Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

Книга вторая

  1. Предисловие ко второму тому
  2. Арустамян Лена Ишхановна
  3. Кнарик Аветисян
  4. Айрян Вреж Норайрович
  5. Гаспарян Миша Александрович
  6. Кочарян Гегецик Бахшиевна
  7. Агаджанян Гумаш Папоевна
  8. Балаян Ирина Рубеновна
  9. Гаспарян Григорий Бегларович
  10. Галстян Зоя Сократовна
  11. Абраамян Саркис Айрапетович
  12. Бадунц Меланья Арутюновна
  13. Саркисян Эдуард Михайлович
  14. Ишхан Трдатян
  15. Акопян Низами Суренович
  16. Арутюнян Гумаш Николаевна
  17. Севян Григорий Саркисович
  18. Даниелян Сандухт Суреновна
  19. Габриелян Марита Размиковна
  20. Оганян Валерий Шагенович
  21. Азизбекян Любовь Аяасеровна
  22. Саркисян Юрий Арташевич
  23. Барсегян Эльмира Ервандовна
  24. Ишханян Юрий Владимирович
  25. Арутюнян Размик Айказович
  26. Аракелян Сергей Сократович
  27. Багдасарян Седа Солтановна
  28. Атаджанян Астхик Араевна
  29. Маркарян Римма Тельмановна
  30. Баласанян Гамлет Завенович
  31. Григорян Армен Арташевич
  32. Агасян Ирина Михайловна
  33. Вартанян Григорий Айрапетович
  34. Шахбазян Светлана Арташевна
  35. Анджела Еганян
  36. Энгельс Григорян
  37. Владимир Касабян
  38. Арутюнян Володя Шапагатович
  39. Арутюнян Лусик Давидовна
  40. Бабаян Сергей Размикович
  41. Cафарян Нина Ашотовна
  42. Адян Джульета Яшаевна
  43. Геннадий Асрян
  44. Айрапетян Размик
  45. Ваграмова Ирина
  46. Балуян Владимир Егишевич
  47. Аванесян Аркадий Левонович
  48. Пантелей Меликов
  49. Даниелян Юрий Сергеевич
  50. Аракелян Арсен Арташевич
  51. Авакян Александр Сократович
  52. Лидия Владимировна Рисова

Адян Джульета Яшаевна

27-го февраля в 12.30 мне позвонила невестка и сказала, что ребенок болен. Я пошла к ним и вернулась примерно в 4 часа. По дороге увидела, как мимо толпой проходят какие-то парни. Они были одеты в основном в темно-синюю одежду, желтые полоски сбоку на брюках, в руках несли желтые флаги и металлические прутья. Потом, уже после событий, один мужчина, работник алюминиевого завода, сказал мне, что сам 200 штук этих прутьев изготовил и если бы знал, что для себя их готовит, не делал бы. Директором этого завода был Эминбейли, сейчас он секретарь горкома.

Из толпы кричали, раздавались призывы – долой армян, убивать и жечь армян, Карабах не отдадим. Я решила перейти на другую сторону улицы и с ними вместе дошла до здания горкома, где они все собирались. Некоторые парни из толпы, как циркачи, прыгнули на памятник Ленину. Потом вышла Байрамова, второй секретарь, поднялась на трибуну и рукой вот так вот помахала народу – словно парад принимала. После этого пришел Муслимзаде. Но на трибуну он не поднялся, а подошел к собравшимся. Я не знаю, что там произошло, далеко стояла. Потом увидела, что в одну руку Муслимзаде вложили флаг, а потом сняли с него обувь и дали в другую руку. Он провел их пешком до моря, эту толпу. Я села в троллейбус и поехала домой.

Через несколько часов звонит моя сестра и говорит, Джуля, из дома не выходи, положение тяжелое, знакомый из уголовного розыска звонил и сказал, чтобы не выходили, потому что ситуация серьезная, армян убивают, громят, не можем остановить этих хулиганов. Чуть позже, часов в 7-8 вечера я хотела снова ей позвонить, вижу, телефон не работает. Решила пойти к соседям-азербайджанцам. У сестры никто не отвечал на звонки, и я поняла, что у них телефон тоже отключили. Пришла домой, рассказала – что и как.

Потом утром, часов в 12, телефон вдруг заработал и я позвонила сестре. Слышу, она плачет. Что случилось? Подумала, может на них напали – они в центре живут. Она говорит, не представляешь, что здесь происходит, двух парней соседских убили. Рассказала, что Алик, ее сын, говорит, что его друзей – сыновей Риммы – Валерика и Алика убили1. Я начала сестру успокаивать – мол, что будет то будет, останемся не останемся, родились – умрем. Она спрашивает, у вас такого нет? Говорю – нет, пока тихо. Этот день тоже кое-как прошел, ночью никто из нас не спал, дождались рассвета.

Рано утром опять она звонит и говорит, что напали на дом моего среднего сына Азата. Он жил за Центральной почтой – на улице Ленина, 5-й квартал, 16а, кв. 2. В общем, сестра рассказала, что на дом моего Азата напали, но вышел их сосед, сказал, что здесь армян нет, армяне живут в другом подъезде. Ребенка пожалел, обманул погромщиков, что здесь, мол, армяне не живут. Сестра говорит, хотели дверь сломать, но у него крепкая дверь, не смогли. Оставили и ушли. Потом мы узнали, что в здании, где жил мой сын, армяне просто так не умирали, они защищались и тоже ломали туркам руки-ноги, топором отрубали…. На рассвете, говорят, там видели 2 отрубленные руки. Защищались, пока их самих не убивали.

Я испугалась, вся дрожу, говорю, ты там близко, уже рассвело, могут и на вас напасть. Потом к нам сыновья мои пришли с семьями. Они сварщики и придумали кое-что для защиты: взяли шланг, штуцер присоединили и подключили к газу, чтобы, в случае нападения включить газ, закрыть окно и поджечь. Утром, часов в 10-11 мы услышали, как ГАИ с микрофоном проезжает и объявляет, чтобы армяне из домов не выходили, детей в школу и детсады не отправляли и сидели дома. Положение, мол, сложное, нельзя выходить.

Это уже 29-го числа было. 2 дня мы сидели дома, готовились защищаться. На третий день закончился хлеб и жена моего старшего сына – она русская – решила пойти в магазин – говорит, меня, как русскую, наверное, не тронут. Пошла, купила хлеб и молоко и вернулась, сказала, что полно вокруг солдат, в микрофон объявляют, что они армян пришли защищать, собирают их. Этот день тоже провели дома.

1-го марта рано утром невестка опять вышла в магазин, видит, там уже армяне собрались. Она подошла, спросила – куда их везут, военные ей ответили, что в Баку. Ну мы собрались, все взяли, вышли, видим – броневик какой-то, что ли, или танк, один впереди, другой сзади, друг за дружкой приехали, армян из трех зданий собирают. Мы с плачем сели – оставить дом, все имущество, в одном халате уехать… Понимаете, какое серьезное было положение?

Нас привезли к зданию сумгаитского горкома. Смотрю – столько там армян! Я не думала, что в Сумгаите так много армян живет. А военные в микрофон говорят: может, у кого-то родственники, знакомые где-то остались, скажите адрес, мы поедем, привезем. Короче, мы там остались. Поздно вечером муж говорит, что среди нас есть и люди другой национальности, это военный ему сказал. Потом военные пришли, поднялись на сцену и объявили, чтобы все мужчины старше 16 лет вышли на улицу. Вышли, потом с новыми паспортами их по одному впускали обратно. В этот день, оказывается, двоих турок поймали с двумя бутылками бензина, ночью они должны были взорвать здание. После этого уже они сторожей у дверей поставили, милицию, солдат для проверки: все входящие и выходящие свои новые книжки показывали с фотографиями.

Мы там 11 дней пробыли, и я трех солдат видела погибших. В те дни сумгаитская “скорая” не работала – только прибывшие в город бакинские врачи. Я была ранена, и когда рана воспалилась, меня посадили в машину, чтобы отвезти в операционную. И там, в машине, я увидела трех солдат, их везли, чтобы отправить домой. Я поняла, что они мертвы, потому что на лица были натянуты белые простыни, ноги только были видны этих детей. И врачи между собой возмущались – мол, что происходит, почему в советской стране эти дети должны были умереть…Это было, наверное, 3 марта.

Спустя 11 дней Краев сам пришел в горком, собрание провел. Сеидов с ним пришел, но народ не дал ему говорить, сказали, нам не нужны твои разговоры и просьбы. Я подошла к Краеву, говорю, товарищ генерал, долго мы будем здесь мучиться? Он отвечает – что делать? Если есть возможность выйти отсюда – выходите, а если нет, можете оставаться до мая, потому что до мая я здесь, спасу ваши жизни. Я ему говорю – мол, это какой год, где мы находимся, Германия на нас напала или, может, Америка напала, что нас так убивают. Я, говорю, войны не видела, но сейчас вижу, столько танков и столько солдат в нашем Сумгаите зачем собрались, если ничего нет, зачем армян убивают, если в мирное время живем?

Краев сказал – вы все правильно говорите, немцы даже такого не делали. И рассказал о том, как он получил сообщение о нападении на армянскую семью и поехал туда с солдатами. Пока они добирались, с 5-го этажа парня выбросили, он умер. Потом они поднялись в эту квартиру и увидели, что все разбито, сломано, и женщина лежит убитая – голова отрезана, в животе… живот разрезан и туда голова вложена. Я это от него сама слышала.

1 Братья Альберт и Валерий Аванесяны были одновременно зверски убиты на улице возле своего дома. См. рассказы Риммы Аванесян и Альвины Балуян в сборнике “Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев”, т. 1.

Дополнительные материалы и фото – на сайте karabakhrecords.info





Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА, Армения, Ереван

stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотвращению ксенофобии"


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info