пришли 17 человек, не знаю - это взвод или что, во главе с офицером. Они ходили рядом, даже ночью поднимались к нам на этаж, проверяли, а на следующий день я спустилась, спросила у военного, какова обстановка? Он очень был нервный такой, расстроенный. Первого числа это было. Он сказал, что сам ничего не понимает, был возбужденный, сказал, что лучше для безопасности отвезите их в горком партии. Тогда не знали еще, что клуб СК будет принимать беженцев, даже они посоветовали идти в горком партии. Сказал, что, может быть, будем отправлять из города. Мы отправились в клуб СК, вся семья там ночевала, на стульях, на креслах, на полу, кто как, потому что там было огромное количество людей. Если откровенно, он битком был набит, я даже не могу сказать, сколько именно человек. Без вещей все были, кто в чем, людей увезли ночью солдаты. Люди схватили детей, спасали себя... В клубе уже было организовано бесплатное питание и кухня походная, что могли – для детей и армян делали.

Там было очень много людей, потерявших своих родственников, близких. Но спрашивать было тяжело и невозможно, чтобы не травмировать, они в себя прийти еще не успели. Одна женщина прибежала, у нее убили мужа. Были, конечно, разговоры, но это было настолько чудовищно, что верить этому не хотелось. Я слушала и думала, может, это преувеличение какое, может, они еще спаслись. Но, думаю, так это и было. 2 марта мы проводили семью дочери на военной машине. Им нужно было отправиться в Челябинск, она там учится в институте. 3 марта мы выехали в Баку, нас удалось вывезти на 7 авто –  я поняла бы, что нас ненавидеть начали, захотели отомстить, но ведь никто понятия не имел... Я считаю, что это было подготовлено. Это была какая-то система, система грабить дома, поджигать, убивать, ломать, отключать телефоны, свет, в один вечер это не могло возникнуть. Можно бросить камень в окно, если ты кого-то ненавидишь, не убивать же, не грабить, не издеваться над девушками. В прессе говорится, что 12 изнасилованных, это же уму непостижимо, если это и так. Если даже верить этим цифрам, то 12 изнасилованных, 26 убитых армян - это уже страшные цифры. Убийство хотя бы одного человека я считаю немыслимой вещью. В СК я слышала, что девушка спаслась одна, была изнасилована, она была там же в клубе. Там кругом страх был, каждый говорил о том, что соседей убили. А одна женщина вообще говорила дикую вещь: ее соседка дала 300 рублей, и они не тронули ни ее, ни ее внуков. Мне показали ее. Дала 300 рублей, сказала - вот все, что у меня есть, только не убивайте моих внуков.

Грабили все. Я не знаю, что делали вначале: убивали или грабили, что для них было более важным, грабеж или убийство? Трудно судить. Видимо, убивали они тех, кто оказывал сопротивление, а заходили в армянские квартиры в первую очередь, может, именно с целью грабежа. Забирали деньги и ценности, а телевизоры, хрусталь они выбрасывали из квартир. Грабили все. Когда я разговаривала с Манвелянами, жена при мне задала вопрос мужу: "Что же, Павлик, осталось в квартире?". Он ответил: "Все растащили, даже ковры посрывали со стен". Это муж говорил жене, видимо, до этого у них времени-то не было это обсудить. Действительно, они были окаменевшие люди, их можно было понять, я даже не смогла задать им ни одного вопроса, это страшно. Что они посчитали нужным рассказать, то и рассказали. По-моему, достаточно одного такого свидетельства, чтобы заклеймить позором этих людей на все века.

И еще меня удивило: когда я шла по улице, разграбленные квартиры были, ясно, армянские. Такая точность. Если это происходит ночью, идет возбужденная толпа, не на каждой двери есть таблички с фамилией жильцов, не в каждом подъезде есть указатель квартир, то как они попадали прямиком в армянские квартиры? Когда мы были в СК, это я говорю о чужих слов, генерал-лейтенант Краев заявил, что списки квартир армян у них каким-то образом имелись. Это мне говорил свекор моей дочери. Он беседовал с генералом Краевым, и тот сказал, что по этому вопросу ведется расследование.

6 апреля 1988г., Ереван

*Речь идет о трагедии семьи Бабаянов, проживавшей по адресу: 4 квартал, д.2/27 а, кв. 12





Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА, Армения, Ереван

stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотвращению ксенофобии"


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info