Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

Книга вторая

  1. Предисловие ко второму тому
  2. Арустамян Лена Ишхановна
  3. Кнарик Аветисян
  4. Айрян Вреж Норайрович
  5. Гаспарян Миша Александрович
  6. Кочарян Гегецик Бахшиевна
  7. Агаджанян Гумаш Папоевна
  8. Балаян Ирина Рубеновна
  9. Гаспарян Григорий Бегларович
  10. Галстян Зоя Сократовна
  11. Абраамян Саркис Айрапетович
  12. Бадунц Меланья Арутюновна
  13. Саркисян Эдуард Михайлович
  14. Ишхан Трдатян
  15. Акопян Низами Суренович
  16. Арутюнян Гумаш Николаевна
  17. Севян Григорий Саркисович
  18. Даниелян Сандухт Суреновна
  19. Габриелян Марита Размиковна
  20. Оганян Валерий Шагенович
  21. Азизбекян Любовь Аяасеровна
  22. Саркисян Юрий Арташевич
  23. Барсегян Эльмира Ервандовна
  24. Ишханян Юрий Владимирович
  25. Арутюнян Размик Айказович
  26. Аракелян Сергей Сократович
  27. Багдасарян Седа Солтановна
  28. Атаджанян Астхик Араевна
  29. Маркарян Римма Тельмановна
  30. Баласанян Гамлет Завенович
  31. Григорян Армен Арташевич
  32. Агасян Ирина Михайловна
  33. Вартанян Григорий Айрапетович
  34. Шахбазян Светлана Арташевна
  35. Анджела Еганян
  36. Энгельс Григорян
  37. Владимир Касабян
  38. Арутюнян Володя Шапагатович
  39. Арутюнян Лусик Давидовна
  40. Бабаян Сергей Размикович
  41. Cафарян Нина Ашотовна
  42. Адян Джульета Яшаевна
  43. Геннадий Асрян
  44. Айрапетян Размик
  45. Ваграмова Ирина
  46. Балуян Владимир Егишевич
  47. Аванесян Аркадий Левонович
  48. Пантелей Меликов
  49. Даниелян Юрий Сергеевич
  50. Аракелян Арсен Арташевич
  51. Авакян Александр Сократович
  52. Лидия Владимировна Рисова

Бадунц Меланья Арутюновна

Родилась в 1943г.

Я вышла замуж в 1962 г. и в октябре того же года приехала в Сумгаит на постоянное жительство. Была свидетельницей тех бесчинств и насилия, которые творились в Сумгаите с 27 февраля до 29 февраля, до того момента, когда солдаты помогли нам перебраться в здание горкома партии.

27 февраля примерно между 15 и 16 часами я пошла к своей двоюродной сестре Акопян Эмме, которая живет во втором микрорайоне. Там мы пробыли около трех часов, вместе со мной был мой муж Бадунц Гамлет Тигранович. В это время к сестре постучалась наша односельчанка Шахнуманц Марал, которая работала в парикмахерской на площади Ленина. Она сказала нам, что на площади собралось много народа, которые выкрикивают антиармянские лозунги. Услышав это, моя сестра предложила поехать на площадь и увидеть своими глазами, что там творится, потому что мы не верили, что такое может быть.

Я, мой муж, сестра, ее муж и свекровь дочери моей сестры Тереза Агасян сели на машину и поехали на площадь Ленина. Около 19 часов мы приехали на площадь, из машины вышли все, кроме меня и моего мужа, и подошли ближе к толпе. Минут через двадцать они вернулись. После этого мы подвезли сестру и ее мужа к их дому и поехали в шестой микрорайон к будущей свекрови моей дочери Месропян Артик. Оттуда мы забрали мою племянницу и Месропян Свету, дочь Артик, и повезли их к себе домой.

Около 22 часов позвонила Тереза и сказала, что толпа хулиганов идет по улицам, все ломая на своем пути, и страшно кричит. Потом позвонила моя золовка Евгения Акопян и сказала, что директор кинотеатра, в котором она работала, позвонил ей и сказал, чтоб в воскресенье она не выходила на работу. В этот день мой муж должен был пойти на работу, на почту, развозить телеграммы, но не пошел, потому что не был уверен в безопасности. В эту ночь я больше ничего не слышала.

На следующий день, 28 февраля между 7 и 8 часами утра муж поехал на работу, так как позвонил заместитель начальника почты Азиз, фамилию я не знаю, и пообещал, что будет все время вместе с ним. Примерно в 11 часам муж позвонил и сказал, что скоро закончит и придет домой. Около 13 часов он вернулся и рассказал, что на улицах очень много народу, все они что-то кричат. Примерно в 16 часов к нам пришла соседка по площадке и сказала, чтобы мы не выходили на улицу, потому что в городе разбой, убивают и грабят армян.

Я попросила ее купить хлеб и через некоторое время ее сын принес нам хлеб. Они предложили переночевать у них дома, где нам будет безопасней. Около 18 часов моя племянница Этерик Аветисян услышала шум с улицы, Света подошла к окну, посмотрела и в ужасе отвернулась, сказав, что толпа идет в сторону нашего дома. Мы все зашли в квартиру соседей и собрались в их спальне, а сама соседка вышла на балкон, а потом рассказала, что соседи из нашего дома, азербайджанцы, собравшись у подьезда, не пускали туда бандитов.
Она подозвала меня к окну, и я увидела, что с четвертого этажа дома № 65, где живут армяне, мать семейства по имени Света и еще несколько женщин с веранды кричат о помощи. Позже в горкоме я увидела сына Светы и узнала, что его ударили по голове – чем именно не знаю. В окно я увидела, что в сторону нашего дома бежит муж моей золовки Жора Шагаянц. Я вышла на площадку и он зашел к нам в квартиру. Жора рассказал, что к ним во двор ворвалась толпа и хотела перевернуть его машину, но сосед-азербайджанец отогнал их, сказав, что это его машина. После этого мы позвонили его дочери Вале, которая живет в третьем микрорайоне.

Валя попросила нас как можно скорей позвонить в милицию, потому что в их подьезде бандиты зашли в квартиру дяди Саши, их соседа, там стали издеваться над его дочерьми, ломать все в квартире, и она боится, что поднимутся к ним. После этого я позвонила в горком партии по телефону 3-33-54, но ответа опять не было. Я несколько раз пробовала соединиться по тем же телефонам с милицией или горкомом, но вновь безрезультатно. Тогда я позвонила Вале, она взяла трубку и сказала, что в их квартиру уже пытаются ворваться. Я опять стала звонить в милицию и горком и опять без ответа. Я снова позвонила Вале, но услышала в трубке только гудки отбоя.

После этого Жора с женой выбежали из нашего дома, а я пошла к соседке. Эту ночь мы провели у соседей. На следующий день 29 февраля утром пришли Жора с сыном Валериком и рассказали, что 28 февраля ворвавшиеся бандиты убили свекровь и свекра Вали, Чаркеза и Эмму 1, но, как потом выяснилось, Чаркез остался жив. В это время позвонил товарищ по работе моего мужа, Амбарцумян Миша, и спросил, пойдет ли мой муж на работу. Муж ответил: “Ты что, с ума сошел, какая работа сейчас”, на что Миша ответил, что он упаковывает свои вещи и хочет уйти из квартиры.

К нам позвонила также Агасян Тереза и рассказала, что она своими глазами видела, как в 45 квартире, в доме напротив из подъезда вывели совершенно голую молодую женщину и куда-то повели. Примерно в это время пришла с работы моя соседка Гюлюш, на которой был красный головной платок. Я удивилась этому, а она мне сказала, что набросила его из страха, чтобы все знали, что она азербайджанка. Гюлюш была очень взволнована и рассказала, что в городе убивают людей, сжигают дома и убивают даже азербайджанцев, которые прячут армян. Потом пришел ее муж Агапа, он был очень бледен, и сказал, что в третьем микрорайоне творится что-то страшное, настоящая резня.
Мой муж попросил его проводить нас на поезд в любом направлении и дал ему деньги на билеты. Агапа сразу ушел, но очень быстро вернулся. Его жена была у нас дома, он ее отправил домой, а нам сказал, чтоб мы закрыли двери и никуда не выходили. Я сказала Свете и Этерик, чтоб они оделись потеплей, положили в сумку сахар и спички и собрались уходить из дома. Я попросила соседей сохранить у себя приданое моей дочери и, если мы останемся живы, вернуть его нам, а если нет, переслать нашим родственникам в Мартакерт. Они со слезами согласились. Эти вещи до сих пор у них.

Мы вчетвером вышли из дома и направились в сторону дач. Там мы встретили азербайджанца – знакомого моего мужа, имени которого я не знаю. Он предупредил, чтобы мы не шли в сторону дач, однако на вопрос – куда же нам деваться, ничего не смог ответить. Мы решили пойти к железнодорожному вокзалу. Остановившись недалеко от вокзала, начали ждать, пока подойдет какой-нибудь поезд, но увидев, что никакого движения нет, мы решили попробовать пойти к одной знакомой азербайджанке, которая жила недалеко от вокзала. Ее зовут Медина, а мужа Низами, фамилию не знаю.

Дверь в их квартиру открыл Низами, он немой с рождения. Увидев меня, схватил за руку и затащил домой. Потом вышел из квартиры и привел моего мужа и девочек. Эту ночь мы провели у них. От них я позвонила к своей сестре Эмме, которая мне сказала, что в городе уже солдаты и они забирают армян в безопасное место. Я позвонила в горком по указанному выше номеру и мне обещали приехать за нами, но в тот день и ночь не приехали. 1 марта весь день мы провели у Низами, а вечером к его дому подошли два танка и один автобус “Икарус” с солдатами.

Я вышла на улицу, побежала в сторону солдат и попросила помочь нам. Солдаты пришли со мной в дом, где остались мой муж и девочки, и перевезли нас в горком. Через два дня нас в сопровождении военных перевезли в поселок Насосный, в военный городок. Вечером 8 марта я, мой муж и Этерик под охраной солдат вернулись к себе в квартиру. Ее не тронули. А машину наш сосед, имени которого я не помню, спрятал в деревне Джорат, рядом с Сумгаитом. Мы с мужем проводили Этерик из Баку в Мартакерт, после чего поехали в Степанакерт, откуда самолетом вылетели в Ереван.

23 марта 1988 г.
с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР

Источник: genproc.am

1 Эмма Григорян, 58 лет. Обнаженную вывели во двор, посадили на скамейку, прижигали тело сигаретами. Потом надругались, переломали ребра, разбили голову. См. рассказы В. Шагаянц в сборнике “Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев”, т.1, а также Э. Григоряна в настоящем сборнике.





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info