Геноцид длиною в век

Бакинская трагедия в свидетельствах очевидцев

Книга вторая

  1. Предисловие
  2. Роман Абрамов
  3. Наталья Агабабян-Бейли
  4. Алла Белубекян
  5. Ирина Амирбекян
  6. Анна Аталян
  7. Самвел Робертович Антонян
  8. Армида Багдасарова
  9. Владимир Арустамян
  10. Бабаев Эдуард Израилевич
  11. Сергей Бабаян
  12. Эльмира Багдасарова
  13. Эмма Багдасарова
  14. Карен Багдасарян
  15. Ольга Андреевна Бархударова
  16. Валентин, Эльмира, Яна Барояны
  17. Чалян Шаген Андреевич
  18. Армен Данелян
  19. Давид Амирбекян, Линда Айрапетова
  20. Александр Довлатов
  21. Гарибян Светлана Сергеевна
  22. Нелли Тиграновна Гукасян
  23. Эмма Амбарцумова
  24. Марина Айказян
  25. Джульетта Левоновна Айриян
  26. Даниэл Айриян
  27. Гарри Овакимян
  28. Джульетта Ишханян
  29. Роза Касьян
  30. Бетси Кузнецова
  31. Петр Левитин
  32. Маргарита Гайсинская
  33. Степан Мелкумян
  34. Карен Мирзоян
  35. Сусанна и Оксана Мкртичяны
  36. Жанна Мусаелян
  37. Регина Папиянц
  38. Тамара Попова
  39. Светлана Саакова
  40. Любовь Сардарова
  41. Александр, Ольга и дочь Диана
  42. Алла Сарумова-Осипян
  43. София Шахназарова
  44. Жанна Ширазян
  45. Татьяна Титова
  46. Эрнест Грантович Аталян

Наталья Агабабян-Бейли

Наталья Агабабян-Бейли

Папа родился в Баку, родители его родом из Севана. Мамина мама была из Нагорного Карабаха, отец – из Западной Армении. Поехал отдыхать в Нагорный Карабах, там познакомился с бабушкой и решил остаться. Гражданство поменял уже во время Второй мировой войны. Они переехали в Баку, потому что у дедушки был бизнес, вообще семья у него была состоятельная – деньги, недвижимость, свое дело.

В Арменикенде подавляющее большинство жителей были армяне. У нас даже русские и азербайджанцы понимали и разговаривали на армянском, в основном на карабахском наречии. Но вместе с тем все знали: хочешь выбиться в люди – работать и учиться нужно в два раза больше и лучше азербайджанцев. Я закончила школу, поступила в институт на вечерний, днем работала на заводе бытовых кондиционеров. Когда все началось в 1988 году, я сразу почувствовала опасность ситуации. Странно и дико было все это видеть. Проспект Ленина был заполнен толпой, и мне казалось, что конца толпе не видно. Милиция спокойно прохаживалась рядом с митингующими, ничего не предпринимая, чтобы их остановить. Самое ужасное для меня было то, что у людей, с которыми я выросла в одном доме, моих ровесников и друзей, десять лет живших и учившихся вместе со мной, откуда-то мгновенно появились плакаты, повязки с надписью «Смерть армянам!» и «Армяне, убирайтесь из Азербайджана!». У нас в здании на первом этаже, прямо перед лифтом висели металлические доски с фамилиями жильцов и номером квартиры. Их сразу убрали, потому что уж очень легко было по ним определить квартиры, в которых жили армяне. Много у меня таких отрывочных деталей в памяти осталось…

Я уже сказала, что работала тогда на заводе кондиционеров, в профсоюзе. Это было очень крупное предприятие. Печатала на машинке, никакой должности у меня не было. Но через мои руки проходили документы, и я видела – даже записывала первые недели – сколько армян увольняли и сколько азербайджанцев принимали на работу. Все должно было проходить через профсоюз – печати, взносы, документы. Это действовало очень угнетающе. А по вечерам я ходила в институт и готовилась к очередной сессии. Педагоги меня знали, а преподаватель математики – азербайджанец – все время говорил, что я его любимая ученица. И вот прихожу я сдавать ему экзамен, а он так на меня смотрит и говорит: «А что ты здесь делаешь?» Я отвечаю, что хочу сдать экзамен. В билете было три вопроса, я все написала. Преподаватель не глядя взял мой билет и листок с ответом и выбросил, взял зачетку, поставил тройку и сказал, что ставит только потому, что я одна из его лучших учениц. И добавил: «Уходи, и чтобы я тебя больше на территории института не видел!» У меня было такое чувство, будто меня ударили, пощечину дали.

Потом я поняла, что он еще был из приличных, потому что другие просто издевались над студентами-армянами. К примеру, сдала я чертежи, а педагог даже не посмотрела их, сразу заявила, мол, придешь на пересдачу. И я вот так таскалась с Арменикенда в этот институт – на автобусе до метро, потом снова на автобусе… А на автобусе, тем более вечером, было опасно. Самый неприятный момент был, когда мы проезжали через Арменикенд и водитель объявлял, что останавливаться не будет – и не дай Бог, если кто-то говорил, что ему нужно выйти. Я, конечно, молчала, выходила на следующей остановке и пешком шла домой.

Какая-то эйфория царила в те дни у азербайджанцев, они все были радостно-возбужденные. Бегали туда-сюда, ходили на демонстрации, толком и не работали. Я старалась не выходить из отдела, у нас работали трое армян и трое азербайджанцев. И вот один, который ко мне очень хорошо относился, потому что я ему иногда по-приятельски что-то печатала, как-то пришел и бросил мне на стол документы – мол, напечатай. И вышел. А я работала на электрической машинке. Через какое-то время он пришел и так грубо спрашивает, почему не готово… Я говорю, машинка испортилась. Он вытащил складной нож и начал в ней ковырять. Там что-то бабахнуло – замыкание получилось, я отскочила в сторону и говорю, что надо было электричество отключить, а потом уже копаться. И тут он с этим открытым ножом стал бегать за мной по кабинету. Мне казалось, это кино: я увертывалась, стол двигала ему под ноги, сумку бросала… словом, спасалась, бегая от него по всему кабинету. Закончилось тем, что я выбежала из здания, а он все еще мчался за мной. Даже не знаю, когда этот тип перестал меня преследовать с ножом в руках, потому что я просто выбежала с территории завода и поехала домой. Моя мама работала на этом же заводе начальником бюро стандартизации. Я ей сразу позвонила, она сказала, что сама закроет мою трудовую и напишет от моего имени заявление, потому что возвращаться на завод мне совсем не хотелось. Так я осталась дома и уже не ходила ни в институт, ни на работу.

И вот однажды, когда я была дома одна, кто-то стал ломиться в квартиру. У нас была прочная, металлическая дверь. Позвонила папе, он недалеко работал, сразу прибежал, но, конечно, за дверью уже никого не было. После этого папа с другом, нашим соседом, каким-то образом подключили электрический ток к двери. И если бы кто-то попытался ее взломать, с обратной стороны я могла замкнуть цепь, чтобы человека стукнуло током. Слава Богу, не пришлось...

Расскажу еще одну историю. Я шла домой с автобусной остановки и вдруг поняла, что за мной идет толпа. Не знаю, сколько там было людей, но мне показалось, что тысячи. Один из тех, кто шел впереди, стал по-азербайджански со мной заигрывать. Говорил что-то типа, красивая девушка, пойдем с нами, сейчас надо быть всем вместе. Я испугалась, потому что по-азербайджански хоть и говорила, но не так, чтобы поддержать разговор. Поэтому все улыбалась ему, как бы взаимно… Так мы подошли к нашему дому, а у нас было два подъезда, второй был проходной. Я пропустила наш подъезд и как только подошла ко второму, начала бежать. Он сразу понял, почему я убегаю, начал кричать «эрмени, эрмени!» и бросился за мной. Я поднялась на второй этаж, спряталась за большую колонну, а он побежал наверх. Таких моментов было много, сохранились в памяти какие-то обрывки.

Когда папа решил наконец купить билеты на самолет и пошел в кассу, там уже были огромные очереди. Он ходил день, два… На третий вернулся и говорит: «Я ничего не понимаю, прохожу – пустая улица, захожу – никого нет… На меня как-то странно посмотрели, но продали четыре билета…» Потом только мы узнали, что там людей забивали до смерти, убивали. Азербайджанцы знали, что у авиакассы всегда много армян, и стали их избивать, выгонять оттуда. А папа совершенно случайно пришел как раз в тот момент, когда они всех разогнали, и взял билеты.

Потом он нанял какого-то частника, потому что таксисты отказывались везти в аэропорт, нас посадили в закрытый микроавтобус, и так мы добрались до аэропорта, где тоже было очень страшно. Мы еще помыкались какое-то время в Армении и Москве, прежде чем приехали сюда, в Америку. И я никогда не прощу Горбачеву его слова: «Подумаешь, на три дня опоздали в Баку!».

Лансинг, штат Мичиган, США.
09.04.2016 г.





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info