Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

Книга вторая

  1. Предисловие ко второму тому
  2. Арустамян Лена Ишхановна
  3. Кнарик Аветисян
  4. Айрян Вреж Норайрович
  5. Гаспарян Миша Александрович
  6. Кочарян Гегецик Бахшиевна
  7. Агаджанян Гумаш Папоевна
  8. Балаян Ирина Рубеновна
  9. Гаспарян Григорий Бегларович
  10. Галстян Зоя Сократовна
  11. Абраамян Саркис Айрапетович
  12. Бадунц Меланья Арутюновна
  13. Саркисян Эдуард Михайлович
  14. Ишхан Трдатян
  15. Акопян Низами Суренович
  16. Арутюнян Гумаш Николаевна
  17. Севян Григорий Саркисович
  18. Даниелян Сандухт Суреновна
  19. Габриелян Марита Размиковна
  20. Оганян Валерий Шагенович
  21. Азизбекян Любовь Аяасеровна
  22. Саркисян Юрий Арташевич
  23. Барсегян Эльмира Ервандовна
  24. Ишханян Юрий Владимирович
  25. Арутюнян Размик Айказович
  26. Аракелян Сергей Сократович
  27. Багдасарян Седа Солтановна
  28. Атаджанян Астхик Араевна
  29. Маркарян Римма Тельмановна
  30. Баласанян Гамлет Завенович
  31. Григорян Армен Арташевич
  32. Агасян Ирина Михайловна
  33. Вартанян Григорий Айрапетович
  34. Шахбазян Светлана Арташевна
  35. Анджела Еганян
  36. Энгельс Григорян
  37. Владимир Касабян
  38. Арутюнян Володя Шапагатович
  39. Арутюнян Лусик Давидовна
  40. Бабаян Сергей Размикович
  41. Cафарян Нина Ашотовна
  42. Адян Джульета Яшаевна
  43. Геннадий Асрян
  44. Айрапетян Размик
  45. Ваграмова Ирина
  46. Балуян Владимир Егишевич
  47. Аванесян Аркадий Левонович
  48. Пантелей Меликов
  49. Даниелян Юрий Сергеевич
  50. Аракелян Арсен Арташевич
  51. Авакян Александр Сократович
  52. Лидия Владимировна Рисова

Азизбекян Любовь Аяасеровна

Родилась в 1954 г.
Работала старшим оператором.

25 февраля 1988 года я поехала на работу на служебном автобусе. По дороге одна азербайджанка сказала: “Это армянка, не впускайте ее в автобус”. Она, конечно, сказала это шутя, потому что меня уважали. Правда, я ответила, что не хочу больше слышать от нее подобных шуток. По поводу НКАО я ничего не знала кроме того, что передавала пресса. А 26 февраля услышала по телевидению выступление заместителя прокурора CССР о бунте в НКАО и о том, что там было убито два азербайджанца – с указанием их имен, фамилий и возраста. Минут через 20-30 после этого выступления за окном раздались свист и крики.

Мне показалось, они раздаются из телевизора, но муж Алексей сказал, чтобы я посмотрела в окно. Выглянув, я увидела демонстрантов, около 300 человек с флагом республики в руках. Возраст – от 16 до 40 лет. Они прошли по улице Низами на площадь Ленина. Они несли плакаты, транспаранты, но надписи на них я не разобрала, так как у нас угловое окно. В руках у них были также камни, палки, арматура. Вечером пришла моя золовка Аня и сказала, что в городе творится что-то невероятное. Где-то около девяти мы отвезли ее домой на своей машине.

В городе на каждом углу стояли кучки людей по 8-10 человек. Мы поехали по окраине, подальше от центра города, по улице С. Вургуна. Довезли Аню домой, в 10-й микрорайон, и обратно возвращались через центр. Я никак не могла понять, почему народ так возбужден. Когда мы подъехали к высотке в 45-м квартале, там дорогу перекрывали около 50-60 человек, а около автовокзала дорога была перекрыта группой уже в 150-200 человек. Они что-то говорили и размахивали руками. Мы быстро поехали на ул. Ленина и увидели разбитые стекла парикмахерской на ул. Ленина, где работали армяне, сожженную сапожную будку в 4-м квартале.

На площади говорили что-то в микрофон на азербайджанском языке, но я не расслышала. Мы остановились и хотели послушать, о чем идет речь, но какой-то парень-азербайджанец сказал, что здесь нам лучше не стоять, потому что только что тут разгромили автомобиль “Москвич”. Мы отправились домой.

27 февраля вроде с утра все было тихо, но к обеду опять послышался шум. В этот день я никуда не выходила. Звонила знакомым узнать как дела, что нового. И все в один голос говорили только о бунтовщиках, что разбиты все парикмахерские, сапожные и газетные будки, ателье, одним словом все те места, где работали армяне.

От испуга я уже никого из своих из дома не выпускала. 28 февраля позвонила тетя мужа – Седа Саркисян, и сказала, чтобы мы из дома никуда не выходили, потому что они ищут армян, врываются в дома, ломают двери, грабят, издеваются над людьми и убивают их. Спустя некоторое время позвонила племянница, Григорян Камелла, и сообщила, что бандиты ворвались к тете Седе домой. Как выяснилось потом, бандиты увидели во дворе мотоцикл, спросили у соседского мальчика – чей он, и ребенок назвал квартиру. Они сожгли мотоцикл, зашли в подъезд, поднялись на 5-й этаж и стали ломать дверь.

Пока они ломали дверь, тетя Седа, ее муж Гриша и дочь Лаура перешли к соседям-азербайджанцам через балкон. Тетя Седа Саркисян проживает в 3-м микрорайоне . Бунтовщики поломали мебель, посуду, разрезали ковры, забрали документы, деньги, часы, кольца. Кроме того, у тети Седы были деньги, принадлежащие пенсионерке тете Асе – около 800 руб., их тоже забрали. Не успела Камелла сообщить о том, что случилось с тетей Седой, как в нашу дверь позвонили. Я спросила кто там, но ответа не было.

Посмотрела в глазок двери и увидела своего отца – Азизбекян Аяасера Семеновича. Открыла дверь и я не узнала его… Он был весь окровавлен, не мог говорить. Глаза не было видно, он был закрыт синим пузырем, разбита бровь, разбиты рот и подбородок, из уха текла кровь, все тело было страшно избито. Я быстро обработала, промыла, приложила компресс, поменяла ему одежду, на которой чистого места не было, все в крови.Вызвали “скорую помощь”. Было около 21 часа, дежурный назвался Алиевым и обещал, что “скорая” скоро приедет. Но она так и не приехала.

Отец рассказал, что он ехал с базара домой. Не успел трамвай отъехать от остановки, как к нему подошли азербайджанцы и узнав, что он армянин, взяли его за шиворот и выбросили из трамвая. На улице его начали избивать. Их было человек 40-50, били до потери сознания. Отец ничего не мог сделать, так как три месяца назад ладонь его попала под станок и пальцы правой руки были повреждены. К тому же ему 60 лет. 29 февраля утром я сообщила маме и брату и они пришли к нам.

К 12 часам все телефоны были отключены. Вечером 29 февраля все армяне нашего дома собрались у моего соседа по лестничной площадке Габриеляна Сергея, приготовили бензин в бутылках. Шестеро мужчин поднялись на чердак для обороны, а женщины оставались в квартире. Всю ночь мы не спали, ждали нападения. Но на наш дом не напали. На следующий день, 1-го марта, мы отправились в ДК СК, который находится напротив горкома. С 1-го по 9-е марта мы оставались в СК. За это время приходили к нам представители предприятий, ЦК, другие должностные лица, просили о возвращении домой и на работу, гарантируя безопасность.

9-го марта, когда все уже было спокойно, мы вернулись домой. У нас во дворе стояли два автобуса с солдатами, которые всю ночь охраняли дом. 10-го марта мы поехали в кассу и хотели взять билеты на самолет, но нам сказали, что до 27-го все билеты проданы. Добираясь до остановки автобуса, мы остановили частную машину. По дороге моя свекровь начала говорить на армянском и водитель-азербайджанец тут же остановил машину, сказав, что у него, мол, кончился бензин, хотя муж заметил по счетчику, что бензина было много. Мы вышли из машины и кое-как на другой попутке, за большие деньги добрались до Баку. На следующий день мы уже были в Ереване.

20 марта 1988 г.

пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР

Источник: genproc.am





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbfb

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info