Геноцид длиною в век

Бакинская трагедия в свидетельствах очевидцев

Книга вторая

  1. Предисловие
  2. Роман Абрамов
  3. Наталья Агабабян-Бейли
  4. Алла Белубекян
  5. Ирина Амирбекян
  6. Анна Аталян
  7. Самвел Робертович Антонян
  8. Армида Багдасарова
  9. Владимир Арустамян
  10. Бабаев Эдуард Израилевич
  11. Сергей Бабаян
  12. Эльмира Багдасарова
  13. Эмма Багдасарова
  14. Карен Багдасарян
  15. Ольга Андреевна Бархударова
  16. Валентин, Эльмира, Яна Барояны
  17. Чалян Шаген Андреевич
  18. Армен Данелян
  19. Давид Амирбекян, Линда Айрапетова
  20. Александр Довлатов
  21. Гарибян Светлана Сергеевна
  22. Нелли Тиграновна Гукасян
  23. Эмма Амбарцумова
  24. Марина Айказян
  25. Джульетта Левоновна Айриян
  26. Даниэл Айриян
  27. Гарри Овакимян
  28. Джульетта Ишханян
  29. Роза Касьян
  30. Бетси Кузнецова
  31. Петр Левитин
  32. Маргарита Гайсинская
  33. Степан Мелкумян
  34. Карен Мирзоян
  35. Сусанна и Оксана Мкртичяны
  36. Жанна Мусаелян
  37. Регина Папиянц
  38. Тамара Попова
  39. Светлана Саакова
  40. Любовь Сардарова
  41. Александр, Ольга и дочь Диана
  42. Алла Сарумова-Осипян
  43. София Шахназарова
  44. Жанна Ширазян
  45. Татьяна Титова
  46. Эрнест Грантович Аталян

Жанна Ширазян

Жанна Ширазян

Мои предки родом из Карабаха, жили в Шуши. Дед был владельцем почты когда началась резня, семью спас слуга-азербайджанец, он спрятал их всех и потом перевез каким-то образом в Баку. Я не видела ни деда, ни бабушку, это мне мама рассказывала. Она еще вспоминала, как со своей младшей сестрой убегала по крышам. Моя мама была очень робкой, тихой и забитой девочкой, а сестра, хотя и младше была, но очень отчаянная. И когда за ними погнались азербайджанцы, тетя залезла наверх, чтобы убежать, и начала с крыши на крышу перепрыгивать. Мама осмелела, и сама тоже прыгнула. Это все, что я знала о ее детстве. И всегда упрекала маму в том, что пережив резню в начале века, она снова приехала жить в Азербайджан, где все это повторилось спустя много лет.

Я родилась и выросла в Баку. Никаких проблем у нас не было. Муж работал в Академии наук Азербайджана, где был, по-моему, единственным армянином на руководящей работе. Просто им очень нужен был специалист по физике и электронике. Азербайджанца не нашли и вынуждены были взять армянина. Шесть лет он был исполняющим обязанности, и только потом его утвердили, хотя обычно испытательный срок шесть месяцев. В Баку везде было так: первое лицо – азербайджанец, а его заместителем или главным инженером уже мог быть армянин, еврей или еще кто-то.

К тому времени, когда начались все эти события, мы получили хорошую квартиру в элитном, специально построенном для правительства доме. Там же получил квартиру и мой коллега, у которого свояченица жила в Сумгаите. И вот в феврале 88-го он поехал туда с семьей на три дня и попросил присмотреть за квартирой. А на следующий день неожиданно вернулся, весь такой взбудораженный. На наш вопрос, что случилось, ответил, что ему стыдно говорить о том, что творится в Сумгаите. Потом рассказал, что там начались погромы, магазины поджигают, громят, и вообще что-то ужасное творится. И добавил, что ему стыдно говорить, но громили только армянские магазины. Рассказал, что его сумгаитская родственница внешне не очень похожа на азербайджанку, и они увезли семью на окраину города, чтобы ее не приняли за армянку. Вот так я узнала о том, что произошло в Сумгаите.

Потом, когда события стали быстро развиваться и начали распространяться страшные слухи, я заметила, как этому соседу скорую за скорой вызывают. Спросила его, мол, в чем дело, такой молодой, откуда проблемы? А они очень уважали нас. Оказывается, он знал, когда будет погром в нашем доме, знал, что есть списки армянских квартир. Он все это знал, но стеснялся мне сказать. И сильно переживал из-за этого. Потом мне соседка говорит, дескать, Жанна, все армяне уезжают, а ты убираешь и наряжаешь квартиру, словно ничего не происходит. Я говорю, семьдесят лет советской власти, неужели завтра придут и за цвет волос или еще за что-то будут резать? Со смехом говорю, с юмором, мол, ерунда все это, пройдет.

Но вскоре после этого произошел случай с моим сыном, и мы уже решили что-то предпринять. Сын с товарищем пошли покупать билет в Москву для другого товарища, он должен был уезжать. И вот он стоял на троллейбусной остановке и ждал транспорта. В это время уже проходили митинги и войска стояли на улицах, перекрыв весь армянский район. Но толпа ворвалась с другой стороны – со стороны вокзала, и дошла до этой остановки. Сын сел в троллейбус, а следом вошла целая группа этих вот разъяренных азербайджанцев. Водитель закрыл двери и тронулся. Эти бандиты приказали всем пассажирам приготовить паспорта для проверки. Слава Богу, до сына не дошли, он на первой же остановке вышел и пешком добрался домой. И сказал, что в армии много чего случалось, но такого ужаса он не видел. Мы тут же решили уехать. У мужа была возможность брать билеты на любой самолет в первую очередь, и мы сразу же отправили детей в Москву. А сами оставались до лета, пока моя ереванская сестра не настояла на том, чтобы мы с мужем тоже покинули Баку. Взяли пару летних вещей и с маленьким чемоданчиком поехали в Ереван, будто бы в отпуск. Думали, все нормализуется и мы вернемся.

Из Еревана я часто говорила по телефону с соседкой, которая рассказывала, что в Баку творится нечто невообразимое. А мне надо было ехать за теплыми вещами, уже холодно стало. И я решилась поехать – одна, муж тогда отправился в Москву насчет работы. Мы договорились, что он оттуда приедет в Баку. Его шофер-азербайджанец встретил меня, подъехал прямо к самолету и отвез домой. Я вошла в свою квартиру, все вроде было нормально. Но потом начались сумасшедшие звонки с угрозами типа: «Ты еще здесь? Мы тебя убьем, мы тебя подожжем, уничтожим...» И так каждые пятнадцать минут, все 8 дней моего пребывания там. Соседи, те самые, приносили мне продукты. А до этого мы провели шнур нашего телефона к ним домой, чтобы они тоже пользовались, потому что у них не было телефона. Они были очень нам благодарны. Когда мне звонили с угрозами, они тоже поднимали трубку и слышали все. И переживали.

А мне еще надо было теплые вещи для тети взять из ее квартиры. Вышла, чтобы пойти туда, и увидела, что творится на улице, увидела эти толпы… Стало страшно. Кое-как, окольными путями добралась до тетиного дома, взяла вещи и по той же дороге вернулась домой. И решила, что пропади все пропадом, но я больше не выйду. Муж приехал за мной, говорит, давай попробуем вывезти какие-то вещи. У нас был большой богатый дом, у обоих служебные машины, плюс свой автомобиль. Но я сказала, что мне ничего не нужно, хочу только уехать из Баку, пусть все это останется «дружественному» Азербайджану. Так и уехали, оставив все там.

В Москве жили на квартире, работал только муж. С нашей бакинской квартирой ничего не случилось, ее не разгромили, потому что там все было сделано очень красиво. Мы на пятом этаже жили, новые хозяева пригнали пожарную машину с подъемным краном, чтобы не повредить ничего, просто сняли стекло на кухне и зашли. Наша квартира досталась какому-то важному чиновнику.

Шарлотт, штат Северная Каролина, США.
10.04.2016 г.





stop

Сайт создан при содействии Общественой организации "Инициатива по предотворащению ксенофобии"

Armenia

Подготовлено при содействии Центра общественных связей и информации аппарата президента РА Армения, Ереван


karabakhrecords

Copyright © KarabakhRecords 2010

fbfbyoutube

Администрация готова рассмотреть любое предложение, связанное с размещением на сайте эксклюзивных материалов по данным событиям.

E-mail: info@karabakhrecords.info